Без шелухи и каши: что сказал каждый из президентов

От обилия комментариев по итогам встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина в Москве может пойти кругом голова. Оценки звучат полярные. Тем же, кто предпочитает до всего доходить своим умом, предлагаем дословно то, что прозвучало из первых уст. Ниже приводится запись пресс-конференции двух лидеров в Москве 14 августа, а также интервью белорусского лидера по прилете в национальном аэропорту "Минск".

14 августа. Москва. Пресс-конференция двух президентов

Фото kremlin.ru

 

 

В.ПУТИН:

— Закончилась первая часть переговоров с президентом Беларуси. В ходе встречи мы обсудили действительно широкий, в самом прямом смысле этого слова, круг вопросов двустороннего характера и международную проблематику.

В первую очередь, конечно, обсуждали проблемы, связанные с развитием экономического сотрудничества и интеграции в рамках процессов, связанных с Союзным государством. Подтвердилось совпадение позиций по ключевым вопросам российско-белорусских отношений, в том числе и по интеграционным вопросам. При этом мы убеждены: необходимо принимать взвешенные и согласованные решения, чтобы в итоге и Россия, и Беларусь получили оптимальный результат, в полной мере устраивающий обе стороны. Именно такой подход, на наш взгляд, будет наиболее оправдан.

Мы говорили и о будущем Конституционном акте, и о некоторых других аспектах этого процесса. Одна из приоритетных задач для нас — формирование единого экономического пространства на основе подписанного в апреле этого года совместного заявления и принятого плана по введению единой денежной единицы Союзного государства. Мы говорили о конкретных вопросах, говорили о наших планах в энергетической сфере, о создании совместного предприятия по газораспределительным системам и так далее. Затронули ряд совершенно определенных конкретных вопросов, подлежащих разрешению в оперативном порядке.

Говорили, как я уже отметил, по международной проблематике. Это касалось отношений с различными международными организациями, в том числе такими, как ОБСЕ, НАТО, Организация Объединенных Наций и т.д., в плане координации усилий наших внешнеполитических ведомств.

Я хочу от всей души поблагодарить белорусского коллегу за то, что он откликнулся на наше приглашение и приехал сегодня в Москву, и за очень конструктивный характер обсуждения всех затронутых нами тем.

 

А.ЛУКАШЕНКО:

— Я думаю, что мне мало чего можно добавить к тому, что здесь было сказано моим коллегой президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным.

Мы действительно обсуждали не два направления, как я планировал, заявляя в аэропорту утром. Мы обсудили третью проблему — международное положение, и в контексте этих современных направлений международных отношений — наше место, России и Беларуси, и белорусско-российского союза. То есть три направления, которые мы обсудили.

Как бы мы ни хотели влезать в конкретику, конкретных торгово-экономических вопросов, тем не менее целых 40 минут мы посвятили обсуждению конкретных экономических проблем и констатировали, что наши правительства и специалисты неплохо поработали в последнее время, наши посольства, для того чтобы решить многие проблемы, которые не решались по году, а может быть и больше. Поэтому экономическая проблематика у нас заняла примерно 40 минут времени.

Что касается политических вопросов и в их контексте — союзного строительства, то я должен сказать, что впервые за последние годы, по крайней мере, мы четко себе представляем, на какие три-четыре модели мы можем выйти в ближайшее время. Меня лично это очень удовлетворяет, и я это очень положительно воспринимаю, в том числе и предложения Владимира Владимировича, которые он сделал на этих переговорах.

Что касается третьего направления — международной проблематики, я публично хочу поблагодарить своего коллегу и особенно Министерство иностранных дел Российской Федерации за ту поддержку Беларуси в рамках ОБСЕ, Североатлантического альянса и Организации Объединенных Наций. Владимир Владимирович подтвердил и также оценил ту роль, которую играет Беларусь в нашей координации на внешнеполитической арене. По крайней мере Беларусь всегда поддерживалась конструктивной и порядочной линии по отношению к Российской Федерации.

Вот три направления, по которым мы вели разговор, диалог в течение двух часов.

 

 

Белорусское телевидение: — Сегодня много говорится о необходимости обеспечения равных прав для граждан Беларуси и России. Определенные шаги в этом плане уже сделаны, но их очевидно недостаточно. Обсуждалась ли сегодня эта тема и готово ли руководство России и Беларуси двигаться дальше в этом направлении

А.ЛУКАШЕНКО: — Что касается этого вопроса, то я единственно тоже могу поблагодарить Владимира Владимировича. Он, пока я приехал, уже посмотрел репортаж из аэропорта, где я предложил, что нам надо все-таки больше делать для людей конкретного. Тогда люди, может быть, не в ожидании будут конкретных подвижек в белорусско-российских отношениях, а будут видеть конкретные дела для себя.

