Александр Лукашенко строит страну безмолвия

24 июня в суде Ленинского района Гродно был вынесен обвинительный приговор редактору газеты "Пагоня" Николаю Маркевичу и журналисту Павлу Можейко...

 

коллектив редакции газеты

"Ликвидация негосударственной прессы для Беларуси — путь в страну безмолвия" — сказал в одном из интервью профессор, руководитель Центра правовой защиты СМИ при Белорусской ассоциации журналистов Михаил Пастухов.
 
 
24 июня на этом пути сделан еще один шаг.
 
В этот день в суде Ленинского района Гродно был вынесен обвинительный приговор редактору газеты "Пагоня" Николаю Маркевичу и журналисту Павлу Можейко. Они признаны виновными в клевете в отношении президента Республики Беларусь — часть 2 статьи 367 Уголовного кодекса. Маркевич приговорен к 2 годам и 6 месяцам ограничения свободы, Можейко — к 2 годам аналогичного наказания.
 
Государственный обвинитель Владимир Рябов в своем выступлении просил суд приговорить журналистов к лишению свободы в колонии общего режима. Казалось бы, приговор оказался мягче, и у кого-то в зале суда даже вырвалось: "Победа!" На самом деле победой журналистов этот приговор не является. Власти поступили с циничной хитростью. Вначале взвинтив напряжение, они затем несколько более мягким, чем требовало обвинение, приговором снизили опасность общественных протестов.
 
Но приговор, тем не менее, достаточно суров. Свобода журналистов ограничена, они должны будут работать в спецучреждении в том месте страны, которое определят специальные органы МВД. Можно предполагать, что их зашлют подальше от Гродно и Минска. Таким образом, Маркевич, у которого трое детей, будет оторван от семьи. Молодой, образованный, талантливый Павел Можейко вынужден будет заниматься малоквалифицированным трудом.
 
В чем же виноваты журналисты?
 
В самый разгар предвыборной президентской кампании, 4 сентября 2001 года, когда до выборов оставалось 5 дней, в №36 газеты "Пагоня" были опубликованы письма, статьи, стихи на предвыборную тематику. Некоторые фрагменты материалов послужили причиной для обвинения журналистов в клевете в отношении президента, соединенной с обвинением его в совершении тяжких преступлений.
 
По мнению прокуратуры, клевета в отношении А.Лукашенко содержится в следующих строках статьи Павла Можейко "Идем на выборы!": "Может ли, в конце концов, быть достойным народной поддержки человек, который борется со своими оппонентами, убивая их?". (По мнению прокуратуры, в этих словах содержится обвинение в убийстве). В письме под названием "Он — не Лукашенко" говорится, в частности: "Семь лет правления Лукашенко продемонстрировали, что он просто больной человек, который уничтожает наш народ. Убивает своих оппонентов, разрушает все национальное, что еще осталось в нашем обществе, и целенаправленно доводит белорусскую нацию до вымирания". (По мнению прокуратуры, в этих высказываниях содержатся обвинения в убийстве и геноциде). Наконец, в стихотворении "Абяшчал. Абяшчаю. Буду абяшчаць" клевета, как утверждает прокуратура, имеется в словах "Абяшчал народу я, што пагибнет мафия… Можаце миня паздравиць. Мафию рашыл…вазглавиць я". (Прокуратура полагает, что здесь Лукашенко обвинен в создании преступной организации).
 
На суде было представлено заключение ученых — филологов Гродненского университета. Они полагают, что подобные высказывания носят образный, метафорический, переносный характер. Образ персонажа неконкретен и ближе к художественному образу, чем к реальному лицу.
 
Кроме того, весь тираж злополучного номера газеты был конфискован в типографии и не дошел до читателей. Обвинение, однако, ухватилось за то, что номера газет были размещены в интернете, на сайте газеты. Об этом рассказал допрошенный во время суда сотрудник КГБ, который по заданию прокуратуры скопировал материалы номера с сайта "Пагонi". Однако эта операция не была процессуально закреплена, как это предусматривает Уголовно-процессуальный кодекс, прошла без участия понятых. А доказательства, добытые с нарушением закона, не могут быть положены в основу приговора, как гласит тот же УПК.
 
Это не просто формальность, которую можно обойти. Николай Маркевич утверждал на суде, что распечатка КГБ была взята не из интернета, а с жесткого диска редакционного компьютера, изъятого в редакции. Обвинение не смогло представить доказательств обратного, а выступление государственного обвинителя было пересыпано выражениями типа "возможно", "предположительно". Защита напоминала в своих выступлениях о требовании закона: все сомнения трактуются в пользу обвиняемых. К тому же интернет в Беларуси не считается средством массовой информации, что подтверждено ответом из Министерства информации.
 
