Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Беларусь в секрете

Живем мы в Беларуси как на минном поле. Куда ни ступишь — секрет, что ни сфотографируешь — секрет, что ни скажешь — выдача гостайны...

Владимир Подгол

Владимир Подгол. Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея жерновов. 

Была у меня череда отсутствий в Беларуси. То на даче працаваў, то за мяжой шопинговал. Вернулся и захотел по привычке узнать, что сейчас происходит, на каком свете живем, где народ, а где Властитель народа.

Естественно, как и положено законопослушному гражданину, начал изучение ситуации на Родине с официальных документов, с государственной идеологии так сказать.

И первое, что меня удивило после прочтения послания Александра Лукашенко народу, это то, что, похоже, я пропустил самое интересное в этом году. Оказывается, президентские выборы уже прошли, а может их и вовсе отменили, оставив охранять престол бессменного охранителя, и Лукашенко уже планирует, как будет работать в следующей пятилетке и в последующей за ней.

Вот, рекомендую тем, кто как и я из дальних странствий возвратился, прочитайте текст послания

«В-четвертых. Я не стану скрывать, да и что тут скрывать. Предвыборная программа президента — программа власти. И ваша тоже. Это будет аккумулирование всех вопросов кратко — тех, которые мы решили, и тот уровень, на который мы вышли. И самое главное — задачи, которые власть обещает решить в предстоящее как минимум пятилетие, а может быть и больше».

«…сегодняшнее послание — это не больше чем актуализация тех проблем, которые нам надо решить в этом году, именно в этом году. Естественно, они будут иметь характер переходного, что-то мы будем решать на длительную перспективу, что-то мы будем решать в следующем году».

Чем дальше читал, тем больше секретов открывал. Вот, например, Лукашенко сообщил в послании место нашего проживания:

«Надо понимать: мы суверенное, независимое государство. Мы теснейшим образом связаны с Россией и с русским народом. Это наш народ, а мы их народ. Мы — братья. Но мы хотим жить в своей квартире, в многоэтажном доме. У вас большая квартира, пентхаус там, или как она называется, а у нас небольшая — в одном доме, но своя квартира. Даже самые близкие друзья, братья, сестры и прочие — они хотят жить не у тещи, не у свекрови. Они хотят свой уголок, свой куток, як у Беларусi кажуць. И если кто-то полагает, не только в России, но и в других местах, что нас этого можно лишить — никогда! Никогда!»

Прочитал, и на душе стало как-то легче. Ведь раньше Лукашенко сообщал нам, что мы живем на мосту между Европой и Россией. А на мосту, как вы знаете, жить — это не по-людски. И под мостом — тоже.

А в конце своего послания он сообщил, что мы уже, оказывается, пока он читал и отвечал, переехали в лучшие условия:

«Сегодня память о Победе стала той духовной силой, которая объединяет нас в преданной любви к Родине. Давайте будем все вместе беречь ее, чтобы передать детям и внукам мирную, свободную, процветающую страну. Сохраним единство, покой и согласие в нашем общем доме. Другого дома у нас нет, и не будет».

Вот только непонятно для меня, а квартирку-то себе мы так же оставили, и теперь будем иметь и квартирку маленькую, и дом — европейский? Это пока — секрет.

Несколько дней подряд, не отрываясь, смотрел телевизор, слушал радио и не мог понять, а что же происходит на наших градообразующих и бюджетопитающих предприятиях. Ни одного репортажа с МАЗа или тракторного заводов. Знакомые сообщили мне, что при общении с журналистами с БТ те, в ответ на вопрос о состоянии дел на заводах, дрожали, потели, краснели-белели, прижимали палец к губам и едва слышно шептали: «Нам категорически запретили об этом делать репортажи, и даже обсуждать между собой!!!»

И вот тут сам Властелин фабрик и заводов высказался, но как-то неконкретно и полусекретно: 

«У нас на некоторых довольно крупных предприятиях по определенным причинам, не буду их называть, … сложилась весьма напряженная обстановка, Мы ни в коем случае не должны допустить того, чтобы их потерять. Это исключено. … Это не значит, что мы должны на плечах их нести, они должны работать, я скажу по-народному, вкалывать на всю катушку, если они хотят выжить и сохраниться. Но и государство не имеет права их потерять».

Кого потерять? Какие коллективы умирают да еще на довольно крупных предприятиях? Секрет.

И вот еще об одном секрете сообщил Властелин правды и секретов. Касается он так называемых пьяниц и разгильдяев.

«Если они сегодня не понимают ситуацию и продолжают это разгильдяйство, им не место в трудовых коллективах. Но, опять же, я предупредил руководителей и министра: под эту категорию лиц загонять невиновных людей категорически запрещаю! За это ответит каждый руководитель и правительство в том числе».

Значит кое-кто и кое-где у нас честных тружеников загоняет в категорию пьяниц и разгильдяев. Кто и где? Почему молчат об этом госСМИ? Секрет.

Ну, ладно, почему не искрят отношения между Путиным и Лукашенко, он сам откровенно сообщил в послании:

«Мы договорились с президентом России о непубличности наших отношений. И мы жестко придерживаемся этого курса. Если у него есть замечания — он, как мужик, мне об этом говорит. Вы знаете, как бывает. Точно так и я ему об этом говорю. Мы просто дружески обсуждаем проблемы, которые возникают».

Мои мучения по поводу множества секретов в нашей Республике могли довести меня до изнеможения. И не меня одного. Помните, что даже Лидия Ермошина измучилась от некоторых секретов и публично обвинила оппозицию в «сумеречном молчании»?

И вот пришло спасение оттуда, откуда никак не ожидал. Секрет секретов открылся!

«Критика власти и государственных учреждений является неотъемлемой частью деятельности средств массовой информации. Но критика должна быть на конкретных фактах, взвешенная, и, самое главное, [должна быть] критика, которая создает новые процессы, явления, появляющиеся в Беларуси»,заявила министр информации Лилия Ананич. 

Прочитал слова министра, что должна быть только «критика, которая создает новые процессы, явления, появляющиеся в Беларуси», и впал в интеллектуальный ступор. Затем перелистал гору словарей, замусолил гугл, но ответа на то, что это за такая критика — не нашел. Наверное, это тоже государственный секрет.

В общем, живем мы в Беларуси как на минном поле. Куда ни ступишь — секрет, что ни сфотографируешь — секрет, что ни скажешь — выдача гостайны, а с критикой стало хуже, чем в СССР, там хоть президента США можно было критиковать и их олигархов, а теперь даже жену и детей — опасно. Лекала Ананич не позволяют.

Если и есть где-то мировые рейтинги самых секретных государств, то там Беларусь должна быть на первом месте! Ведь даже название нашей республики секретно, то она Белоруссия, как в главной президентской газете, то «русский мир».

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».