Евгений Балинский. ПОЛЕМИКА. Свечи за упокой милосердия

Окрашивание фотографий в социальных сетях в цвета французского флага наглядно демонстрирует лицемерную избирательность нашего милосердия.

Евгений Балинский. Белорусский журналист телеканала «Белсат». Пытаюсь бороться с определением себя как пропагандиста идей оппозиции.

Окрашивание фотографий в социальных сетях в цвета французского флага наглядно демонстрирует лицемерную избирательность нашего милосердия. Никто не призывал молиться за Сирию, когда там сотнями убивали детей, и уж, конечно же, никто не добавлял себе на странички российские флаги, когда взорвали их самолет.

Избирательность и предубеждения: посвящается белорусам-сопротивленцам

Окрашивание аватаров социальных сетей в цвета французского флага — лицемерное позерство, наглядно демонстрирующее всю мерзость избирательности нашей милосердности. Никто не призывал молиться за Сирию, когда там ещё совсем недавно те же самые террористы уничтожили две сотни детей. И уж, конечно же, никто не фотографировался с зажженными лампадками и свечами у российских посольств, когда точно такие же террористы взорвали их самолет.

И есть предположение, почему так происходит. Мы упорно ассоциируем население стран с их режимами и правительствами. Сегодня ленты ваших социальных сетей ломятся от картинок с французскими триколорами и призывами помолиться за Париж, потому что в прошлую пятницу были расстреляны честные, демократичные и посему исключительно нормальные европейские люди. А в самолете над Синайским полуостровом взорвали кровавых крымнашистов-путинистов, поэтому картинки с российским флагом никто на аватар не ставил.

Потому что (если верить последним опросам, объективность которых с трудом оспорима) 90% россиян поддерживает политику Путина. А значит, исходя из логики поверхностной аналитики оголтелых, эти 90% россиян поддерживают и аннексию чужих территорий, и войны в других странах, и многие другие «кошмары с улицы Путина».

Значит, и в самолетах летает 90% таких же путинистов, восхваляющих кровавые инициативы режима. А девяносто, очевидно, больше, чем десять — значит, вроде как, и не жалко. Можно взрывать. И никто не скажет слова — всем наплевать, а кто-то про себя — тихонько и негласно — но даже и «за». Никто не сделает себе жалостливую картинку с проникновенным пафосным текстом и российским флагом. И «молиться» никто не будет. Потому что не принято и даже неприлично, а может быть и совсем аморально испытывать теплые чувства по отношению к таким, кажется, уже и не совсем людям: выражать сочувствие родственникам и чтить память погибших.

Ведь Россия — вместе с Путиным и всем остальным народом — наш первый враг. А поддерживать врагов — глупо. Потому сегодня российское правительство спит и видит, как бы отравить едким дурманом своих идей о «русском мире» весь честной белорусский народ. Значит, идёт война. А на войне человечностью можно пренебречь.

Между ненавистью и любовью: посвящается всем остальным

Можно долго слушать доказательства, что мы не русофобы. И доказательства эти вполне убедительно и правдоподобно провозглашаются ртами, обрамленными пеной усердия, но эта ситуация вокруг траура по парижским трагедиями всё всем доказала: это обыкновенная русофобия, если не сказать русоненавистничество. Но всё нормально, всё, вроде бы, оправданно. И никто не против.

Впрочем, дело ведь не только в белорусах-сопротивленцах-русофобах. Ведь не они же, в конце концов, моментально сколотили бизнес по продаже памятных футболок, пока тела убитых в Париже еще не успели остыть.


Скриншот с крупнейшей в мире площадки для онлайн-торговли ebay.com, где по запросу «молись за Париж», введённом на английском языке, можно найти массу товаров, моментально созданных уже на следующий день после трагедии.

Что и говорить, прецедент с исчерпывающей прозрачностью, через которую всё очень хорошо просматривается. Но можно ли осуждать предприимчивых людей, живущих только по одному закону настоящего бизнеса — деньги не пахнут, вытекающему из вполне естественного для членов общества потребления желания нажиться? Тем более, когда это желание имеет под собой прочное основание нашего желания в унисон со всем цивилизованным миром страдать и скорбеть, оплакивая невинно убиенных хороших людей.

Что же насчет России, спросите вы? Ну, ведь не может же так быть, чтобы на грандиозной по своим масштабам площадке, объединяющей сотни тысяч продавцов по всему миру, не было аналогичных маек, но с российским акцентом! Оказалось, может быть. 

 

Не нашлось ни одного чертового милосердного дизайнера или магазина, пожелавшего создать и продать такие майки. Выходит, что так называемое искреннее сочувствие имеет четко обозначенные границы, которые, увы, соответствуют границам на политической карте мира.

И на людей, которые, между прочим, вот уже много лет живут в условиях постоянной террористической угрозы, наплевать — они же сделали свой, что для нас, безусловно, очевидно, неправильный выбор, который и позволил нам с чистой совестью убить в себе человечность.

  

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».