Марат Афанасьев. ТАЛАКА. Энергетика — конкретные примеры провальной политики

Уже долгие годы государственный монополист в лице Минэнерго бесконтрольно ведет свою бухгалтерию, перекладывая на потребителей свои мыслимые и немыслимые расходы…

Марат Афанасьев. По образованию — инженер-электротехник, работал главным энергетиком на алюминиевых заводах в Карелии и Египте, заместителем главного энергетика и начальником планово-экономического отдела БМЗ (Жлобин). Лауреат Всесоюзного научно-технического конкурса молодежи (НТТМ-74). За время трудовой деятельности внедрил полторы сотни рационализаторских предложений. Председатель Жлобинского городского Совета депутатов (1990-91 гг.). Депутат Верховного Совета 13-го созыва (фракция «Гражданское действие»). Депутат Жлобинского районного Совета депутатов (2003-2007 гг.). Один из основателей ОГП, председатель Жлобинской организации ОГП. Женат, двое детей, трое внуков.

На днях председатель Комитета госконтроля Леонид Анфимов сообщил, что комитет, среди прочего, проанализирует положения дел в энергетическом секторе. При этом он признал: «Правительству, Минэнерго пока не удалось наладить системную целенаправленную работу по оптимизации затрат в энергетической сфере. Это касается начисления амортизации на неиспользуемое имущество, содержание лишних людей, формирование тарифов, сокращение потерь в сетях и нормирования материалов на производственные нужды».

Такое заявление весьма символично. Выходит, что уже долгие годы государственный монополист в лице Минэнерго бесконтрольно ведет свою бухгалтерию, перекладывая на потребителей свои мыслимые и немыслимые расходы. В результате энергетики и коммунальщики, покупая газ по цене, наполовину меньшей, чем европейцы, продают своим потребителям тепло и электричество по тарифам, большим, чем у европейцев. Как это происходит? Приведу лишь несколько примеров.

Первый. На балансе Белорусского металлургического завода в Жлобине находилась коммунальная котельная «Северная» мощностью 220 Гкал. Штатная численность обслуживающего персонала в ней была установлена по нормативам Минчермета СССР и составляла 79 человек, и они обеспечивали успешную работу котельной. Ежемесячная выработка товарной продукции на одного работника в котельной была выше выработки на одного работника БМЗ на 12-18% (в зависимости от времени года) и обеспечивала существенную добавку к экономическим показателям завода.

Присланный на БМЗ из Гомеля новый директор, руководствуясь «центролитовским» опытом, не мудрствуя, передал котельную на баланс «Гомельэнерго». Сразу после этого персонал котельной был увеличен на 70 человек! Количества производимого котельной тепла больше не стало, а вот тарифы для потребителей, потребляющих тепло, увеличились!

Не показать такой «прирост производства» по району как «успех», используя утверждаемые исполкомом тарифы на отпускаемое тепло, было бы ниже чиновничьего достоинства. Дальше все пошло по накатанной — коммунальщики через свои услуги потребителям тоже не упустили такую «халяву»!

Вскоре «Гомельэнерго» установило в котельной новое финское оборудование, позволяющее производить одовременно электричество (29 МВт) и тепло. После чего котельную переименовали в мини-ТЭЦ, а количество работающих в ней увеличили еще на 30 человек!

То, что в результате нововведения произошло снижение расхода топлива на единицу производимой продукции, факт несомненный. Однако то же самое количество энергии теперь вырабатывают не 79 человек, а 179, что не могло не увеличить себестоимость производимой продукции. Вот это никто никому не объяснил. Все «спрятали» в тарифы.

Второй. Есть в Жлобинском районе деревня Солоное, а в ней пока существует некогда успешная птицефабрика, где производится около 2,5 тысячи тонн мяса. Часть жилых домов и птицефабрика отапливаются из котельной, где установлены три газовых котла мощностью 27 Гкал — в работе был один, а два были в резерве. В расчете на резерв очередной директор птицефабрики решил в три раза увеличить производство мяса птицы и закупил оборудование для его переработки.

Но пока директор предполагал, председатель исполкома располагал — правом и возможностью перевести котельную на местные виды топлива. В данном случае на щепу.

Сделав пристройку к прекрасному зданию котельной и установив два котла мощностью всего в 4 Гкал, их запустили в работу. Калорийность щепы наполовину меньше, чем у газа, привозят щепу издалека, часть ее хранят под открытым небом, отчего общая выработка тепла снизилась, температурный режим в домах не выдерживается, стоимость единицы производимого тепла увеличилась, а за ней и себестоимость куриного мяса.

От безысходности и чтобы хоть как-то снизить себестоимость своего производства директор птицефабрики закупил теплогенераторы для обогрева птичников и перестал думать о возможном увеличении производства. Не до жиру!

Исполком и его соответствующая служба отчитались об успешном использовании местных видов топлива, полученном сомнительном экономическом эффекте, забыв при этом оформить акты на неиспользуемые газовые котлы и исключить начисляемую на них амортизацию из себестоимости производства тепла, фактически «задушив» развитие производства на птицефабрике.

Отчего глава государства до сих пор никак не может решить проблему — кого приковать наручниками к купленному, но до сих пор так и не установленному оборудованию для местной птицефабрики?

Третий. Сегодня получить данные о величине используемой потребителями реактивной энергии и энергетических мощностях, используемых для ее производства, невозможно. Не потому, что в быту и в промышленности ее никто не использует, а потому, что используемая в стране для генерации емкостная составляющая линий высокого напряжения (330 и 220 кВ) не дает представления о ее выработке, а откровенно заброшенный учет потребления реактивной энергии, похоже, мало кого интересует.

Тем не менее, такое потребление реактивной энергии реально существует, и потери в сетях от ее протекания по ним еще никто не отменял. На всем пути следования от генерации до потребления. По высоковольтным линиям электропередачи, через понижающие трансформаторы, через низковольтные сети предприятий и в квартирной электропроводке бытовых потребителей. К сотням тысяч электродвигателей и реле, бытовым потребителям в квартирах у населения, где используются холодильники, телевизоры, пылесосы, кондиционеры и множество других более мелких электроприборов.

Даже если допустить, что потери в сетях будут только на пути от ЛЭП и до конкретных потребителей, то и в таком случае их величина может достигать 6% от общей величины электропотребления всей страны!

На «загнивающем» Западе для компенсации таких потерь везде, даже в жилых домах, используют компенсационные устройства необходимой емкости. Почему этого не делается в нашей стране, понять несложно, но такая глупость многие годы имеет место быть, и ее величина превышает один миллиард киловаттчасов ежегодно. Что намного больше, чем результаты всей работы по нормированию и лимитированию электропотребления населением.

В приведенных примерах показана лишь малая часть тех огромных потерь и проблем, которые сегодня есть в каждом из 118 районов нашей страны и которыми, по большому счету, никто не занимается.

Эти потери отчасти стали причиной убыточности нашей промышленности, а многие предприятия из-за них стали банкротами. Ведь производители товаров и услуг, потребляющие тепло и электричество, величина которых в общей себестоимости их продукции колеблется от 10% до 22%, теряли, как минимум, от 3% до 7% своей рентабельности из-за такой энергетической политики, проводимой в нашем государстве. Точнее — из-за руководства государства, оказавшегося неспособным выполнять свои управленческие функции и обязанности на нормальном уровне. 
 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».