Михаил Кадыров. ИДЕОЛОГИЯ. Начало реформ или очередной инфошум?

Всегда и в любой стране реформы — это перемены, а люди по природе своей не любят перемены. И это еще более актуально для реформ в странах бывшего соцлагеря.

Михаил Кадыров. Родился в 1951 году в Ельске Гомельской области. C отличием окончил Белорусскую сельскохозяйственную академию, ученый-агроном. Доктор сельскохозяйственных наук, профессор, лауреат Государственной премии в области науки и техники, академик Украинской национальной АН, являлся членом ВАК и членом Совета Республики 2-го созыва. Создатель более 20 сортов белорусского ячменя. Имеет 17 патентов на изобретения. Примерно 300 публикаций, 5 книг. В Институте земледелия и селекции НАН Беларуси прошел путь от младшего научного сотрудника до директора. В настоящее время — главный научный сотрудник Научно-практического центра НАН Беларуси по земледелию. Имеет двоих сыновей и шестерых внучат.

Итак. Замглавы Администрации президента по экономическим вопросам Николай Снопков несколько дней назад сказал, что: «Реформы — неизбежны, а властная вертикаль — неэффективна. Использование на данный момент вертикали как одного из основных элементов нашего общества, к сожалению, не приносит того эффекта, на который мы могли бы рассчитывать».

А несколько месяцев назад тот же Николай Снопков на вопрос «Вы хотели бы войти в белорусскую историю как реформатор?» ответил: «Ни я, ни команда Минэкономики не являемся реформаторами. Мы прагматики. И прагматизм в нашей работе означает поиск и предложение компромиссных решений между тем, что правильно, и тем, что возможно в данных конкретных условиях».

Почему так резко изменилось понимание Снопковым вопроса необходимости реформ?

Вдумайтесь в эти слова: «Использование на данный момент вертикали как одного из основных элементов нашего общества, к сожалению, не приносит того эффекта, на который мы могли бы рассчитывать».

Это же, по сути дела, признание банкротства лукашенковской модели. Такие слова чиновником такого уровня ради красного словца вряд ли произносятся.

Далее Кирилл Рудый, помощник президента по экономическим вопросам, поддает жару. Он, в частности, считает, что одной из причин, почему реформы в стране не проводятся, является отсутствие соответствующих специалистов для их реализации.

Встает вопрос, кому делегировать проведение реформ. Кто у нас на государственной службе имеет опыт работы по-рыночному, по-западному? Западный костюм нужно отличать от западных мозгов.

Даже если на госслужбе и присутствует некое количество людей, которые могут реализовать лучшие практики проведения структурных реформ, то непонятно, как они будут сочетаться с силовиками, хозяйственниками, которые являются воспитанниками советской школы.

Леонид Фридкин тоже считает, что «не видно бескорыстных профессионалов, которым можно их доверить. Ясно, что это не могут быть нынешние чиновники. Собственно, правящей бюрократии какие бы то ни было реформы вообще ни к чему — они и так хозяева жизни».

Кирилл Рудый также подчеркивает необходимость вовлечения общественности в процесс реализации реформ. Он говорит, что если нет общественного запроса на реформы, это не означает, что нет общественного запроса на лучшую жизнь. Необходимо экономистам активнее и ярче выполнять просветительскую функцию и объяснять широким массам положительные результаты, к которым могут привести реформы. Необходимо стимулировать запрос на реформы со стороны среднего класса. Задача власти, правительства — взращивать средний класс.

И все-таки непонятно.

Всё правильно и вроде по существу говорит уважаемый Кирилл Рудый, и уже так говорит года два, по-моему, а реальные дела отсутствуют напрочь. Не хочется верить, что его речи — это ставший уже традиционным «информационный шум» для оболванивания населения, но на этот раз уже его думающей, образованной части. Создается впечатление, что Кирилл Рудый и взят для этих целей.

