Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Плацкартный дивертисмент

Подходит к развязке сезон отпусков. Позади остаются часы и дни, проведенные в хлопотном мире плацкартных вагонов...

Летит к исполнению лето. Подходит к развязке сезон отпусков. Позади остаются часы и дни, проведенные в хлопотном мире плацкартных вагонов.

Кастрировать того бы чудозвона,
который изобрёл для жел-дорог
суровый мир плацкартного вагона,
мир узких полок и широких ног.

Шагаешь так иной раз по проходу,
виски скобля о пятки и носки,
и всю нашу двуногую природу
клянёшь в порыве гнева и тоски.

А пьяные попутчики с их срачем?
А курицы в обёртке из «СБ»?
В плацкарте мы всегда так мало значим,
но быстро покоряемся судьбе.

Когда бы я имел златые горы
(ну, или президентские пятьсот),
билет бы брал на фирменный и скорый,
в СВ, где ни обёрток, ни босот.

Я сел бы в поезд Лондон-Молодечно,
а, может, и в Барановичи-Рим,
и там бы наслаждался бесконечно
рулёзным путешествием своим.

Проездом из Бобруйска или Ниццы
я жил бы так, что мама не скучай,
меня бы обожали проводницы
и звали бы в купе к себе на чай.

Ни пятки, ни газетные огузки
уже бы не ломали мне азарт...
Но я простой мечтатель белорусский,
и жизнь моя — босяческий плацкарт.

Скудны ко мне фактические боги,
да я на них в обиде не силён:
не боги создавали жел-дороги,
а некий параллельный чудозвон.

Меня прижали к полке — буду узким.
Мне тычут в уши пятками — утрусь.
Я — будничный мечтатель белорусский.
Не боги создавали Беларусь.

 

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».