Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. За ДСВ!

Когда-то давным-давно, когда День святого Валентина был праздником индивидуального выбора, нешумным и неформальным, в нём, наверное, и впрямь было что-то уютное и трогательное.

Когда-то давным-давно, когда День святого Валентина был праздником индивидуального выбора, нешумным и неформальным, в нём, наверное, и впрямь было что-то уютное и трогательное. Но сегодня, когда об этом «красном дне календаря» трубят чуть ли не из каждого утюга, от валентинок всех видов и размеров рябит в глазах, а слово «любовь» для 14 февраля стало таким же маркер-клише, как селёдка под шубой для 1 января или белые спины для 1 апреля, дата эта не вызывает ничего, кроме иронической улыбки. В лучшем случае.

Ещё понятно, когда всем миром встречают Новый год или отмечают день какого-нибудь защитника. Но любовь — чересчур интимное чувство, чтобы выносить его на рекламные билборды и сверкающие мишурой витрины.

Нет, я не против самого Дня святого Валентина и далёк от того, чтобы, вслед за всякими умалишенцами, называть его «гнездилищем разврата» или «духовным мусором». Просто хотелось бы, чтобы он снова обрёл негромкое, индивидуальное для каждой влюбленной пары звучание. Без конвейерных валентинок и глянцевой истерии.

Я, наверное, бездушная скотина,
мне, наверное, нельзя было рождаться,
но плевал я на Святого Валентина,
и сердечек от меня вам не дождаться.

Православные попы воскликнут: «Любо!»
Но чихал я и на них с высокой ёлки —
не поповскою анафемою лютой
нигилизма моего горят иголки.

Ладно, можно в Новый год резвиться стадом,
в День защитника без стада быть негоже,
но любить того, кто лёг со мною рядом,
я в единственном числе хотел бы всё же.

Нет, никто не против секса группового —
просто лейте суп отдельно, мух отдельно.
Ничего в земных пределах нет святого,
но любовь-то, как известно, беспредельна!

Что ловить ей в этих праздниках бездарных?
Для любви куда значительнее будни.

Независимо от игр календарных
и слюнявых валентинок пополудни,
пусть амуры бьют в сердца ударом метким,
купидоны день за днём дают азарта...

Да и, кстати, передайте Кларе Цеткин,
что в гробу я драл её восьмое марта.


Дмитрий Растаев

Дмитрий Растаев. Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».