Его основная задача — создать впечатление, дескать, мы здесь «наверху» все видим, все понимаем и в нужное время адекватно отреагируем, «наверху» есть глубоко мыслящие по современному образованные люди. Это неправда, что во власти сборище невежественных тупиц с менталитетом конца ХХ века

И на этот раз идет не примитивное оболванивание, а хоть в какой-то мере «удовлетворение» ожиданий, пусть даже на вербальном уровне. Для думающих это на некоторое время тоже хлеб.

Можно было бы поверить, что Кирилл Рудый взят для дела, если бы в ближайшее время начались экономические реформы, которые у нас в Беларуси без политических в принципе невозможны. А если такое комплексное реформирование начнется, то это будет означать полную ликвидацию лукашенковской системы, а следовательно и устранение от власти его самого.

Постоянно напрашивается вывод, что Лукашенко ни на какие реформы не пойдет. Будет мучить страну и себя, но не пойдет.

Размышляя о Рудом и Лукашенко, вспомнил библейское выражение: «По делам их судите». Это ныне единственно верный критерий оценки этих людей.

Казалось бы, и Снопков, и Рудый всё смело и правильно оценивают и понимают. Создается впечатление, что общество настраивают на реформы.

И практически в эти же дни Лукашенко говорит:

«Суть экономической реформы — производство качественного товара и его продажа по хорошей цене…

Не важно, в конце концов, что мы будем производить и продавать. Важно, чтобы продать, и желательно по хорошей цене. Вот это и есть суть реформы…

…я готов на любые мероприятия и любые реформы. Но выдержите ли вы это? Надо ли вам это? Готов сделать так, как хотите.

Никто не может упрекнуть меня, что я действовал все эти годы вопреки желанию народа. Если дадите карт-бланш на любую ломку и кардинальные преобразования, я это сделаю. Но лучше идти эволюционным путем».

Вопросы, вопросы… Как всё это понимать?

У многих европейских политиков и экономистов, имеющих личный практический опыт успешных реформ, в частности, у автора словацких экономических реформ Ивана Миклоша, имеются очень содержательные выводы по проведению реформ, несколько отличающиеся от позиций Рудого и радикально отличающиеся от позиции Лукашенко.

В частности, Иван Миклош считает, что структурные реформы на 90% вопрос политический, а не экономический.

Сейчас очень хорошо известно, что такое структурные реформы и как их необходимо делать, что работает, а что — нет. К примеру, недавно вышла прекрасная книга The Great Rebirth: Lessons from the Victory of Capitalism Over Communism. Она о 25-летнем опыте перехода к рынку бывших стран соцлагеря, главу о Польше главу писал Лешек Бальцерович (экс-вице-премьер, автор «плана Бальцеровича»), о Чехии — Вацлав Клаус (экс-президент).

Еще 20-25 лет назад ситуация была обратная — проблемы касались в основном технических вопросов, связанных с содержанием реформ, предлагались и рассматривались различные подходы к тому, как обеспечить трансформацию экономики.

Но хотя известны все шаги и рецепты, политический вопрос остается. Ведь реформы — это очень серьезный политический шаг.

Всегда и в любой стране реформы — это перемены, а люди по природе своей не любят перемены. И это еще более актуально для реформ в странах бывшего соцлагеря, где требуется реально глубокая перестройка системы.

Поэтому наличие сильного политического лидера, адекватного целям и требованиям реформ — обязательное условие их успешного проведения.

По-моему, в Беларуси у думающей и образованной части населения и у власти сложилось понимание необходимости скорейших реформ.

Нужны мудрые люди, а мудрость — это врожденная способность принимать правильные решения при недостатке информации или умение выбрать среди многих мнений наилучшее, не основываясь на твердом знании.

Хорошо сказал Александр Ярошук: «И тогда многим станет понятно то, что сегодня доступно единицам: приспособленчество не есть стратегия, хитрость — не есть ум, а изворотливость — не есть мудрость. Не надо было много ума и мудрости, чтобы приспособиться к российскому соску и 20 лет из него сосать».

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».