Владимир Ковалкин. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Имитация борьбы с коррупцией

Никаких реальных улучшений в вопросе борьбы с коррупцией не предвидится…

Владимир Ковалкин. Окончил Академию управления при президенте Республики Беларусь, получил степень бакалавра экономики, а позднее — магистра экономики. Магистр гуманитарных наук по политологии (ЕГУ, программа «Публичная политика»). Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART.

11 сентября закончился прием предложений и замечаний по проекту закона «О борьбе с коррупцией» в рамках общественного обсуждения, инициированного президентом. Андрей Кобяков, глава Администрации президента, в ходе своей рабочей поездки по Могилевской области заявил, что закон будет доработан, отшлифован, но в него не будут внесены какие-то серьезные концептуальные изменения. А если так, то общественные обсуждения устраивались только для отвода глаз?

Интересным фактом является то, что периодичность обновления антикоррупционного законодательства сильно коррелирует с выборами президента Беларуси. Так, действующий закон «О борьбе с коррупцией» был принят в 2006-м, а это как раз год президентских выборов. Сроки принятия и исполнения программ по борьбе с коррупцией также удивительным образом совпадают с президентскими выборами: 2002-2006, 2007-2010, 2010-2012, 2013-2015.

Действительно, антикоррупционная риторика выгодна для власти особенно в преддверии крупных политических событий, ведь эта проблема волнует белорусское общество. Национальный опрос Независимого института социально-экономических и политических исследований за июнь 2014 года показал, что 23% респондентов считают коррупцию важной проблемой белорусского общества, 30% уверены, что белорусскому президенту не удастся добиться успехов в борьбе с ней, а еще 21% уверен, что президент так или иначе зависит от коррумпированных чиновников.

Однако, несмотря на постоянную борьбу с коррупцией с высоких трибун и серьезные обновления законодательства, Беларусь стабильно занимает 123-е место по уровню коррупции в рейтинге Transparency International, что относит нашу страну к последней трети участников списка.

Власти очень болезненно воспринимают такие рейтинги, но анализ официальной статистики показывает, что ситуация с коррупцией в Беларуси носит постоянный характер. Так, в 2011 году было зарегистрировано 2400 коррупционных преступлений, в 2012-м — 1779, в 2013-м — 2301. В то же время в Финляндии, занимающей 3-е место в рейтинге Transparency International, в среднем в год регистрируется 10-20 коррупционных преступлений. Так чему же так удивляются белорусские власти?

Основная проблема в том, что и в действующем законодательстве, и в новом проекте закона «О борьбе с коррупцией» власти традиционно делают ставку на привычные силовые методы, которые уже давно исчерпали свою эффективность.

Например, Генпрокуратура считает революционной меру об изъятии имущества, приобретенного за коррупционные доходы. А это самое имущество и доходы будут выявляться с помощью декларирования, которое должны будут осуществлять не только должностные лица, занимающие ответственное положение, и лица, поступившие на госслужбу путем избрания, но и проживающие совместно с ними супруги, дети и близкие родственники.

В свою очередь государственные служащие будут обязаны представлять декларации в государственные органы, в которых они занимают должности. Получается парадоксальная ситуация, когда пчелы против меда? Почему бы законодательно не обязать чиновников публиковать декларации в открытом доступе в интернете на официальных сайтах либо на едином централизованном портале, чтобы каждый гражданин мог сравнить доходы чиновника с его расходами?

Хотя в проекте закона и декларируется необходимость общественного контроля и надзора над деятельностью государственных органов, в нем нет серьезных инструментов его реализации. По сути, игнорируется возможность использования бесплатного, с точки зрения государства, ресурса НГО, активистов, журналистов в выявлении и проведении предварительных расследований коррупционной деятельности.

Для проведения общественных и журналистских расследований нужно, во-первых, максимальное раскрытие информации, необходимой для проведения таких расследований. Во-вторых, позитивная информационная поддержка государственными медиа и высшими должностными лицами государства подобных инициатив. Наконец, не будет лишней и финансовая поддержка НГО через механизм государственного заказа.

Но будут ли внесены в проект закона «О борьбе с коррупцией» такие серьезные концептуальные изменения?

Андрей Кобяков уже ответил на этот вопрос, а значит, никаких реальных улучшений в вопросе борьбы с коррупцией не предвидится.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».