Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Iowa

У каждого человека должна быть мечта, помогающая ему выжить в те дни, когда тоска обступает…

 

У каждого человека должна быть мечта, помогающая ему выжить в те дни, когда тоска обступает картофельным полем, и кажется, что нет с него ни единой дорожки…

Я пишу из Могилёва — в Могилёве всё х…во.
Не найду иного слова, чтоб озвучить эту близь!
А ведь где-то есть на свете штат по имени Айова —
он созвучен Могилёву, только всё в нём за…бись.

Всё в Айове чики-пуки — счастье так и брызжет в руки.
А ещё ведь есть Кентукки, Юта, Теннеси, Канзас...
Жизнь чудесна в каждом штате — а у нас байда в квадрате,
и Иванчикова Катя в Питер съехала от нас.

Нас колбасит цирк на дроце: настоящее — в пролёте,
а о будущем порою жутко даже говорить.
Я готов к тебе, Айова, хоть пешком из Могилёва
день и ночь идти по свету, не прося ни есть, ни пить.

Не корми поэта хлебом — дай увидеть рай под небом,
край восторга и свободы не во сне, а наяву.
Буду рад любому старту — дайте только мне грин-карту!
А в проклятом Могилёве я живу, как не живу.

Так мечтал я ночью мретной, от дневных шалея бредней,
резвым лезвием рисуя на запястьях всякий вздор.
Но внезапно из-за тучи ворон вынырнул гремучий,
а у них в репертуаре только «Каррр!» да «Nevermore!»

Я махнул ему рукою — мол, не вейся надо мною,
только каркни мне, зараза, nevermore на этот раз!
Но у прибывшего врана был почин иного плана —
на мои взглянул он руки и повёл такой рассказ:

— Об Америке далёкой
в этой ж…пе синеокой
ты мечтаешь не напрасно,
и надеешься не зря:
кто не предан Могилёву,
тот узреет и Айову,
и Вайоминг, и Дакоту,
фигурально говоря.
Ну, а ты, дружок, не предан,
и колхоз тебе неведом,
потому готовься к чуду
и живи настороже...

Так велел мне ворон мудрый и умчался. Было утро
в эти самые минуты на дворе моём уже.

Я чифир допил из банки, на руках заклеил ранки,
и с решимостью Колумба свой родной покинул двор.
Не х…й ждать у лужи клёва — я валю из Могилева.
Жди меня, моя Айова!
I Iowa evermore!

Там, за морем-окияном,
в мире ясном и желанном,
на подъёме неустанном,
буду пить я свой чифир —
за победу демократий,
right & liberty & party,
за Иванчикову Катю,
и за новый дивный мир!

 

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».