Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Бабье это

Бабье лето — чудесная пора. Моё второе любимое время года — после весны...

Бабье лето — чудесная пора. Моё второе любимое время года — после весны. Хотя весна на него совсем не похожа. Если весной в воздухе колышется дух предвкушений и надежд, то ведущая нотка бабьего лета — даже в самые изумительные деньки — светлая грусть по чему-то уходящему. Это как последние минуты перед отправлением поезда, когда провожаешь дорогого тебе человека, зная, что тот никогда не вернётся…

С утра Тарковского читаю наизусть,
по клейким улицам бродя неторопливо.
В осадке лета преет солнечная грусть,
и лист осиновый дрожит на грани срыва.

А завтра грянут трёхэтажные дожди,
и ветер северный закрутит хали-гали.
Великих благ от лета бабьего не жди —
иначе бабьим бы его не называли.

По бабьей части был вообще Создатель скуп.
Или ленив. Или лукав. Но только кроме
упругих сисек, длинных ног и пухлых губ
чего ловить в его межрёберном рандоме?

Нет-нет, возможно, и пахал он словно краб,
но в плане смысла был нам явно не союзник:
всё в этом мире и из баб, и из-за баб —
а счастья с них, как с вентилятора подгузник.

Всё — бабье лето: ясных дней веретено
с любовью истой кроет золотом дорожки.
Но ведь изменит, кинет, канет всё равно
в немую Лету, в стынь вокзальную с подножки!

Зачем же дразнит так искусно и хитрó,
как будто праздники сулит и ключ от рая,
маячит зайчиком у эркеров метро,
на паутинке, как на скрипочке, играя?

Морочит всею гаммой губ своих и ног,
чтобы не только через дни — и через годы
я не забыл бы этот редкий островок
тепла и блядства в море догм и непогоды.

Я не забуду. В этом деле я — мастак:
мной не забыта ни одна ещё собака.
Всю жизнь Тарковского читаю как дурак,
а надо было бы Ли Бо и Керуака.

Чтобы сначала самолёты (небеса),
а бабы (девушки) — потом, и то не сразу.
Бурлит чифирь на керосинке полчаса,
не приближая ни к оргазму, ни к экстазу.

Фантомным эхом ноет жилка у ребра,
недостающего по воле Миродела...
О, бабье лето, ты — волшебная пора!
Была бы.
Если б длилось вечно
и всецело.

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».