Третьего не дано



Валерий КАРБАЛЕВИЧ



В одном из недавних номеров "Народной воли" Александр Ярошук опубликовал статью "Третья сила", которую вчера обильно цитировало БТ. Автор призывает к созданию третьей силы, политически позиционирующей себя между властью и оппозицией.





Вызывает вообще сомнение тезис, что в белорусском политическом пространстве есть свободные ниши. Как известно, природа не терпит пустоты. И если бы такие ниши действительно существовали, то они естественным образом быстро бы заполнялись. Поэтому если какое-то пространство долгое время остается незанятым, то логичнее предположить, что его в действительности просто нет.





И накануне прошлогодних президентских выборов, и сейчас много разговоров о необходимости формирования в Беларуси "третьей силы", позиционирующей себя между властью и оппозицией. Претендентов на это место было много. Попытку занять его предпринимало движение "Яблоко" во главе с Ольгой Абрамовой. Самым давним и амбициозным претендентом на эту роль является Сергей Гайдукевич со своей Либерально-демократической партией. Однако 2,5%, полученные лидером ЛДП на президентских выборах, эти претензии дезавуировали.





В ходе президентской кампании в роли "третьей силы" позиционировался и Леонид Синицын, но очень неудачно. Его команда даже не смогла собрать необходимого числа подписей. После выборов он намекал, что через несколько месяцев собирается создать партию на основе своей предвыборной платформы. Однако этим все и закончилось.





Казалось, весомую заявку на то, чтобы занять свободную нишу сделал Василий Леонов, создавший движение "За новую Беларусь". После выборов было заявлено о превращении движения в партию. Но и тут дело затихло.





Неудачный опыт создания некой "третьей силы" в сегодняшней Беларуси позволяет сделать вывод, что сама идея является несостоятельной. Авторитарный режим объективно формирует двухполюсную, биполярную систему политической борьбы: власть — оппозиция. И вполне закономерно, что все попытки ее диверсифицировать, плюрализировать — провалились. Магнитная сила этих двух политических полюсов (власть — оппозиция) оказалась настолько мощной, что любой субъект, появляющийся в белорусском политическом пространстве, помимо своей воли вынужден либо примыкать к одному из этих полюсов (движение "За новую Беларусь" в ходе президентских выборов примкнуло к оппозиции), либо перемещаться от одного к другому (ЛДП С.Гайдукевича), либо исчезнуть.





На мой взгляд, главная и достаточно распространенная ошибка наших газетных комментаторов состоит в том, что причины слабости партий объясняются прежде всего просчетами в их деятельности. На самом деле проблема совсем в другом.





Как известно, политические партии — продукт определенной эпохи и общественного устройства. В нынешнем понимании они начали формироваться в конце 17-го — начале 18-го веков, в период зарождения политической системы раннебуржуазных государств Западной Европы и Северной Америки. Партии знаменовали собой определенный этап в усложнении политической системы индустриального типа. Их возникновение было вызвано к жизни рождением двух общественных институтов: парламента и выборов.





Решающим фактором возникновения и развития партий явилось утверждение такого элемента демократии, как институт политического представительства. Принципы представительства и выборности депутатов от различных социальных групп в законодательные и иные органы власти поставили вопрос об инструментах и средствах политической реализации этих принципов. В качестве таких инструментов постепенно во всех индустриальных странах возникли и утвердились политические партии. Они стали следствием появления парламентов и распространения избирательного права. Теперь те, кто хотел приобрести или сохранить власть, должны были обеспечить себе массовую поддержку.





Таким образом, только в рамках существования представительных органов власти и демократических выборов партии могут нормально функционировать и выполнять отведенную им роль. При отсутствии этих условий партии оказываются на периферии общественной жизни, превращаются в маргинальные структуры. Именно в таком положении оказались белорусские партии, поскольку у нас нет ни реальных представительных институтов, ни выборов. Есть лишь их суррогаты. Все партии вытолкнуты из легальной политической борьбы и превратились в политические клубы. Причем характерно, что в таком положении оказались как оппозиционные партии, так и проправительственные. Власти заблокировали основные каналы коммуникации между партийными организациями и населением. Оппозиционные структуры загнаны в своеобразные гетто, где вынуждены вариться в собственном соку. И без трансформации режима маргинальное положение партий изменить невозможно, какие бы героические усилия ни предпринимали их лидеры, какие бы замечательно правильные документы ни принимали на своих съездах.





Впрочем, все сказанное вовсе не значит, что ошибок в деятельности партий нет и критиковать их не за что.