Инна Ромашевская. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Тонкая красная линия

Рано или поздно и Беларуси придется вплотную заняться вопросом политической нейтральности государственных служащих.

Инна Ромашевская

Инна Ромашевская. Эксперт в области государственного управления с 15-летним опытом работы в сфере международного развития, участник ряда проектов по исследованию модернизации государственной службы в постсоветских и бывших социалистических странах. Своей задачей видит содействие реформе государственного управления в Беларуси, а также расширение участия в этом процессе независимых экспертов. Руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации. 

Итак, согласно закону, белорусское правительство сложило свои полномочия перед вновь избранным президентом и терпеливо (наверное) ожидает своей судьбы.

Как полагается, в оставшееся до оглашения новых назначений время эксперты вовсю обсуждают потенциальные кандидатуры на должность ключевых министров. В конце концов, по назначениям можно будет хоть как-то предположить, планирует ли руководство страны долгожданные реформы или будет продолжать «издавать правильные звуки» для международных кредиторов, на самом деле пытаясь потянуть время до возобновления манны небесной — вдруг нефть подорожает, а вдруг еще и пошлины Россия разрешит оставлять себе.

Поскольку кадровая политика в отсутствие публичной партийной политики — дело темное, эксперты пытаются интерпретировать косвенные признаки расположения старо-ново-избранного президента.

Например, статус доверенного лица кандидата — это знак будущего/дальнейшего расположения или «черная метка»? Какой будет послевыборная судьба, например, автора феерических по своей политической глухоте высказываний Марианны Щеткиной, и.о. министра труда и соцзащиты? Ее пребывание в составе доверенных лиц — это залог будущей успешной карьеры (например, в Администрации президента) или «утешительный приз»?

Или, кстати, тот факт, что в доверенные лица попали четыре главы облисполкомов из шести плюс минский «мэр» — это плохой сигнал оставшимся двум? Или просто подзадоривание конкуренции между главами областей — «отмеченные доверием» стараются еще больше, не попавшие в список терзаются сомнениями и тоже стараются изо всех сил?

Такое гадание — увлекательное занятие, правда, в почти любой другой стране попадание назначенных чиновников в список доверенных лиц вызвало бы не экспертные дискуссии, а служебные, а то и судебные разбирательства. Даже в России, при всей условности ее партийной политической жизни, главы регионов — по закону — не могут быть доверенными лицами, а государственные служащие должны сложить с себя полномочия на период пребывания их в статусе доверенных лиц.

И дело здесь не только в морально-этической стороне дела — конечно, когда за кандидата агитируют люди, которых он назначает и снимает с должности, а в промежутках платит зарплату, это выглядит отчасти комично и отчасти жалостливо — ну, неужто у человека нет друзей, единомышленников, которые были бы готовы агитировать за него бесплатно, из уважения и общности взглядов?

В большинстве стран политизация чиновников — то бишь когда они начинают вести себя не как профессионалы, а как однопартийцы, связанные лояльностью и политической идеологией — считается серьезной проблемой, с которой целенаправленно борются.

Жизнь политика и жизнь чиновника — разные сферы в одном, казалось бы, деле государственного управления. Их разделяет тонкая красная линия. Не случайно на период выборов в Великобритании и Австралии объявляется purdah (звучит похоже на «бурка», чадра и происходит от того же слова) — в течение месяца чиновники всех уровней не должны делать никаких заявлений, которые напоминали бы агитацию за правящую партию. Это касается даже нормальных, в невыборный период, заявлений о планах правительства и различных инициативах. Таким образом поддерживается нейтральность государственных служащих, задача которых — не расхваливать ту или иную партийную программу, а разрабатывать профессиональную государственную политику.

Рано или поздно и Беларуси придется вплотную заняться вопросом политической нейтральности государственных служащих (которая в советское время отсутствовала), ведь в последние двадцать с хвостиком лет в этом вопросе царила полная и вредная неразбериха. Особенно если учитывать то, что стране предстоят реформы — которые придется проводить хоть мытьем, хоть катаньем.

Политическая нейтральность стоит на повестке дня сейчас в таких странах, как Казахстан — стране, которая, мягко выражаясь, не отличается бурной партийной политической жизнью. Однако осознание того, что чиновники, подобранные по принципу политической лояльности, карьера которых зависит не от профессионализма, а от расположения вышестоящего начальства, способны загубить любую модернизацию и реформы, там есть на самом высоком уровне.

Таким образом, и нашей стране рано или поздно придется провести тонкую красную линию между политической деятельностью и государственной службой. А времена, когда за кандидата в президенты агитировали действующие чиновники и главы регионов, нами будут вспоминаться с недоумением.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».