Aлександр Минин. ИНВЕСТИЦИИ. Администрация президента посылает настораживающие сигналы

Всё началось с того, что чиновники белорусской местной вертикали организовали разграбление британской собственности уже на начальном этапе...

Александр Минин

Александр Минин. Родился и вырос в Беларуси. После окончание средней школы уехал в Москву и в 1978 г. поступил в Высшее пограничное училище (современное название — Голицынский пограничный институт ФСБ РФ). С 1982 г. служил в Литве, где заочно окончил юрфак Вильнюсского университета. С 1986 по1992 гг. был заместителем гендиректора одного литовского промышленного предприятия сюзного подчинения. С 1993 г. занимаюсь собственным бизнесом. Постоянно проживаю в Лондоне, где имею свою компанию. Являюсь британским подданным. Вырастил двух дочерей.

17 ноября первый заместитель министра иностранных дел Беларуси господин Михневич провел в Минске пресс-конференцию по итогам белорусского инвестфорума, который состоялся 14 ноября в Лондоне. Жаль, что эта пресс-конференция была организована не в Лондоне, т.к. у британских журналистов были вопросы по данной тематике. Ведь многие представители британской политической элиты, СМИ и бизнес-сообщества с интересом ожидают результатов парламентского расследования деятельности руководства британского МИД по защите прав и законных интересов британских граждан на территории Беларуси.

Должен признать, что данное расследование будет проходить по моей жалобе на бездействие чиновников Форин-офис.

Всё началось с того, что чиновники белорусской местной вертикали организовали разграбление британской собственности уже на начальном этапе реализации нашего инвестиционного проекта в Столбцовском районе, а правоохранительные органы Беларуси всячески тормозят расследование преступления.

♦ Одна детективная история, случившаяся в Беларуси 

♦ Продолжение одной детективной истории, случившейся в Беларуси

В довершение к этому, начальник отдела Администрации президента Беларуси по работе с обращениями граждан Станислав Буко отказался принять мое обращение на имя господина Лукашенко, мотивируя это тем, что у меня нет белорусского гражданства. Таким образом, господин Буко послал не только меня самого по известному адресу, но он еще послал довольно настораживающий сигнал для каждого потенциального британского инвестора, т.к. мало у кого из них может быть белорусский паспорт.

После вышеназванного действа господина Буко у меня не осталось иного выбора, кроме обращения за защитой к властям Великобритании. Но, к сожалению, чиновники британского МИД попытались самоустраниться от этой проблемы, заявив, что в Беларуси имеет место лишь банальный спор о праве собственности, но после моего письма на имя премьер-министра Дэвида Кэмерона британский МИД вдруг резко изменил свою первоначальную позицию, назвав случившееся в Беларуси беззаконием и нарушением прав человека. МИД пообещал принять соответствующие меры, как в Лондоне, так и в Минске.

После такого ответа из Форин-офис я попросил члена Палаты общин Мэри Маклеод передать вопрос о плохой работе нашего британского МИДа на рассмотрение парламентского омбудсмена, т.к. нашему МИДу потребовалось более полугода, чтобы понять суть проблемы. Но госпожа Маклеод отказалась это делать. Тогда мне, как избирателю, пришлось подать запрос в парламентскую комиссию по стандартам депутатской деятельности по поводу обоснованности этого отказа.

Комиссия не нашла ничего противозаконного в действиях госпожи Маклеод. Доводы комиссии были достаточно убедительными, и мне пришлось с ними согласиться. Тогда я еще раз написал Дэвиду Кэмерону — премьер-министру и председателю Партии консерваторов. В этом письме я попытался объяснить необходимость убедить госпожу Маклеод, как видного консерватора, поменять ее непреклонную позицию в этом вопросе, т.к. на тот момент на моем столе лежали письма от теневого министра иностранных дел Дугласа Александра и от помощника лидера парламентской оппозиции Эда Милибэнда с предложением передать имеющиеся у меня документы члену Палаты общин от Ханслоу, лейбористу госпоже Симе Малорте с целью инициировать парламентское расследование плохой работы нашего МИД.

Эти мои доводы оказались убедительными. Госпожа Маклеод сама направила материалы парламентскому омбудсмену.

27 ноября я получил ответ из Министерства иностранных дел и по делам Содружества, в котором сообщается, что МИД Великобритании уже поставлен в известность о предстоящем расследовании со стороны парламентского омбудсмена.

24 октября я выслал заказное письмо на имя президента Лукашенко, в котором подтвердил свое намерение осуществлять начатый инвестиционный проект в Столбцовском районе, но если только белорусские власти согласятся на проведение честного расследования вышеназванных преступлений против британского инвестора. Ведь самому расследованию уже никто из местных чиновников не мешает, т.к. за неполный год там было заменено все руководство властной вертикали — от председателя Налибокского сельсовета и до председателя Миноблисполкома.

Замечу, что в своем письме я упомянул и о своей готовности снять вопрос парламентского расследования, т.к. у нас уже начинается предвыборная гонка, и данное расследование будут стараться политизировать, что может негативно отразиться и на имидже самой Беларуси.

К сожалению, никакого ответа я так и не получил. Похоже, что господин Буко и в этот раз отказался зарегистрировать мое обращение на имя главы государства.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».