Павел Стефанович. ТАЛАКА. Слово на букву Б

Не стоит обольщаться чужими успехами — они не сдвинули «страны победившего бойкота» ближе к демократии...

Павел Стефанович

Павел Стефанович. Либертарианец, специалист по истории и теории либерализма. Активист ОГП. Изучал социальные науки в РГПУ им. Герцена (Санкт-Петербург) в 2008-2012 гг., с 2013 года изучает философию в БГУ.

Каждая уважающая себя конфессия, субкультура или группа по интересам строится вокруг какого-либо символа веры. Этот символ (как правило, слово или фраза) принимается путем долгих дискуссий и мистических практик. Белорусская оппозиция уважает себя больше других и успешно создала целых два таких символа — «единый кандидат» и «бойкот». И если с первым не все так однозначно, и о нем мы обязательно вспомним после 11 октября (это, напомню, дата очередных выборов очередного президента), то со словом на букву Б придется разобраться уже сейчас.

Казалось бы, все уже написано. Есть исследования 171 факта электорального бойкота в 1990-2009 гг. по всему миру, показывающие его эффективность лишь в 4% случаев. Известны причины, которые делали бойкот возможным хотя бы иногда. Это протесты и забастовки, которые парализовали Бангладеш за два дня до парламентских выборов в 1996-м. Это призыв фактического победителя первого тура президентских выборов в Перу к бойкоту второго тура в 2000-м. Это митинги в Таиланде, заставившие премьер-министра уйти в отставку через два дня после победы на выборах.

Но не стоит обольщаться чужими успехами — они не сдвинули «страны победившего бойкота» ближе к демократии: проигравшая партия вернулась к власти в Бангладеш уже в 2002-м, а в Таиланде слабостью власти воспользовались военные, которые совершили бескровный переворот и почти на полтора года отменили любые выборы.

Беларусь — не Бангладеш, не Перу и не Таиланд. В нашей стране люди на выборы ходят и рассматривают их как реальные. Многие, пожалуй, игнорируют местные и парламентские кампании, потому что те касаются безликих немых структур. Но на президентские выборы люди идут, потому что на них встает вопрос о власти, по сути — единственной власти в стране, и на эту власть граждане хотят некоторым образом влиять.

Скоро реальные социологические данные будут ложиться на президентский стол в ежедневном режиме. Какой бы результат ни огласил ЦИК, настоящую картину власти узнают. И если честный результат будет 40%, а нарисованный — 80%, то власти придется 5 лет вести политику и проводить крайне непопулярные реформы в условиях отсутствия поддержки большинства.

Почему-то все политики, которые поддерживают бойкот, забывают не только об организации, но даже о серьезном обсуждении массовых протестов и забастовок, которые абсолютно необходимы для успеха электорального бойкота. Многие активисты (вся активность которых заключается в числе задержаний и штрафов), подогреваемые голосами полузабытых деятелей белорусской эмиграции, готовы сдаться. Но правда в том, что люди сдаваться не готовы, и мы не имеем права их подвести. Те немногие оппозиционеры, которые работают с населением, которых можно встретить на заводских проходных — в выборах участвуют.

Апологеты бойкота говорят, что кандидаты и избиратели легитимизируют «кровавый режим». При этом факты таковы, что оппозиция 14 лет последовательно участвует в выборах, получает неплохие результаты, властям приходится использовать фальсификации и принуждать людей к досрочной явке, что фиксируется наблюдателями как нарушения — и именно благодаря этому выборы не признаются в цивилизованных странах.

Властям как раз выгодно, чтобы оппозиционеры были подавлены и остались дома, самостоятельно лишая себя права голоса. В ситуации, если в бюллетене не будет представителей оппозиции, а ее ядерный электорат не придет на участки, власть получит честные 90%, а просевшую явку скорректируют бесправные студенты и бюджетники. Бойкотируешь выборы? Нет проблем, они проголосуют за тебя. Наша политическая реальность такова, что если не голосуешь ты — голосует общежитие МВД.

Власть очень боится этих выборов, они для нее очень важны. Ничем иным невозможно объяснить перенос выборов на 5 (!) недель, что сдвигает период сбора подписей на жаркий отпускной сезон.

Не стоит забывать, зачем вообще нужны выборы и политическая деятельность при авторитарном режиме. Выборы — это головная боль для власти, период, когда она теряет в поддержке, а у оппозиции есть возможность донести свои идеи и поднять в том числе непопулярные вопросы. Именно участвуя в выборах — и как кандидаты, и как избиратели — мы приближаем будущую победу демократических сил. Но даже сейчас наше участие оказывает положительное влияние на немногие адекватные решения этой власти.

Однако вместо актуальной повестки дня бойкотисты говорят о единственной проблеме, которая вторична для большинства избирателей — фальсификациях на выборах. Белый шум о бойкоте снижает веру людей в выборы, понижает явку оппозиционного электората, позволяя власти легче получать желаемые элегантные проценты. И кто в итоге главный пособник «кровавого режима? Кто упрощает властям задачу по фальсификации выборов?

И последнее. Про Статкевича. Хватит прикрывать свое бездействие его именем. Не хотите голосовать, собирать подписи или агитировать — ваше дело. Но хотя бы запишитесь в наблюдатели или в избирательную комиссию. Это лучшее, что вы можете сделать сегодня для Николая и других политических заключенных.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».