Адвокаты обвиняемых журналистов — Сергей Цурко и Александр Бирилов — напомнили также, что в публикациях "Пагонi" Лукашенко подвергался критике как один из кандидатов на пост президента. В этой связи любопытно, что суды Беларуси не удовлетворили ни одного иска белорусских политиков, правозащитников и обычных граждан к государственным СМИ, в которых были размещены материалы, дискредитирующие оппонентов Лукашенко.
 
В ходе судебного следствия по инициативе Маркевича и защиты к материалам дела были приобщены публикации из различных белорусских СМИ с критикой А.Лукашенко и его окружения. В этих материалах приводились конкретные сведения о преступлениях, к которым могло быть причастно ближайшее окружение президента, о возможной причастности Лукашенко к так называемому "эскадрону смерти", устранявшему, по одной из версий, видных деятелей белорусской оппозиции. Однако ни по одной из этих публикаций уголовное дело не возбуждено. Кроме того, доказывала защита, эти материалы ясно показывают, что в газете "Пагоня" были опубликованы не "заведомо ложные сведения" в отношении Лукашенко, как говорилось в приговоре. Подозрения о причастности Лукашенко и его ближайшего окружения к исчезновению ведущих белорусских политиков имеют веские основания, подтверждаемые приобщенными к материалам дела публикациями. И дело прокуратуры, а не обвиняемых, проверить правдивость этих утверждений, говорили адвокаты.
 
В основу приговора было также положено решение Высшего Хозяйственного суда (ВХС), в котором говорилось о распространении газетой позорящих, заведомо ложных сведений в отношении Лукашенко. Однако защита считает, что ВХС не исследовал факта наличия клеветы и подобным решением вышел за пределы своей компетенции. Более того, по мнению защиты, это косвенно свидетельствует, что необоснованное закрытие газеты "Пагоня", возбуждение уголовного дела против журналистов и их осуждение были звеньями одной операции, тщательно спланированной спецслужбами еще осенью 2001 года. И решение ВХС, по принципу преюдиции, кирпичиком легло в фундамент обвинительного приговора суда Ленинского района Гродно.
 
В своем последнем слове журналисты не признали вины. Их эмоциональные, продуманные выступления были встречены в зале аплодисментами.
 
Этот процесс, по словам редактора Маркевича, является лакмусовой бумажкой и для его вдохновителей, и для общества в целом: "Съест общество этот абсурд, проглотит его молча — или будет протестовать, покажет, что за эти 65 лет, которые прошли после 1937 года, мы получили прививку против беззакония, насилия и вероломства?.. Сейчас не 1937 год. Однако если общество проспит опасность, не заметит, что ловкие прокуроры тянут его назад в концлагерь, то... Аппетит, как известно, приходит во время…".
 
По его словам, общественное мнение в Беларуси на стороне журналистов: "Люди, обсуждая наш процесс, склоняют не столько имена прокуроров, сколько имя Александра Лукашенко, честь и достоинство которого — о, парадокс! — прокуроры будто бы хотели защитить… Весь трагизм этой ситуации в том, что понять все это может только один человек в Беларуси — сам Лукашенко. Однако он — далеко, подобных "мелочей" не замечает. И снежный ком абсурда, брошенный "защитниками" "батьки", постепенно вырастает до угрожающих размеров... То тут, то там возбуждаются дела, разгоняются демонстрации, переписывается история... Но вернемся к многочисленным слухам о загадочных исчезновениях и смерти политических оппонентов Лукашенко… Естественно, что люди хотят разгадать эту загадку. Высказываются версии. И очень плохо, что у президента нет ответа на эту загадку, эти вопросы, эти версии. Так кто в этом виноват? Ясно одно — не Маркевич и не Можейко!".
 
Параллельно с судом над гродненскими журналистами кампания властей против негосударственных СМИ разворачивалась и по другим направлениям. Так, 20 июня обвинение в покушении на клевету и оскорбление президента было предъявлено редактору минской газеты "Рабочы" Виктору Ивашкевичу — также за публикации в предвыборном номере газеты. Арестован банковский счет крупнейшей негосударственной газеты "Народная воля". Против нее практически одновременно выдвинуто несколько гражданских исков. Многие белорусские журналисты и правозащитники считают все это скоординированной кампанией властей и высказывают опасения, что если дело пойдет такими темпами, то к осени в Беларуси может практически не остаться независимых газет. А оставшиеся, по словам профессора Михаила Пастухова, будут писать об уборочной кампании и публиковать сводки погоды.
 
Однако подобные процессы вызывают протест международной общественности. Гродненский суд был внимательно отслежен присутствовавшими на всех заседаниях представителями посольств ведущих западных стран. После приговора с заявлениями протеста выступили крупнейшие правозащитные организации Беларуси и мира, представители руководства Парламентской ассамблеи Совета Европы и других организаций.
 
По словам адвоката и правозащитника Гарри Погоняйло, "приговор в отношении Маркевича и Можейко является заведомо неправосудным… Суд выполнил политический заказ руководства страны и вынес обвинительный приговор с очень суровой мерой наказания…". "С людьми изощренно расправились за инакомыслие" — считает правозащитник.