Я благодарен, что Владимир Владимирович начал этот разговор с того, что действительно надо сделать так, чтобы и россияне, и белорусы почувствовали пользу от нашего союза еще большую. Хотя мы констатируем, что мы немало сделали за эти годы. Мы создали уникальную систему, которой в мире вообще нет, во взаимоотношениях белорусско-российского союза. И мы пришли к тому, что мы не все еще сделали, какую возможность нам дает договор. На основании него еще много чего можно сделать. Поэтому мы обсуждали эту проблему, проблему, так сказать, иностранцев: чтобы ни белорусы, ни россияне ни у нас, ни в России, друг у друга не были иностранцами.

То же самое и юридические субъекты хозяйствования. Я думаю, что в ближайшее время… Мы полны решимости — два президента, и правительство в этом направлении будет работать — сделать конкретные крупные шаги в поддержку благосостояния россиян и белорусов.

В.ПУТИН: — Мой ответ, может быть, будет покороче, тем более что Александр Григорьевич развернутый ответ дал на ваш вопрос. Я думаю, что нужно заниматься целенаправленно гармонизацией законодательств и бороться с бюрократией.

 

Агентство ИТАР-ТАСС: — Владимир Владимирович, какие конкретно меры будут приниматься для дальнейшей интеграции Беларуси и России? Сейчас на этот счет существует много мнений. Хотелось бы слышать конкретику.

В.ПУТИН: — Я так понимаю, что Александр Григорьевич немножко спровоцировал этот вопрос. Действительно, мы и сегодня много времени уделили этой теме. Хотел бы подчеркнуть и согласиться целиком и полностью с тем, что только что было сказано моим коллегой: я убежден, что за последние годы было очень много сделано на предмет создания единого Союзного государства; очень много было сделано на пространствах России и Беларуси для облегчения жизни рядовых граждан. Инициаторами этих процессов были как раз присутствующий здесь президент Беларуси и первый президент России Борис Николаевич Ельцин.

Мы сегодня эту тему обсуждали действительно достаточно подробно. Александр Григорьевич уже сказал, что возможны разные варианты. Я, например, считаю, что мы сегодня вполне могли бы уже перейти к каким-то конкретным шагам. Как говорили в известном фильме, момент такой.

Момент заключается в том, что подавляющее большинство населения Беларуси и России хотят объединения — первое. Второе. В так называемых политических элитах существует определенный национальный консенсус по этому вопросу. И исполнительные органы власти, и законодательные считают, что это правильно. Поэтому мы вполне можем перейти к конкретным действиям.

Какие это могут быть действия? Они возможны по разным вариантам. Первый — это самый прямой и самый конкретный — создание в полном смысле этого слова единого государства. Я могу себе представить, что это может пойти в определенных временных рамках. Скажем, в мае следующего года можно было бы провести референдум по вопросу объединения. В декабре 2003 года можно было бы провести выборы в единый парламент, а в марте 2004 года — провести выборы единого главы государства. Вот это было бы движением к созданию в полном смысле слова единой страны.

Естественно, встает вопрос, что можно было бы предложить гражданам России и Беларуси в качестве вопроса на референдум. Мы с Александром Григорьевичем тоже на эту говорили. Я сейчас коротко сформулировал. Разумеется, это требует доработки специалистов, парламентариев, экспертов. Но могу себе представить такой вопрос, причем мне кажется, что он должен быть одинаковым и для Беларуси, и для России: "Согласны ли вы, что Россия и Беларусь объединяются в единое государство на основе следующих принципов.

1. Обеспечение равенства прав и свобод граждан объединенного государства (То, о чем еще в аэропорту говорил Александр Григорьевич).

2. Равенство регионов России и Беларуси как субъектов единого государства.

3. Создание единых органов власти единого государства в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Хочу на это обратить внимание и скажу почему. Не потому, что нам Конституция Беларуси меньше нравится. Она может быть образцовым примером для очень многих других стран. Это конституция демократического государства. Но Беларусь, в отличие от России, унитарное государство. Россия и будущее совместное государство тоже может быть только федеральным, как Россия, федеративной. Поэтому, конечно, я по-другому этого себе не представляю.

