Марат Афанасьев. ТАЛАКА. Тарифы на электроэнергию — фитиль к социальной «бомбе»

Наши тарифные страдания возникли не на пустом месте, а явились следствием той экономической и технической политики, которая имеет место в стране последние двадцать лет...

Марат Афанасьев. По образованию — инженер-электротехник, работал главным энергетиком на алюминиевых заводах в Карелии и Египте, заместителем главного энергетика и начальником планово-экономического отдела БМЗ (Жлобин). Лауреат Всесоюзного научно-технического конкурса молодежи (НТТМ-74). За время трудовой деятельности внедрил полторы сотни рационализаторских предложений. Председатель Жлобинского городского Совета депутатов (1990-91 гг.). Депутат Верховного Совета 13-го созыва (фракция «Гражданское действие»). Депутат Жлобинского районного Совета депутатов (2003-2007 гг.). Один из основателей ОГП, председатель Жлобинской организации ОГП. Женат, двое детей, трое внуков.

Минувший год в Беларуси можно было называть годом тарифных заклинаний. Десятки чиновников разного калибра весь год методично внушали населению, что оно, население, возмещает только небольшую долю средств, расходуемых на производство электрической и тепловой энергии, подачу воды и откачку стоков, на оказываемые коммунальные услуги. Для большей убедительности чиновники сравнивали наши платежи с теми, что платят в соседних странах, и утверждали, что тамошнее население оплачивает такие услуги по их полной стоимости, а иногда даже больше того.

По их словам, при переходе на 100-процентную оплату нашим населением таких услуг Беларусь получит возможность уйти от перекрестного субсидирования (когда население за услуги платит меньше, а предприятия вынуждены платить больше). У предприятий снизятся их платежи за использованные энергоресурсы и в целом затраты на производство. Улучшатся их экономические показатели, повысятся конкурентоспособность и объем выпускаемой продукции. Будущие темпы роста нашей экономики станут сопоставимы с китайскими.

Про заработную плату населения соседних стран наши люди знают всё. Как и то, что «у них» для населения тарифы меняют крайне редко, в отличие от наших тарифов, которые увеличиваются ежеквартально, а иногда и чаще.

Исходным сырьем для получения электричества и тепловой энергии и у них, и у нас является природный газ. Однако, несмотря на то, что его закупочная цена в соседних странах в два раза выше, чем у нашей страны, затраты на производство электрической энергии у наших соседей колеблются от 6 до 8 центов на один киловатт/час, а у нас они достигают 12 центов. Такая вот арифметика.

Тайный смысл «нашей» арфметики кроется в привязке нашего постоянно дешевеющего рубля к «ненавистному» и стабильному доллару. Сделано это, с одной стороны, для удобства расчетов с поставщиками газа, а с другой — для выдачи обещаний населению.

Например, несколько лет назад тогда еще вице-премьер Андрей Кобяков убеждал, что население оплачивает потребляемые коммунальные услуги на 60%, и постепенно эта цифра будет приближаться к 100%. Зачем это надо, он не объяснял. Хотя все свои платежи за энергоресурсы предприятия включают в себестоимость и цену подукции, а население из своих зарплат, покупая такую продукцию, один раз уже возмещает повышенные тарифы, установленные для предприятий. Таким образом, энергетики и предприятия получали свое. Прогнозные показатели промышленность выполняла, зарплаты росли, а соотношение пары рубль/доллар было на удивление стабильным — 2800/1.

Но, как это часто бывает в нашей стабильной стране, случилось невероятное. Соотношение РБ/$ внезапно подскочило до 8400/1, и, как по команде, хлынула новая волна старых заклинаний — мол, теперь население оплачивает коммуналку только на 35%, и надо срочно увеличить тарифы на услуги.

Но когда соотношение РБ/$ превысило 12000/1, и эта доля оплачиваемости населением услуг еще больше снизилась, заклинания прекратились. Тем более, когда в январе соотношение РБ/$ превысило 15000/1, о процентах оплаты за коммунальные услуги уже не сообщали — тарифы для населения с февраля увеличили без всяких объяснений.

Наши тарифные страдания возникли не на пустом месте, а явились следствием той экономической и технической политики, которая имеет место в стране последние двадцать лет.

Общеизвестно, что в основе промышленного и общественного развития любой страны энергетика занимает преимущественное положение, а поддержание ее на высоком технологическом уровне — первостепенная задача правительства. Для этого модернизируют оборудование, снижают расход топлива на производство электрической и тепловой энергии, оптимизируют всю генерирующую мощность энергосистемы и ее загрузку, снижают потери энергоресурсов в сетях и ограничивают уровень рентабельности на отпускаемые потребителям энергоресурсы.

Так, в США уровень рентабельности на отпускаемые потребителям энергоресурсы ограничивает специальный закон, и рентабельность там не превышает 5%! Зато, когда наши органы статистики показывают у «Гомельэнерго» рентабельность 20%, а у БМЗ — крупнейшего в стране потребителя электроэнергии, у которого в себестоимости продукции энергоресурсы составляет 22% — нулевая рентабельность, невольно возникает вопрос: все ли нормально в головах у наших чиновников?

Производимое электричество хранить на складе невозможно, поэтому для его производства с минимальными издержками используют оптимальное количество генерирующих мощностей. В случае нехватки таких мощностей дефицит покрывают за счет соседних энергосистем на условиях взаимности. У нас же, при максимальной потребности в генерирующей мощности в 7000 МВт, чиновники от энергетики заявляют о наличии уже 9000 МВт установленной мощности, что на 2000 МВт больше нашей потребности!

Содержание этих лишних мощностей оплачивают ничего не подозревающие потребители. Как и колхозы (!), находящиеся на балансе областных управлений энергетики, производящие молоко. Такая в нашей стране специализация.

В результате этого и получается 12 центов за один киловатт/час вместо 6-8, как у соседей. Этим завышением стоимости одного кВтч, переложенным в тарифы на отпускаемые потребителям энергоресурсы (т.е. в цену кВТ/ч), энергетики «душат» всех потребителй электрической и тепловой энергии.

Дальше эта затратная петля через коммунальные службы добирается до населения: на чахнущих предприятиях зарплаты уже не растут, за растущие тарифы и предоставляемые услуги населению нечем платить. Для поддержки нашей социальной экономической модели власти вынуждены брать кредиты, общая величина которых в пересчете на одного жителя уже превысила 4 тысячи долларов! Вот только кто и за счет чего будет их отдавать, никто населению почему-то не объясняет.

Несложно проследить дальнейшее развитие событий: растущие платежи за коммунальные услуги, рост цен на продукты питания при фактически замороженных зарплатах, плюс начавшаяся «оптимизация» численности персонала на многих предприятиях становятся своеобразным фитилем к социальной бомбе, которую «готовит» власть.

Попытки представителей Объединенной гражданской партии (ОГП) провести более 70 пикетов за отставку главного виновника провала, чтобы упредить раздирающие страну противоречия, были направлены на проведение в стране диалога для решение растущих проблем. Но не дали! А зря!

А ведь еще в далеком 1908 году граф Лев Толстой предупреждал: «Если бы никто и не знал, что нужно теперь для успокоения народа, то все-таки очевидно, что для успокоения народа наверное НЕ НУЖНО ДЕЛАТЬ ТОГО, что только увеличивает его раздражение».

Не послушали тогда графа…

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».