Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Козлозьяна

Вспомним сюжеты уходящего года, которые наиболее соответствуют его символу.

Уходящий год — год Козы по восточному календарю — был богат на события. И в мире, и в Беларуси. Начни называть их все — не управишься и до курантов. Поэтому давайте вспомним лишь те сюжеты, что наиболее релевантны символу уходящего года.

Что год нам грядущий готовит, о том
пока ещё париться рано —
пока нам Коза ещё машет хвостом,
и рожу не мнёт Обезьяна.

Но близок аккорд заключительных слов,
и, в общем-то, можно признаться:
за год повидали мы столько козлов,
что хватит нам лет на двенадцать.

О, сколько их было в минувшем году,
на ком отдохнула природа —
но только один из них, всем на беду,
стал титульным символом года.

Весь мир он готов раскалить добела
бредовых задумок во имя.
Другого такого найдём ли козла?
Его не затмишь и троими!

У власти колхозной особая стать —
дубы вперемешку с осиной.
С правителей наших бедовых что взять?
Анализ — и тот с древесиной.

У них не башка на плечах, а биде —
зато не болит на погоду,
и в форме сотрудника НКВД
раз плюнуть им выйти к народу.

Живём небогато мы нынче весьма.
Откуда богатству бы взяться?
Но власть напрягла рудименты ума
и вспомнила о «тунеядцах».

Ни царь Хаммурапи, ни вождь Аларих
не знали такого клондайка.
Не сеешь, не пашешь — а жрёшь за троих?
Так базовых двадцать отдай-ка!

В кино белорусском царила печаль —
Бессон не по нашенской части —
однако свалился на нас ДеВиталь
и крикнул: «Снимаю блокбастер!»

«Мы братья», — в Минкульте ему был ответ:
пригрели и долларов дали.
Но то, что потом наснимал этот кент,
кто смог посмотреть без печали?

Байнет после жарких украинских драк
сковали унынье и скука,
но тут Короткевич запостила «ТАК»
и стала кумиром фейсбука.

«Ганьба! Подтанцовка! И кукла притом», —
взревело змагарское вече.
(Делить «глас народа» с ещё одним ртом?
Не будет об этом и речи!)

Крымнаш ананасы давил впопыхах,
бульбаш шёл на выборы пьяно,
когда прогремело на всех языках
победное имя Светлана.

От ярости зубы свело у Кремля,
Дрозды передёрнуло луком —
им Нобель-то в ватнике виделся, б…я!
И с роторной жаткой. И с «Буком».

С концами едва мы сводили концы,
гроши изучая под лупой.
Но год ведь Козы — он же год и Овцы,
скотинки покорной и глупой.

И снова нам осень снесла чудеса —
поверив, что жить стало краше,
мы отдали щедро свои голоса
за шчасце нелепое наше.

Уходит Коза, по асфальту скользя,
ныряя в истории вьюгу…
Но так уж устроена наша стезя,
что всё у нас вечно по кругу.

И завтра судьба нас бодать-колотить
продолжит стабильно и рьяно.
Весь мир по-людски наяву будет жить,
а нам на роду — Козлозьяна.

И всё же хочу я закончить обзор
на добром и светлом аккорде.
Друзья, не пора ли дать дружный отпор
козлиной зарвавшейся морде?

Любым обезьянам сказать: «Брысь с пути!
По-вашему больше не будет».
Ни цирком, ни стадом мы быть не хотим.
Мы — верим и можем.
Мы — люди.

 

 

 

Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

 

 

 

 

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».