Это первый вариант. Он конкретный, ясный и понятный. Если по каким-то соображениям это трудно решить, тем более что сроки достаточно жесткие, можно пойти по другому пути, об этом мы тоже сегодня говорили. Это что-то похожее на объединительные процессы в рамках Евросоюза: союзный парламент, который принимает решения, которые, в свою очередь, должны быть подтверждены национальными процедурами, внутренними законами. Это на 100 процентов обеспечивает интересы обоих государств, обеспечивает суверенитет, независимость и все, что с этим связано.

Вот два основных пути. Мы считаем, что на сегодняшний день не исчерпаны те возможности, которые нам предоставляет сегодняшнее состояние. И здесь я абсолютно согласен с Александром Григорьевичем, когда он говорит, что нам нужно еще в процессе сегодняшнего дня активизировать и сегодняшние структуры сделать дееспособными. Вот эти наши предложения по глобальным вопросам.

Но есть и другие предложения, которые тоже достаточно существенные, весомые, я бы сказал, что они лежат в политико-экономической сфере. У нас предусмотрено введение единой валюты в 2005-2008 годах, точнее <как> единственный платежный документ предполагался российский рубль, а с 2008 года предполагалось ввести некую единую на будущее валюту. Я предлагаю, чтобы мы ввели как единую расчетную единицу российский рубль не с 2005, а уже с 2004 года, с 1 января 2004 года.

Это потребует внесения изменений в законодательство Российской Федерации и соответствующих изменений в законодательство Республики Беларусь. Предложения российского правительства и Центрального банка на этот счет сформулированы, они непростые, они требуют ответственных решений. Я их Александру Григорьевичу передал, они не являются секретными.

 

Белорусское телеграфное агентство: — Вопрос двум президентам: не считаете ли вы, что Беларусь и Россия должны более тесно координировать свои шаги на международной арене, и, в частности, во взаимодействии с ВТО и НАТО?

А.ЛУКАШЕНКО: — Да, я только что сказал, что у нас было и третье направление в переговорах — международные отношения и наше место, Союза Беларуси и России. В этом контексте мы обсуждали и ситуацию в ОБСЕ, НАТО, ООН. Вы знаете, у нас программа действует, мы ее выполняем. Два МИДа наших двух государств являются исполнителями этой программы на международной арене. Мы обсуждали эту проблему, в том числе и взаимоотношения и ситуацию с Североатлантическим блоком.

Должен сказать, что мы в Беларуси определили свою позицию по отношению к НАТО в современных условиях. Я не увидел, чтобы Владимир Владимирович Путин имел претензии по каким-то параметрам к той позиции, которую мы определили по отношению к НАТО. Более того, мы получили полную поддержку со стороны президента, вернее я получил. И я уверен, что мы, согласовывая наши позиции в рамках Договора о коллективной безопасности в нашем союзе, можем действовать в направлении сотрудничества по каким-то программам с Североатлантическим блоком. То есть мы уделили достаточное внимание этому вопросу.

Есть предложения, и они поступают в наш МИД и через российский МИД, по контактам с ОБСЕ. С некоторыми предложениями я познакомил и Владимира Владимировича. Они полностью соответствуют нашим подходам и в этом направлении. Я только могу поблагодарить, что Россия занимает такую позицию, которая сегодня не то что выгодна, она отвечает нашим интересам, и мы готовы действовать в этом направлении и по отношению к Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Я сегодня своему министру передам эти поручения, и они с исполняющим обязанности министра российским товарищем Лощининым — Владимир Владимирович обещал поручение сделать — немедленно займутся этими проблемами. То есть для меня приятных много было предложений со стороны Российской Федерации по сотрудничеству Беларуси и России в рамках международных организаций.

 

Вопрос: — Как известно, с июля Россия распространила внутренние тарифы на железнодорожные перевозки на Беларусь. Со своей стороны, белорусская сторона не распространила подобных действий на перевозку российских грузов в Калининградскую область через территорию Беларуси. Осуждалась ли эта тема, и можете ли вы, Александр Григорьевич, повлиять на эту ситуацию в ближайшее время, используя властные рычаги, и, если можно, президент России тоже пусть прокомментирует этот вопрос.

