Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Беларусь без Лукашенко? Не смешите мои слёзы!

Почему страна без Лукашенко обязательно должна рухнуть, Александр Григорьевич не объяснил, вероятно, считая, что это — самоочевидно…

На прогремевшей в четверг пресс-конференции, отвечая на вопрос о выборах-2015, глава государства сделал «сенсационное» заявление: «Если я буду живой и здоровый, в 2015 году вы, возможно, увидите меня в списках кандидатов в президенты». При этом он заметил, что часто слышит из оппозиционных СМИ: «Двадцать лет! Сколько можно?»

Но как бы ни изголялись «сьвядомыя», сам он уйти с поста президента не может — не имеет права: «Если рухнет страна, и я ушел сам, меня обвинят в трусости, и с меня спросят, и они будут правы».

Почему страна без Лукашенко обязательно должна рухнуть, Александр Григорьевич не объяснил, вероятно, считая, что это — самоочевидно. Причем, судя по тому, с каким воодушевлением встречала его пассажи значительная часть аудитории, аксиома эта прописана не только в его голове.

Если вникнуть хорошенько
и задуматься всерьёз,
Беларусь без Лукашенко,
что без крыльев паровоз.

Без него б мы были биты,
гнили б заживо во мгле.
Берегите Батьку, диты,
как рояль на корабле!

Не указ ЕС нам страны —
вдохновлённые вождём,
козам дарим мы баяны,
в баню с лыжами идём.

В супе нам дороже пенка,
а не лакомый отвар.
Возлюбите Лукашенко,
как корова самовар!

Пусть он путь нам осеняет
в грозном сумраке Европ
и ни шишки не меняет,
даже если крышка в лоб.

Даже если дальше стенка,
всё равно — вперёд, ура!
Беларусь без Лукашенко,
что карась без топора.

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения»