Профсоюзы вмонтировали. C советским знаком качества



Валерий КАРБАЛЕВИЧ


Коллаж Светланы Ветровой

С октября профсоюзные взносы будут перечисляться, как в старые добрые времена. А именно — по безналичному расчету в день выдачи зарплаты. Об этом заявил председатель Федерации профсоюзов Леонид Козик. Все идет по схеме, согласно которой профсоюзы вновь становятся придатком государственного механизма.





День 16 июля, когда Леонид Козик был назначен (извините, избран) на должность председателя Федерации профсоюзов Белорусской (ФПБ), стал точкой отсчета политики огосударствления профессиональных союзов. Курс был определен, задачи поставлены. Оставались неясными нюансы. Потому как возможны разные варианты этого огосударствления.





Например, можно было ограничиться просто нейтрализацией профсоюзов как реальной политической силы, сделать их тихими, незаметными. Иначе говоря, ФПБ выполняла бы функцию простого буфера, гасителя энергии социального протеста. Она не лезла бы больше в политику, а лишь добросовестно помогала администрации предприятий, властной вертикали решать социальные проблемы. А свое присутствие в общественной жизни обозначала лишь местом в президиумах официальных собраний.





Второй вариант условно можно назвать «советским». В СССР профсоюзы, будучи придатком государства, занимались не только социальными вопросами. Они выполняли функцию, по образному выражению классика марксизма, «приводного ремня от партии к массам». Иначе говоря, помогали КПСС и государственной власти осуществлять политический контроль за трудовыми коллективами. Можно напомнить, например, что председатель профкома подписывал характеристики граждан наравне с руководителем предприятия и секретарем парткома.





После 16 июля ФПБ взяла на вооружение советский вариант роли и места профсоюзов в обществе. Пикантность состоит в том, что власти не считали нужным это как-то микшировать. Л.Козик словно продолжал работу в должности заместителя главы администрации президента. Как важного государственного чиновника его направили контролировать уборку урожая в Витебской области. Он остался руководителем белорусской группы по разработке Конституционного акта Союзного государства Беларуси и России, а также комиссии по сотрудничеству с Ираком. В качестве представителя президента его направили с визитом в Багдад. Получается, что должность председателя ФПБ для Л.Козика — просто общественная нагрузка вдобавок к основной государственной работе.





Как и положено, новый председатель начал с кадровой чистки, удаления неблагонадежных. С нарушением устава ФПБ отправлены в отставку главный редактор профсоюзной газеты А.Старикевич и руководитель профсоюзов агропромышленного комплекса А.Ярошук. С еще двумя отраслевыми профлидерами — А.Бухвостовым и Г.Федыничем разберутся позднее, когда осуществятся планы нынешнего главы федерации по объединению отраслевых профсоюзов в один профсоюз промышленности.





Пропагандистское обеспечение деятельности «обновленных" профсоюзов не отличается особым изыском. Например, в начале года правительство запретило собирать профвзносы через бухгалтерию. Государственные СМИ проявили чудеса политической эквилибристики, объясняя, что профсоюзы должны сами доказывать трудящимся необходимость своего существования. И только собирая профвзносы «вручную», дескать, можно определить подлинный авторитет профсоюзов в трудовых коллективах. На прошедшем съезде ФПБ было объявлено, что правительство отменило свое постановление и взносы теперь снова пойдут автоматом через бухгалтерии. И официальная пропаганда даже не пытается объяснять, почему белое сначала названо черным, а потом снова белым.





Второй пример. Лейтмотив всех обвинений в адрес бывшего руководства ФПБ со стороны и Л.Козика, и государственных СМИ, и делегатов съезда состоял в том, что профсоюзы «полезли в политику». В первую очередь имелось в виду участие бывшего лидера ФПБ В.Гончарика в президентских выборах. В то же время, как это ни смешно, новый председатель федерации в своем докладе на съезде поставил в упрек профсоюзам то, что на парламентских выборах они не смогли провести в депутаты ни одного своего представителя. Никто не объяснил Леониду Петровичу, что он запутался. Почему в парламентских выборах профсоюзам участвовать надо, а в президентских — нельзя?





Причем как раз активная работа нового председателя ФПБ в качестве государственного чиновника (см. выше) является политической деятельностью в чистом виде. И это в корне противоречит его же тезису, что профсоюзы должны отойти от политики. Еще более интересно, что Александр Лукашенко, выступая на съезде, заявил: к профсоюзам может перейти часть политических функций. Иначе говоря, профсоюзам запрещено заниматься оппозиционной политикой, выполнять те задачи, ради которых профсоюзы собственно и создаются. А вот участвовать в политике поддержки нынешней власти ФПБ не только не запрещено, но вменяется в обязанность.





Президент отметил, что готов передать ФПБ часть министерских функций. «Мы можем четко вмонтировать вас в процессе обновления в систему государственной власти», — сказал Лукашенко. Таким образом, огосударствление профсоюзов не только не маскируется, а провозглашается одним из важных направлений политики нынешней власти.





Уже в третий раз Лукашенко заявил, что власть намерена опираться на три структуры: местные Советы, Белорусский республиканский союз молодежи и ФПБ. Для любого недемократического режима контроль над обществом при помощи одних государственных органов недостаточен. Для большей устойчивости создаются дополнительные подпорки в виде формально общественных, а на самом деле созданных властью организаций. В Советском Союзе это были КПСС, профсоюзы, комсомол и тому подобные.





Здесь интересно другое. Лукашенко мимоходом проговорил, что в отсутствие правящей партии профсоюзы могли бы отчасти исполнять ту роль, которую играла КПСС, «взять на себя функции по сплочению, объединению общества и обеспечению идеологии». Это можно назвать третьим вариантом огосударствления. Конечно, его практическая реализация в сегодняшних условиях — это утопия. И потому, что природа профсоюзов иная. И по причине того, что профсоюзы, в отличие от компартии, не являются и в нынешних обстоятельствах не могут стать верхним этажом государственной власти.





Но в данном случае здесь важна тенденция — «вмонтировать» профсоюзы в политический курс тоталитаризации белорусского общества. И вмонтировали капитально. С советским знаком качества.