А.ЛУКАШЕНКО: — Мы действительно обсуждали эту проблему. Для меня она, откровенно скажу, была абсолютной неожиданностью. Никаких ущемлений прав россиян на территории Беларуси быть не может, особенно после тех шагов, которые Российская Федерация приняла по направлениям, которые вы только что указали, в частности и по железнодорожным тарифам.

Что касается Калининграда, мы эту тему также затрагивали, и я Владимиру Владимировичу определенно и четко сказал: какая бы ситуация в Калининградской области ни складывалась, там не чужие нам люди, и не потому что там этнических белорусов немало живет. Это вообще миллион с лишним наших людей, россиян и белорусов. Они ведь возникли не во времена Лукашенко-Путина, они и до нас там жили. И жили, не делили друг с другом.

Поэтому я сказал Владимиру Владимировичу Путину: "Вы всегда можете быть уверены в том, что белорусы будут на стороне россиян при любой ситуации". В частности, при решении не только транзитных вопросов Калининградской области — вообще любых вопросов. Беларусь и в советские времена была настоящим мостом и оплотом сотрудничества не только действий Российской Федерации даже на западном направлении, не говоря уже о территории бывшего Советского Союза, какой являлась Калининградская область Российской Федерации, естественно, как республики.

Поэтому я публично заверяю, что Беларусь будет всегда занимать абсолютно пророссийскую позицию в решении калининградских проблем.

В.ПУТИН: — Мы действительно коснулись этой темы, но только действительно коснулись. Как только я обозначил, что такая проблема существует, белорусский коллега отреагировал мгновенно, подчеркнул, что если есть такая проблема, существует, то она будет решена в самые короткие сроки.

Что касается в целом взаимодействия, я уже говорил это при нашей встрече, у нас действительно есть определенный спад в торговле, в торговом обороте. Вместе с тем я хочу обратить внимание на то, что у нас примерно на 20 процентов — я могу ошибиться в деталях — сократился объем бартера, то есть наша торговля стала более прозрачной, более монетарной и более современной. В целом я оцениваю наше сотрудничество очень высоко и как весьма эффективное.

Разумеется, хозяйственные вопросы всегда решаются с оттенком прагматизма, мы всегда спорим, и наши правительства спорят, но это спор друзей, коллег. Есть, конечно, борьба за национальные интересы, но мы всегда консенсус находили. Я уверен, мы найдем не только по этим, но и по другим вопросам.

Вы знаете, я, например, упоминал о предложении, которое сейчас сформулировано по моему поручению, правительством Российской Федерации и Центральным банком, о введении единой денежной единицы — рубля России в качестве единственного расчетного платежного средства в Беларуси и в России не с 2005, а с 1 января 2004 года. Но мы понимаем, что это требует определенного напряжения, усилий со стороны белорусских коллег.

Должен отметить, что практически все наши договоренности выполняются. Мы, со своей стороны, тоже берем на себя серьезные обязательства, это нагрузка на нас, на нашу экономику. Мы уже ввели единые транспортные тарифы на перевозки с Беларусью. Беларусь — единственная страна, с которой мы ввели внутренние российские цены на газ. А как вы знаете, для "Газпрома" это убыточные цены, ниже себестоимости. Тем не менее, мы пошли на это и будем из бюджета поддерживать "Газпром".

Мы предоставили Беларуси 100 млн долларов кредит. 60 миллионов уже выплачено и 40 должны быть выплачены в этом году. Я не вижу оснований этого не сделать, это будет сделано, это заложено в бюджет. 4,5 миллиарда рублей предоставил Центральный банк. 3,1 млрд уже получены, 1,5 предусмотрены в этом году. Вчера только встречался с руководителем Центробанка Российской Федерации, он подтвердил готовность Центрального банка России выполнить свои обязательства.


 

 

14 августа. Национальный аэропорт "Минск". Ответы Александра Лукашенко на вопросы белорусских журналистов

— Александр Григорьевич, на вашей сегодняшней встрече с Владимиром Путиным вы обсуждали три модели будущего возможного построения союзного государства. Причем эти модели озвучивал российский президент. Вы на это не отреагировали. Есть ли какие-то из этих моделей варианты, которым сегодня президенты отдают предпочтение?

А.ЛУКАШЕНКО: — Если говорить откровенно, мы не обсуждали модель. Как я уже сказал на пресс-конференции, есть три-четыре подхода к построению будущего нашего союза. Но коль президент озвучил эти три модели, как вы их назвали, я уже знаю, что СМИ Российской Федерации раскручивают сейчас эти модели, только в свою сторону, непонятно почему.

