Блокада будет долгой



Андрей ФЕДОРОВ



Для экспертов решение о невозможности въезда Александра Лукашенко и еще семерых высших представителей белорусского руководства на территорию 14 стран Европейского союза не оказалось неожиданностью. ЕС неоднократно выступал с заявлениями, в которых осуждались нарушения прав человека в Беларуси. В последнее время он также выражал поддержку позиции руководства ОБСЕ по поводу "долгоиграющего" конфликта между белорусскими властями и Консультативно-наблюдательной группой (КНГ) этой организации. Предупреждения о вероятном ухудшении отношений звучали в таких заявлениях вполне явственно, хотя возможные меры и не конкретизировались.





Поэтому не вызывает сомнений, что в основе решения Евросоюза лежит именно конфликт вокруг КНГ, поскольку сама ОБСЕ реальных рычагов влияния на ситуацию не имеет. Можно также предположить, что окончательно чашу терпения Брюсселя переполнили недавние заявления А.Лукашенко, когда он в категорической форме потребовал от европейцев финансовых дотаций на охрану границы для предотвращения нелегальной миграции, контрабанды и транзита наркотиков. Катализатором же принятого запрета послужило, по-видимому, решение правительства Чешской Республики не выдавать белорусскому лидеру разрешения на поездку в Прагу для участия в саммите НАТО.





Данное решение, естественно, вызвало достаточно широкий резонанс как внутри страны, так и рубежом. Сразу же вспомнился 1998 год, когда нарушение Беларусью Венской конвенции о дипломатических сношениях привело к введению 25 странами Европы и США аналогичного запрета для большого числа белорусских чиновников — в "черном списке" оказалось тогда свыше 130 человек. Сейчас официальные представители белорусских властей заявили об использовании Западом двойных стандартов, поскольку такие меры применены лишь в отношении Беларуси, тогда как подобные, по мнению Минска, ситуации в других странах оставляются без внимания. В этом белорусскую сторону поддержали и некоторые зарубежные эксперты, в том числе из России и Швеции.





Действительно, сегодняшняя ситуация и события четырехлетней давности имеют между собой много общего, особенно если вспомнить, что по предварительной информации, просочившейся из Брюсселя, под нынешний "визовый запрет" первоначально должно было попасть гораздо больше официальных лиц — около 50 человек. Имеются, однако, и существенные различия. Во-первых, в тот раз причиной послужили крайне неуклюжие, но конкретные действия белорусских властей. Именно это дало возможность посредством извинений и компенсаций разрядить ситуацию относительно быстро. Теперь же проблема является значительно более принципиальной — для ее разрешения, судя по всему, потребуется не просто снять напряженность в отношениях с ОБСЕ, но и изменить положение с демократическими правами и свободами в стране в целом. А таких изменений вряд ли можно ожидать в ближайшее время.





Кроме того, не следует забывать, что в 1998 году А.Лукашенко еще рассматривался Западом как легитимный президент, при этом на 1999 год приходился срок президентских выборов по Конституции 1994 года. Поэтому ожидание неких внутриполитических событий также способствовало скорейшему разрешению тогдашнего конфликта. Теперь же, как известно, внутренняя ситуация в Беларуси совершенно иная.





Что же касается разного отношения Запада к Беларуси и некоторым центральноазиатским государствам, в частности Узбекистану и Туркменистану, где имеются схожие, если не более существенные, проблемы с демократией, то это в определенной степени имеет место. Действительно, эти страны подвергаются меньшему прессингу. Те же российские эксперты причиной данной неадекватности называют географическую близость Беларуси к ЕС, хотя и не считают это оправданием такой политики. Вот в этом пункте вряд ли можно с ними согласиться. Безотносительно того, прав Запад или нет в своей оценке опасности, исходящей от недемократических стран, если невозможно ликвидировать сразу все угрозы, то обычный здравый смысл требует уделять больше внимания ближайшей из них. Поэтому в рамках имеющихся у европейцев представлений такое поведение видится вполне логичным.





Так что на сей раз, похоже, "дипломатическая блокада" закончится не скоро. Более того, сейчас к ней подключаются и Соединенные Штаты. Другой вопрос, насколько эффективными окажутся подобные меры. На сей предмет в среде белорусских оппозиционных политиков существуют самые разные взгляды, однако эта многоплановая тема заслуживает отдельного разговора.