Игорь Драко. СТРАСТИ. Они подарили Беларусь Лукашенко

Удивительное дело: белорусы и белоруски, которым пока не исполнилось 38 лет, никогда не голосовали на честных и свободных выборах...

Игорь Драко

Игорь Драко. Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Удивительное дело: белорусы и белоруски, которым пока не исполнилось 38 лет, никогда не голосовали на честных и свободных выборах. В 1994 году им не было 18-ти, поэтому они не могли проголосовать «за» Лукашенко, в первый и последний раз выигравшего у своих соперников в демократической борьбе. Позднее многие из этой категории граждан, быть может, и поддерживали бессменного президента Беларуси, но их поддержка ему не была особенно нужна, так как выборов не стало, их место заняло мастерство подсчета голосов.

Если вам не нравится «режим Лукашенко», то, по крайней мере, одну большую группу своих сограждан вы не должны обвинять в том, что этот режим состоялся. Они были слишком молоды, чтобы помешать восшествию на белорусский престол Александра из Шклова. Но кто-то же привел Лукашенко к власти? Да, это сделал белорусский народ. Точнее, большинство избирателей, пришедших в день голосования к урнам. Получается, вроде никто и не виноват.

Устраивает вас такой ответ? Нет? Значит, ищем виновных.

А чего народ вообще пошел на выборы? Он что, просил у парламента выборы? Не просил. Парламент сам придумал, что стране нужен президент. Ну, или не сам, а с подсказки тогдашнего премьер-министра Вячеслава Кебича, страстно желавшего называться президентом.

Все первые лица в СНГ президенты, а он вроде как и первый в Беларуси, но не президент, потому что еще есть председатель Верховного Совета. Проворачивается чисто бюрократическое дельце — и председатель Верховного Совета Мечислав Гриб не скрывает своей радости, когда депутаты утверждают пост президента. В Беларуси будет президент, счастье-то какое!

Появился пост — появились и претенденты на него. В результате, Кебич еле-еле пробивается во второй тур, где с треском проигрывает депутату Лукашенко. Иначе и быть не могло, ведь Кебич для избирателей был тем, кто довел страну до ручки. Свой голос за него отдали только те, кто всегда, при всех раскладах и в любой стране голосует за власть.

Итак, первый виновный — Вячеслав Кебич, в 1994 году премьер-министр Беларуси.

Второй виновный — та часть депутатов, которая продавливала законопроект об учреждении поста президента.

Выборы президента в 1994-м проходили в два тура. Кто, кроме Кебича и Лукашенко, был кандидатом? Называть всех четверых не имеет смысла, так как имена двух из них не «цепляют» современную аудиторию. Имена оставшихся претендентов на президентский пост по-прежнему на слуху (хотя их возраст и стиль жизни сегодня уже не позволяют говорить о них как о политиках): Зенон Пазьняк и Станислав Шушкевич.

Начнем с Шушкевича. Шансов стать президентом у него не было. Причина в том, что его имя шло в связке с именем премьера. Кто подписывал бумаги о прекращении существования СССР в Беловежской пуще? С белорусской стороны — Шушкевич и Кебич. В 1991-м Станислав Шушкевич был председателем Верховного Совета БССР. Советский Союз развалили (на радость национально-ориентированной интеллигенции, но без мыслей о народе, который и выберет через три с половиной года Лукашенко президентом), после развала союза не сумели должным образом наладить хозяйственную и социальную сферы.

Понятно, что премьер и спикер были заложниками исторического момента (к тому же Ельцин и Кравчук очень хотели стать «настоящими президентами»), но народу плевать на такие тонкости: разваливали СССР — дайте хорошей жизни без СССР, не даете хорошей жизни — пусть Лукашенко руководит страной, может, у него лучше получится.

Словом, на третьего виновного Станислав Шушкевич «тянет» безо всяких преувеличений.

Четвертый — Зенон Пазьняк.

Тут все просто. Напугал. Говорить только по-белорусски, а Россия — враг. Кто за такого будет голосовать? А если, не дай бог, выберут? Ой, нет! То ли дело Лукашенко: за союз с Россией и говорит по-русски с привычным для белорусского уха акцентом. Истеричному национализму Пазьняка избиратели предпочли сдержанную «тутэйшасць» дерзкого Лукашенко.

Разумеется, «вела» Александра Лукашенко во власть его команда. Сейчас о членах той команды говорят мало, и многих вспомнили только в связи с двадцатилетием Лукашенко-президента. Остался в политике, пожалуй, один Анатолий Лебедько. В 1994-м он был среди «молодых волков», «выгрызавших» Беларусь у старой номенклатуры, сейчас он оппозиционер, руководитель Объединенной гражданской партии и в соответствии с решением партии будет сражаться за звание «единого кандидата-2015» на Конгрессе демократических сил.

Пятый виновный — Анатолий Лебедько (не он лично, а как один из «молодых волков»).

Шестой — Михаил Мясникович, нынешний премьер-министр Беларуси. Он не был в команде Лукашенко. Мясникович поступил разумнее: пришел в команду Лукашенко, как только Кебич, у которого он был замом, проиграл.

На хитром Михаиле Владимировиче и остановимся.

Я назвал перечисленных здесь людей виновными, хотя, по сути, таковыми они не являются. Они причастны, не более того.

Кто из них умышленно действовал так, чтобы создать идеальные условия для прихода к власти такого политика, как Александр Лукашенко, и чтобы в 2014 году в Беларуси был президент с тем же именем? Никто. Но и сказать: «Это Лукашенко плохой, а вы молодцы», — не представляется возможным.

История, она такая: ты вроде ничего не делал для наступления конкретных нежелательных последствий, а они наступают, в том числе и по твоей вине.

Получается, моя статья о роли личности в истории… Ну, пусть так. Другие личности сегодня на ум не пришли.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».