Что касается предложения строить наши отношения по принципу Евросоюза, вообще хочу сказать, что строить мы будем по той модели, по которой достигнем консенсуса, по той модели, на которую будут согласны и россияне, и белорусы. Никто никому волю навязать не может.

Если брать предложения президента России о модели Евросоюза, мы касались этого вопроса на переговорах, и я тогда сказал президенту Российской Федерации: "Ну, что ж, на принципах Евросоюза, значит, на принципах Евросоюза, с учетом того, что мы жили в одном государстве, в Советском Союзе и там было много хорошего. Есть много положительного в Евросоюзе, давайте лучшее возьмем и будем строить наши отношения по этому принципу, но на основании принципов и положений ныне действующего договора, не разрушая этот договор, не уничтожая его через внесение каких-то правок и поправок. Понимаете? Вот это наш ответ, он во многом не нов для вас, наш ответ на этот первый вариант.

Второй вариант. Если его перевести на русский язык, я его сейчас переведу, а вы попытайтесь на него ответить. Риторический, можно сказать, вопрос. Предлагается на референдум внести вопрос белорусам и россиянам. Вот как он прозвучит для белорусов: "Согласны ли вы разделить Беларусь на семь частей, включить эти части в состав Российской Федерации и предоставить этим семи белорусским частям равные права с регионами России?". Каков будет ответ гражданина Беларуси? Нетрудно догадаться: категорическое неприятие, категорическое "нет". Поэтому нечего обсуждать этот вариант. Он неприемлем для Беларуси.

Здесь речь уже не идет о том, чтобы Беларусь включить в состав России как единое целое, а разделить и включить и предоставить потом права. Конечно, мы на этот вариант никогда не пойдем, но это вариант. Согласитесь, что это вариант. Я уже несколько раз говорил, что Союз может строиться на принципах неразрушения суверенитета ни России, ни Беларуси. Он должен строиться на принципах равноправия.

И третий вариант, который я предложил на переговорах В.В.Путину. Коль мы не можем на данный момент — не созрели условия, наверное, мы, наверное, к этому не готовы, политики, элиты и так далее — проводить что-то приемлемое для двух сторон, давайте не будем разрушать то, что есть в нормативной базе наших отношений, не будем ломать Союзный договор, не будем рушить те структуры, которые созданы, а это Высший государственный совет — высший орган нашей власти в Союзе, Парламентское собрание — законодательный орган, правительство союзное — исполнительный орган.

У нас есть договор, который дает право вето и России и Беларуси. То есть решения принимаются только консенсусом, это равные права двух государств. Что ж мы будем разрушать это? Давайте на основании ныне действующего договора, его положений выжмем из него все, что можно, и сделаем, а договор это позволяет, россиян в Беларуси, а белорусов в России не иностранцами. То есть наконец фактически не продекларируем, а предоставим им равные права и возможности в Беларуси и в России.

Давайте субъектам хозяйствования, юридическим лицам, предприятиям сделаем такой режим хозяйствования, чтобы они не чувствовали себя в России иностранцами, а россияне у нас, в Беларуси, иностранцами. И много-много проблем, которые изложены для решения в приложении к договору, "Программа действий" называется. Это неотъемлемая часть договора, мы же еще не выполнили эти положения.

Так вот третий вариант: не будем ломать действующий договор, не будем разрушать все, что сделано, а будем двигаться вперед, будем совершенствовать ныне действующую структуру. И когда мы вели переговоры, Владимир Владимирович поддержал эту позицию. Она для него была новой, но абсолютно приемлемой.

Поэтому, говоря об этих трех вариантах, которые были изложены Владимиром Владимировичем Путиным, здесь не должно быть никаких инсинуаций, особенно со стороны российских СМИ, кому-то, знаете, нравится — не нравится. Никаких инсинуаций. Вариантов не существует, какие приемлемые для нас, какие нет, я только что вам сказал.

— Сегодня российский президент передал Вам документы о возможности досрочного перехода к единой валюте Союза, российскому рублю. Как Вы оцениваете возможность этого перехода?

А.ЛУКАШЕНКО: — То, что касается документов, я благодарен президенту России, что они просчитали возможные варианты перехода на год раньше к единой валюте, ради бога. Мы никогда не возражали против этого. Вопрос не в сроках. Можно и с 1 января 2003 года, а не 2004-го это сделать. Вопрос в механизме. Ведь это непростой вопрос.

