Марат Афанасьев. ТАЛАКА. Четыре конкретных решения для БМЗ и не только

Для БМЗ, ремонтных и энергетических служб других предприятий, а также коммунальных служб мы попробуем предложить четыре вполне конкретных решения.

Марат Афанасьев. По образованию — инженер-электротехник, работал главным энергетиком на алюминиевых заводах в Карелии и Египте, заместителем главного энергетика и начальником планово-экономического отдела БМЗ (Жлобин). Лауреат Всесоюзного научно-технического конкурса молодежи (НТТМ-74). За время трудовой деятельности внедрил полторы сотни рационализаторских предложений. Председатель Жлобинского городского Совета депутатов (1990-91 гг.). Депутат Верховного Совета 13-го созыва (фракция «Гражданское действие»). Депутат Жлобинского районного Совета депутатов (2003-2007 гг.). Один из основателей ОГП, председатель Жлобинской организации ОГП. Женат, двое детей, трое внуков.

Судя по всему, слоган «Бытие определяет сознание» становится актуальным для всё большего числа людей. Пока не всех, но их количество растет — желудок не обманешь.

Недавно жлобинская районка «Новы дзень» устами начальника управления по труду, занятости и социальной защите населения райисполкома пыталась успокоить это самое население, назвав свою публикацию города, но и области. И вынужденное «безделье» такого количества трудоспособных работников существенно снижает этот потенциал.

Добавило в копилку абсурда и решение районного Совета депутатов, опубликованное в заводской газете «Металлург», о том, что из числа депутатов районного Совета сформированы рабочие группы, которые изучат обстановку на проблемных предприятиях для оказания помощи по выходу из создавшегося положения.

На зависть другим районам и правительству в Жлобине создается экспертное сообщество! Какую конкретную помощь они будут оказывать предприятиям, если большинство членов таких групп не знают, что такое оборачиваемость средств на предприятии и из чего состоит добавленная стоимость? В общем, про это газета не сообщала. Видимо, не зря?

Если учесть, что половина этих депутатов (и соответственно — создаваемых «экспертных» групп) — директора предприятий города и района, то хочется спросить: что они будут изучать у самих себя? И какие советы они получат от своих коллег, второй половины «депутатского корпуса» — школьных учителей и медработников, не имеющих представления об их производствах? Чем же занимались эти директора всё время, предшествовавшее возникшему на их предприятиях коллапсу?

Такими вопросами озадачили меня бывшие коллеги по работе на БМЗ и в районном Совете депутатов. Они высказали пожелание забыть прошлые обиды и предложить помощь бывшим коллегам и предприятиям, даже если об этом нас никто и не просит.

Предлагать что-то депутатам нынешнего состава райсовета нет никакого смысла, потому что это такая же пустышка, как и нынешний «парламент», который ничего не решает и ни на что не влияет. Да и не хочет влиять: предложенная председателю райсовета «Программа энергосбережения региона» была им проигнорирована, хотя позволяла уменьшить электропотребление до 3%, а теплопотребление — до 5% не только в нашем районе, но и во всех 118 районах страны.

Также бесполезно стыдить представителей энергосистемы, включивших в тарифы для потребителей излишки генерирующих мощностей, оплачивая которые не подозревающие о таком «подарке» предприятия серьезно ухудшают свои экономические показатели.

Вышесказанное лишь подтверждает, что без структурных реформ политической и экономической системы страны не обойтись. Но даже и сейчас можно что-то сделать, если принимать грамотные решения, иметь желание улучшить ситуацию и не бояться принимать необходимые решения.

Например, для БМЗ, ремонтных и энергетических служб других предприятий, а также коммунальных служб мы попробуем предложить четыре вполне конкретных решения, которые принесут реальную пользу всем заинтересованным в решении возникших проблем.

Первое. В связи с пуском нового цеха газетные публикации сообщали о работах, выполнявшихся цеховым персоналом ремонтных служб: предмонтажная ревизия оборудования, монтаж и регулировка, наладка и другое. Цеховой ремонтный персонал часто даже не знал, как эти работы оформить, но выполнял приказ, а строитель «экономил» капвложения (за что, очевидно, получил премию). Бухгалтеру затраты по выполнявшимся работам никто не предоставлял и не уточнял, и он, как обычно, относил их на себестоимость действующего производства.

Такая «экономия» капитальных вложений на строительстве — за счет действующего производства — откровенная глупость! Ведь если включать такие затраты в стоимость основных производственных фондов, как положено, то далее 2-3% амортизации в стоимости будущей продукции нового цеха никто не ощутит. А вот отнесение этих затрат, особенно на оплату труда ремонтников и израсходованных материалов, тепловой и электрической энергии, на себестоимость действующего производства, как делается сейчас, резко снижает конкурентоспособность выпускаемой продукции и ощутимо влияет на получение прибыли.

Второе. Рекорды при выплавке стали разрушили все норвежские печные трансформаторы мощностью 75 мВа, потери холостого хода у которых были по 600 кВт. Несмотря на предостережения, тогдашние руководители завода купили итальянские трансформаторы мощностью 95 мВа, потери холостого хода у которых превышают 1600 кВт. При этом конструкция электропечей не менялась, а систему теплоотвода пришлось полностью заменить. Такое «решение» нынче ежегодно обходится заводу в 26 млн кВт/ч лишней электроэнергии и более 5 млн долларов.

Эту ситуацию частично можно исправить, используя имеющиеся установки динамической компенсации реактивной мощности на подстанции «Сталь», которые были созданы для мощностей и потерь холостого хода норвежских трансформаторов. Увеличив мощность устройств компенсации, можно уменьшить потери электроэнергии, а увеличив первичное напряжение печных трансформаторах, уменьшить плотность тока в электродах и технологические затраты при выплавке стали.

Третье. Используя почти 500 силовых трансформаторов и более 30 тысяч электродвигателей, завод, кроме этого, является и крупнейшим потребителем реактивной мощности. Забота о снижении ее влияния на потери электроэнергии (весьма значительные) в заводских и внешних сетях лежит полностью на самом заводе, который использует для этого батареи статических конденсаторов.

Их емкость за последнее десятилетие почти не менялась, несмотря на строительство новых цехов и расширение действующих. Пересчет емкости до оптимальной, доукомплектация недостающей — реальный шанс снижения потерь электроэнергии в заводских сетях. И не только заводских — подобные решения постоянно реализуют коммунальные службы наших западных соседей и наши китайские друзья в своих приборах, которыми мы все чаще пользуемся в быту.

Четвертое. Изъяны технического обслуживания всех систем теплоснабжения завода, общая длина которых измеряется десятками километров, и повышенный при этом расход топлива особого внимания до поры до времени не вызывают. Чаще всего проблемы теплового режима отдельных зданий возникают в сильные морозы, после повышения давления и температуры в теплотрассах. Порывы труб, возникающие при этом, приводят не только к авариям, но и к еще большему расходу топлива.

Решение этой проблемы заключается в систематической регулировке гидравлического режима тепловых сетей, начиная со всех котельных, тепловых и до элеваторных узлов зданий. Стоящие там приборы давления и температуры позволяют следить за всеми параметрами теплоносителя, ликвидировать «шунты», обеспечивая минимальный расход топлива повышенным коэффициентом полезного действия котло-агрегатов. Это тоже необходимо делать не только в заводских, но и в городских коммунальных сетях.

Вот, вкратце, и всё. Поручение коллег я выполнил. Даже если эти советы никому не пригодятся, мы будем рады даже тому, что вы их читали, думали, а мы не остались в стороне от проблем, которые всех нас волнуют.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».