Кто в Беларуси всех левее?

Логика ПКБ, которая заявляет, что Лукашенко — не левый, не совсем понятна. Тогда кто же он?

 

В своем письме к левым партиям мира Партия коммунистов Белорусская назвала ущербной политическую систему нашей страны, так как "власть сконцентрировалась в руках одного человека — президента, а назначаемые им чиновники полностью выведены из-под контроля народа".

Отсюда, по мнению оппозиционных коммунистов, весь негатив: мол, местные советы и судебная власть превратились в придаток исполнительной власти, что дало мощный толчок расцвету коррупции; в нарушение Конституции в стране существует монополия государства на электронные СМИ, а негосударственные печатные издания постоянно испытывают административное и финансовое давление; представители оппозиции не допускаются к участию в работе избирательных комиссий, а наблюдатели лишены права следить за ходом подсчета голосов, что приводит к массовым нарушениям законодательства в ходе выборов и породило недоверие общества к результатам избирательной кампании; в области трудовых отношений репрессии против неугодных власти лиц осуществляются с помощью системы краткосрочных контрактов, которая действует во всех отраслях экономики.

Секретарь Центрального комитета ПКБ Валерий Ухналев в интервью БелаПАН заявил, что цель этого письма — "проинформировать представителей левых партий о политических процессах, происходящих в Беларуси, в противовес "пропагандистской информации, распространяемой властями по дипломатическим каналам".

Кроме того, отметил он, правые силы многих стран "широко используют режим Лукашенко как инструмент борьбы с левой идеологией, представляя коммунистов и их союзников в качестве носителей идей тоталитаризма".

"Мы заявляем, что ничего общего с коммунизмом и левой идеологией правящий в Беларуси режим не имеет, и хотим, чтобы наши соратники знали об этом", — подчеркнул политик.

И все же, если проводить политологический анализ, то Лукашенко — явно политик левого толка. Не случайно его курс полностью поддерживает Коммунистическая партия Белоруссия, члены которой в отличие от порозовевших активистов ПКБ недалеко отошли от принципов компартии советского образца. Но вот можно ли назвать Лукашенко коммунистом? Наверное, куда скорее, чем социал-демократом. И все же, думается, наиболее корректно президента Беларуси охарактеризовать как социалиста.

Логика ПКБ, которая заявляет, что Лукашенко — не левый, не совсем понятна. Тогда кто же он? Пойдем от противного: центрист, правый?

И еще один аргумент, хоть и с гипотетической посылкой. Сейчас ПКБ и БСДП занялись созданием Союза левых сил. Так вот, если представить себе, что Лукашенко не президент, а простой политик, то он вполне бы подошел по своим социально-экономическим подходам на роль лидера в левом блоке. Ведь, по большому счету, белорусские левые критикуют его сегодня как главу государства по нюансам политики социализма, который проповедуют и они, а главным же образом — за авторитаризм.

Левая оппозиция у нас, по идее, должна быть более популярна, чем правая. Ведь большинство населения считают себя советскими людьми. Однако пока все наоборот — именно потому, что есть Лукашенко. Отвоевать у авторитарного правителя даже часть многочисленного левого электората, посттоталитарного и глубоко консервативного начиная с ментального уровня, не так-то просто. И если назвать Лукашенко нелевым, левой ниши на политическом поле от этого не появится.

Кстати, доказательством того, что правая оппозиция популярнее левой, служит и то, что на последних президентских выборах и по данным Центризбиркома, и по данным независимых социсследований правый Александр Милинкевич набрал голосов избирателей в несколько раз больше, чем выдвиженец от левой БСДП Александр Козулин. Впрочем, следует признать, что лидер социал-демократов особо идейную платформу и не озвучивал, сосредоточившись в основном на критике президента.

Насколько перспективен Союз левых сил в Беларуси как бренд?

В Европе во многих странах левые или недавно были у власти, или находятся там сейчас. Так, предыдущий президент Польши Александр Квасьневский вышел именно из тамошнего Союза левых сил, с поддержкой партии с таким же названием победила недавно на выборах и пошла на второй срок нынешний президент Финляндии Тарья Халонен...

Однако у нас, во-первых, политическая система строго не структурирована из левых, правых и центристов как таковая — соответствующая политологическая культура и у электората. К тому же народ не особо изучает предвыборные программы, голосуя стереотипно и сердцем.

Во-вторых, в нашей стране любые политические бренды, как показывает многолетняя практика, вообще малоуспешны. Партии малорейтинговые, а сколько движений и блоков так и остались на уровне намерений инициаторов их создания.

Единственное исключение — персонально левый Александр Лукашенко, но у него — беспрецедентно благоприятные условия для политических коммуникаций с населением и для воздействия на избирателей. И заметим: не случайно президент как сам себе бренд до сих пор не рисковал связывать свое имя с какой-либо конкретной политической силой.