Вопрос единой валюты — это вопрос, который лежит в плоскости суверенитета государства, вопрос эмиссии, насколько равноправны мы будем в этом механизме, механизме функционирования единой валюты. Если это равноправно, если это цивилизованная форма функционирования двух государств и зон единой валюты — хоть с 1 января 2003 года. Если там заложены неравноправные подходы: что Национальный банк становится филиалом Центрального банка и в связи с этим мы теряем суверенитет — это вещь серьезная, это не шутка, — то, конечно, такой вариант мы принять не можем.

Поэтому что касается сроков — хоть с 1 января 2003 года. Что касается механизма, суверенитет в этой части двух государств незыблем.

— Это был короткий, просто блиц-визит, но, тем не менее, очень насыщенный, очень много информации. Нам, журналистам, даже во многом как-то трудно расставить акценты, скажите, пожалуйста, какое у вас самого осталось впечатление от этого первого раунда переговоров? Если это первый раунд, то когда будет продолжение?

А.ЛУКАШЕНКО: — Вы очень правильно расставили акценты, хоть вам и трудно. Действительно, это первый раунд переговоров. Почему первый? Потому что, смотрите, экономические проблемы, международные — нет никаких вопросов. Третий вопрос, — мы и журналисты его всегда считаем основным, — строительство союзного государства.

Вот мы подошли к некоторым вариантам и остановились. Я вам говорю, как обсуждался этот вопрос. Нужна еще одна встреча, а может быть не одна. Это будет следующий этап наших переговоров, поэтому два этапа. Что касается моих впечатлений — очень положительные. Очень. Действительно, очень благожелательное настроение со стороны руководства Российской Федерации. Мы обсудили весь спектр экономических проблем.

Я уже не хочу вас утруждать этими мелкими вопросами, а мы их все обсуждали — от поставок сахара белорусского в Россию по квотам, от автоперевозчиков, взимания косвенных налогов, даже вопросы министров обсуждали — и везде мы нашли понимание. Мы обсуждали проблемы Калининградской области, нашей позиции по Калининградской области, транзита грузов через Беларусь в Калининградскую область, то есть целый спектр этих финансовых, кредитных отношений, поставки газа в Республику Беларусь, поставки нефтепродуктов, создание СП в области газоснабжения, нефтепроводов и так далее.

Не было ни одного вопроса, который бы воспринимался по-разному мной и Владимиром Владимировичем. От этой части очень позитивное впечатление.

Международные вопросы… Знаете, я очень благодарен Владимиру Владимировичу Путину за ту позицию, которую он занимает по отношению к Беларуси. Например, я ему задал вопрос: "Скажите, пожалуйста, вот наши оппозиционеры пищат на каждом углу, что Ширак перед вами поставил вопрос о так называемых "скрадзеных" (похищенных. — Прим. ред.) в Беларуси". — "Такого не было. Мы никогда с президентом Франции и другими президентами не касаемся вопросов третьих стран, в том числе белорусов. Для меня это свято, я никогда не переступлю. Вообще, такого разговора не было". И много других проблем и аспектов. Можете оценить теперь позицию этих отвязанных наших.

Поэтому международный этот аспект звучал очень прилично. Я попросил Владимира Владимировича, чтобы он не снижал поддержки белорусов на международной арене, и получил полное заверение с его стороны, что он так будет действовать и в будущем. И еще ряд конкретных было предложений.

О них рано говорить, но он взял на себя определенные обязательства, которые нам помогут во внешнеполитическом плане, и отдал конкретные поручения министрам и и.о. министра иностранных дел Валерию Лощинину по конкретным вопросам. И наш министр, и министр иностранных дел России в этом направлении будут действовать. Они получили соответствующие поручения. Тоже от того аспекта у меня остались очень положительные впечатления.

Что касается третьего аспекта, я только что о нем говорил. Для этого потребуются дополнительные консультации. Я скажу прямо: скорее всего, союз наш будет развиваться на основании ныне действующего договора и приложений к этому договору, на основании уже заключенных соглашений. Договор никто ломать не будет. Мы будем действовать на основании этого договора. Мы не использовали все механизмы, которые там заложены, и ту силу, которая там заложена.

И в этом направлении мы постараемся эти два-три года посвятить тому, чтобы сделать конкретные шаги в реализации договора и создать нормальные условия функционирования предприятий, субъектов хозяйствования и жизни для наших людей. Вот в каком направлении будет строиться союз.