Наталья Рябова. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Убедиться, что мы думали

Оценка регулирующего воздействия законодательных актов стала обязательной процедурой в Евразийском союзе. И если мы эту оценку проводить не будем, то ее сделают за нас...

Наталья Рябова

Наталья Рябова. Окончила БГУ (социология), ЕГУ (философия), в 2013 году получила степень МВА (магистр бизнес-администрирования). Директор Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA, при которой действует исследовательский проект BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования) и интерактивный сайт «Кошт урада», посвященный государственным финансам.

24 ноября в Торгово-промышленной палате прошел семинар по оценке регулирующего воздействия для сотрудников белорусских государственных органов. Даниил Цыганков, директор Центра оценки регулирующего воздействия Высшей школы экономики, рассказал, что это за оценка, как она появилась и развивалась в Европе и в России, как ее смогли внедрить (зачастую не с первого раза с множеством провальных историй) и использовать для экономии денег и нервов бизнеса.

Тема не нова, семинары, посвященные этой проблематике, в Минске уже проводились. Есть даже исследование, посвященное возможности применения оценки регулирующего воздействия (ОРВ) в налоговой сфере. Но впервые семинар проводится на таком уровне и при участии такого большого количества госслужащих серьезного уровня. Отчего же такой интерес?

Да потому что, неожиданно, ОРВ стала обязательной процедурой для наднациональных нормативно-правовых актов в Евразийском экономическом союзе. И если мы эту оценку проводить не будем (а у нас пока нет ни процедур, ни ответственных, ни достаточного опыта — правда, будет время: проекты должны присылать за 55 дней), то ее сделают за нас наши друзья по союзу, и последствия могут быть весьма разными.

Зачем нужна еще одна процедура? Да затем, чтобы не выходило как в цитате Ермаковой: «Я думала, мы думали, а получилось по-другому».

ОРВ призвана следить, какие последствия для бизнеса будут от принятия какого-то нового закона, акта или постановления, и не только финансовые, но и временные, сколько человеко-часов понадобится для того, чтобы выполнять новые требования. И самое главное — это обоснование, зачем это дополнительное регулирование нужно, почему возникла в нем необходимость.

По опыту России, чаще всего это мотивируют заботой о здоровье и безопасности граждан. Именно этим диктуется, например, действующий в техрегламенте запрет на производство и продажу кружевного нижнего белья и даже носков. Или диктуется заботой о национальном производителе, так, например, в техрегламнте «Об алкогольной продукции» (находится на стадии согласования в Высшем госсовете) указано, что кальвадос может производиться только из яблок, выращенных на территории Союза. Надеюсь, французы никогда об этом не узнают.

Как отметил выступавший на семинаре Рустам Акбердин из ЕЭК, зачастую все, что нужно при проведении ОРВ — это здравый смысл. Видимо, его не всегда хватает, если периодически выходит новое постановление, абсурдное настолько, что в это не всегда с первой попытки можно поверить.

Например, в Казахстане приняли нормативно-правовой акт, согласно которому остановка (на машине) теперь возможно не там, где нет запрещающего знака, а только там, где есть разрешающий. Похожая история была и в Питере, где тоже благодаря умному регулированию дорожного движения грузовой транспорт не смог попасть в промзоны — запретили въезд.

Видимо, все-таки здравого смысла не хватает, и он бывает разный. Поэтому, собственно, и проводят процедуру ОРВ: она обязательна и в ЕС, и в нашем недавнем источнике вдохновения — Сингапуре.

В ЕС ОРВ прошла долгий путь трансформации с 70-х годов. Был даже период (2002-2005), когда обязательно было оценивать воздействие не только на бизнес, но и на общество, экологию и т.п. Но он оказался совершенно провальным: когда нужно оценивать всё, получаются документы низкого качества. Поэтому сейчас вернулись к оценке воздействия только на бизнес, ну а общество выигрывает от этого косвенным образом.

Сейчас Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) считает регуляторную политику одним из трех ключей к росту наряду с бюджетной и монетарной политикой (а попросту говоря — налогами и процентной ставкой).

Интересно, что ОРВ применяется не только для оценки готовящегося законодательства, но и для регулирования уже действующего. Правда, таких экспертиз в год в России проходит совсем немного. Кстати, каждый год в России удается качественно оценить только 20-25 проектов (экспертизы публикаются на сайте Министерства экономического развития), в то время как принимающиеся нормы исчисляются тысячами. Поэтому для оценки отбираются только самые важные по степени влияния, но и они экономят миллиарды евро (Германия оценила экономию для себя в 11 млрд. евро за 5 лет).

В принципе, у нас и так есть многие из элементов процедуры ОРВ: есть финансово-экономическое обоснование, межведомственное согласование. Но нет «точки сборки» этого всего. Оценка последствий как отдельный документ разрабатывается и пишется только в Национальном центре законодательства и правовых исследований. Процедура, кстати, была разработана с помощью проекта международной технической помощи — то есть тех самых западных грантов, которые в случае выдачи их негосударственным организациям влекут за собой обвинения в пляске под чужую дудку; но не в случае освоения госорганами.

И еще. Очень важной особенностью процедуры ОРВ является публичное обсуждение проекта и привлечение экспертизы со стороны бизнеса. Без этого вся оценка представляла бы собой еще одно межведомственное согласование документа. У нас элементы этого присутствуют (в виде вывешивания документов для обсуждения, работы общественно-консультативных советов при госорганах), но зачастую только формально. Сейчас в законе о нормативно-правовых актах сказано, что проект может быть вынесен на публичное обсуждение, то есть это остается на усмотрение разработчика.

Меня приятно удивило финальное замечание Вячеслава Хлабордова из Министерства экономики. Он сказал, что только внешний фактор заставляет чиновника дополнительно сосредоточиться и изменить что-то. Будем надеяться, что в таком русле и с помощью ОРВ к общественности и бизнесу будут больше прислушиваться, чтобы не было «хотели как лучше, а вышло как всегда».

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».