Владимир Ковалкин. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Модернизация контроля

В последнее время на фоне внешнеполитических событий из публичной риторики властей совершенно выпала тема модернизации...

Владимир Ковалкин. Окончил Академию управления при президенте Республики Беларусь, получил степень бакалавра экономики, а позднее — магистра экономики. Магистр гуманитарных наук по политологии (ЕГУ, программа «Публичная политика»). Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART.

В последнее время на фоне внешнеполитических событий из публичной риторики властей совершенно выпала тема модернизации.

Отгремели почти год назад разбирательства на «Борисовдреве», вылившиеся в уголовное дело в отношении бывшего директора предприятия, провела свою работу межведомственная рабочая группа, которой ставилась задача изучить и исправить недостатки строительной отрасли до конца лета 2014 года, даже был подготовлен проект указа «О совершенствовании работы с руководящими кадрами». Традиционно все выводы были силового характера: ужесточить, посадить, наказать.

Но реальных дел по улучшению экономики государственных предприятий и повышению ответственности чиновников перед обществом мы не видим. В общем, пошумели и забыли. А если так, то, может быть, стоило начать с модернизации системы контроля над государственными делами?

Когда правительство и чиновники говорят о модернизации, они чаще всего подразумевают обновление машин, оборудования, технологических процессов и приведение их в соответствие с современными нормами и показателями качества. Валидаторы в общественном транспорте, строительство новых и реконструкция старых молочно-товарных ферм, новые деревообрабатывающие цеха — всё это и есть модернизация в глазах чиновника. В реальности такая деятельность часто выливается в закупку нового оборудования за огромные государственные (а значит, наши с вами) деньги с последующим складированием, ржавлением и устареванием.

В чем интерес для чиновника и госдиректора в такой модернизации? Все очень просто: обновление оборудования требует денег из бюджета, а где большой поток «халявных» денег, там директор может организовать ручеек для себя, любимого, и для того чиновника, который его назначил. А если директор случайно выполнит какие-нибудь показатели по валовому производству, то ему еще и премию дадут, и грамоту выпишут, и в кадровый резерв на повышение включат.

А если директор показатели не выполнит, то пойдет другое предприятие «модернизировать». Тут главное не попасть под раздачу, как директор «Борисовдрева». Но даже при всем обилии контрольных и надзорных органов, при условии бесконечных ужесточений законодательства и проведении показательных карательных мероприятий руководством страны шанс быть пойманным крайне низкий. Потому что за каждым директором проверяющего не приставишь, а за каждым проверяющим — прокурора, а за каждый прокурором — сотрудника комитета.

Понимаем это мы с вами, понимают это и они. А значит «замодернизируют» они страну до полного «модернезица».

Такое положение дел неизбежно при уповании лишь на силовой метод контроля над чиновниками, при полном отсутствии подотчетности гражданам и обществу. Сказываются отголоски старой советской системы, когда существует жесткость и сложная иерархичность в принятии решений, когда возможность их принятия замыкается на верху «вертикали власти», когда влияние чиновника основывается на его персональных связях, а жесткое законодательство подрывается вертикально организованным патронажем.

В Китае, например, за коррупцию предусмотрена смертная казнь. Куда жестче? Но, несмотря на это, существенно снизить коррупцию и случаи сговора предпринимателей и чиновников по принципу «твоя власть — мои деньги» не удается, а страна находится в аутсайдерах на 80-м месте по рейтингам Transparency International. Если мы ориентируемся на опыт Китая, то это явно не тот рецепт, которым нам стоит пользоваться.

Опыт скандинавских стран, напротив, подтверждает, что подотчетность обществу является необходимым условием устойчивого развития. А она основывается на прозрачности действий чиновников и свободе информации. Так почему бы руководству Беларуси вместо бессмысленной растраты средств на государственные программы по модернизации производств не заняться созданием условий для общественного контроля? Почему бы не призвать на службу по сути бесплатный ресурс общества и журналистов?

В законе «О борьбе с коррупцией» можно предусмотреть статьи об обязательной публикации госслужащими деклараций о доходах и имуществе, тогда любой сосед чиновника мог бы сравнить декларацию и реальный уровень жизни семьи бюрократа.

Контракты, заключенные в результате государственных тендеров, также необходимо публиковать, тогда проигравшие компании смогут следить за соблюдением условий контракта их конкурентами-победителями, а журналисты выявлять «карманные фирмы» государственных директоров и проводить свои расследования.

Кроме закона «О защите информации», нам необходим закон «О свободе информации».

И если руководство страны действительно обеспокоено снижением уровня коррупции и необходимостью технического обновления государственных производств, то именно с модернизации системы контроля над государственным аппаратом ему и стоит начать.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».