Владимир Некляев. ПРАВДА. Что хотите за граффити?

Рекам свойственно плыть, а людям свойственно думать в одном, однажды заданном направлении.

 

Владимир Некляев

Владимир Некляев. Поэт. Кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года. Инициатор движения «За государственность и независимость».

Рекам свойственно плыть, а людям свойственно думать в одном, однажды заданном направлении. Ну, если не всем людям, то большинству. В том числе большинству людей, настроенных против нынешнего белорусского режима и его создателя.

Вечером 19 декабря 2010 года, когда после нападения милицейского спецназа меня несли в машину скорой помощи, один из членов моего штаба всё повторял мне: «Мы это сделали, Владимир Прокофьевич, мы это сделали! Выборы не признают!..»

Вообще-то я шел на выборы для того, чтобы сместить режим. Никакой иной цели не ставил. Но переоценил готовность к решительным действиям общества и недооценил готовность к таким действиям режима. И поскольку сместить его не удалось, так вот хотя бы не признать…

Это стало основной политической целью участия в выборах белорусской оппозиции. К тому же целью оправдательной: мы участвуем в бессмысленных выборах со смыслом. Он в том, чтобы их не признали. И тогда, стремясь к признанию, режим будет меняться.

По результату каждый раз оказывалось, что это бесмыссленно. Потому что режим не признавался, но и не менялся.

Сейчас он, скорее всего, признается. И что: изменится? Хоть кто-нибудь в это верит?

Никто.

Тогда для чего все это делается? Почему годами, от выборов к выборам одни играют в «признать», а другие в «не признать»? Потому что это единственная политическая игра, которую позволяет режим — и которая в свою очередь позволяется режиму. Ведь владелец казино не он. Именно поэтому при подписании указа об освобождении политзаключенных он попросил передать хозяину: «Мы будем делать то, что выгодно для российских компаний».

Игра выгодна всем. Оппозиции, часть которой имеет возможность выделить себя в этой игре как радикальную, часть — как конструктивную. Власти, часть которой имеет возможность выделиться как либеральное, реформаторская крыло. У кого-то ставки помельче, у кого-то покрупнее, но всегда выигрывает казино.

Для игры в казино не нужны никакие признания. Для игры в казино нужны деньги. Для этого продается всё — в том числе люди. И, к сожалению, покупаются…

По предварительным договоренностям: за 6 человек — 3 млрд долларов. Так что можно назначить новых кандидатов в президенты, новых политзаключенных — и дальше играть.

Впрочем, нельзя сказать, что всё остается, как было, что ничего не изменилось. Если кто-то забыл, напомню: одними из первых белорусских политзаключенных стали двое молодых людей, осужденных почти 20 лет назад за граффити «Жыве Беларусь!» Один получил условный срок, второй — полтора года. Сегодня двум другим молодым людям за граффити «Беларусь мае быць беларускай!» грозит уже по 6 лет тюрьмы.

С вопросом: «Почему больший срок?» — понятно. Потому что режим изменился в большую сторону, что, разумеется, следует признать. Но остается вопрос: за что этих молодых людей бросали и бросают за решетку?...

За Беларусь! За то, что эти люди хотят, чтобы она жила — и была белорусской. И как раз за это были отняты пять лет жизни у только что вышедших из тюрем Евгения Васьковича, Николая Дедка, Игоря Олиневича, Артема Прокопенко, Юрия Рубцова, Николая Статкевича. И пока нас в нашей стране будут за это репрессировать, то какие бы игроки в каком бы казино ни сыграли на руку Лукашенко, кто бы и за что бы ни согласился на существование нынешнего режима, мы, белорусы, смириться с ним не имеем права. Если хотим сохранить хоть какое-то национальное достоинство.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».