Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Стул наш

Отчаянные попытки Владимира Владимировича отобрать у Александра Григорьевича стул ни к чему не привели: тот держал его мертвой хваткой.

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

Перед началом переговоров «нормандской четверки» Александр Григорьевич так глубоко проникся важностью момента, что перестал обращать внимания на мелочи, в число которых попал и Владимир Владимирович. Отчаянные попытки последнего отобрать у Александра Григорьевича стул ни к чему не привели: тот держал его мертвой хваткой. Многие усмотрели в этом сигнал по Фрейду.

Мы всё, что хочешь, отстоим,
нас не возьмёшь на абордаж:
не знаю, Вова, ваш ли Крым,
но стул пока что точно наш.

Ведь, разобравшись по уму —
в какой бы дрек нас век не гнул —
престол московский ни к чему,
коль есть стабильный минский стул.

Нет, мы с Россией не враги —
но пресечём любой подвох.
А ну-ка, Меркель, помоги
зрабiць Вовану хэнде хох…

Да, мы в начале дел больших!
Да, дружба, жвачка, нефть и газ!
Но стул не вынесет двоих...
Прости, Вован, не в этот раз.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».