Дмитрий Дашкевич: одних садят, других выпускают

Мое освобождение стало неожиданностью не только для меня, но и для администрации колонии...

«Мое освобождение стало неожиданностью не только для меня, но и для администрации колонии», — заявил 24 января на пресс-конференции в Минске один из лидеров молодежного демократического движения Дмитрий Дашкевич. Он был освобожден 23 января из колонии № 17 в Шклове, где отбывал наказание.

Дмитрий Дашкевич

«Разумеется, для меня это было неожиданностью, поскольку я должен был сидеть еще два месяца. Однако 23 января меня вызвали в администрацию колонии. Я думал, что иду на очередной допрос, поскольку мне — даже при освобождении в срок — обещали еще год-два надзора. Тем не менее мне показали постановление Верховного суда, датированное 22 января, по которому полтора года лишения свободы мне изменяются на год», — рассказал Д.Дашкевич.

«У меня сложилось такое впечатление, что сотрудники колонии сами не знали, что меня надо освобождать. Потому что еще за несколько дней до освобождения к ним приезжали «чекисты», требовали от администрации колонии больше меня контролировать, меня предупреждали, чтобы я был осторожней… И сами сотрудники колонии говорили, что к ним постановление о моем освобождении поступило совершенно неожиданно — только утром 23 января», — отметил Д.Дашкевич.

Дмитрий Дашкевич и Вячеслав Сивчик

«Я сначала несерьезно воспринял эту новость. Подумал, что это такая своеобразная шутка. В три часа дня меня выдернули с работы, объявили, что они должны меня выпустить, причем срочно. В 6 часов я вышел из колонии», — продолжил Д.Дашкевич.

«Я думаю, что мое освобождение — это результат общественного давления как внутрибелорусского, так и зарубежного. И, безусловно, это какая-то игра с Западом, потому что никакой либерализации общественной жизни не намечается. Одних садят, других выпускают. Одни уголовные дела закрываются, другие — возбуждаются. Мое освобождение — по Божьей воле и под большим гражданским давлением», — отметил Д.Дашкевич.

По словам Д.Дашкевича, 24 января он попытался получить в Верховном суде копию постановления, однако там сказали, что документ он должен взять в районном суде, который его осудил. «На протяжении недели я должен забрать это постановление. Я бы хотел узнать, как мне будут зачтены те четыре месяца, которые я отсидел уже сверх года. Я расцениваю их как фору, которую дают мне власти на участие в предстоящих уличных акциях», — пошутил Д.Дашкевич.

Дмитрий Дашкевич

Дашкевич намерен активно участвовать в общественно-политической деятельности. «Я отдохнул 16 месяцев. Поэтому сейчас планирую начать активную гражданскую деятельность. Духовное состояние очень хорошее благодаря Богу, благодаря моим друзьям, моим братьям и сестрам по церкви, которые все время меня поддерживали. И за это время я только укрепился духом», — заявил Д.Дашкевич.

«Я буду участвовать в тех акциях, которые уже запланированы; я буду активно добиваться освобождения из заключения моего друга Артура Финькевича; мы планируем активно поддерживать создаваемое Александром Милинкевичем движение «За свободу»; будем что-то планировать к парламентским выборам в Беларуси… И, безусловно, самое ближайшее — мы снова попробуем зарегистрировать организацию «Молодой фронт» в Беларуси. Благодаря нашим партнерам мы зарегистрировали организацию в Чехии. Это не остановит власти в том случае, если они попробуют поднять очередную волну репрессий, но это — некоторая юридическая поддержка нашей деятельности», — сказал Д.Дашкевич.

Дмитрий Дашкевич

«Все те оргкомитеты помощи заключенным, которые создают политические заключенные, выйдя на свободу, имеют под собой серьезное основание. Я планирую присоединиться к ним», — сказал Д.Дашкевич.

«В Шкловской колонии две тысячи человек, большая часть из которых, по моему глубокому убеждению, сидит несправедливо. Более того, белорусская пенитенциарная система, я считаю, создана для того, чтобы человека уничтожить, а не перевоспитать. Через несколько лет тюрьмы человек уже не ощущает, что он отбывает наказание, а через восемь лет он деградирует целиком. Если молодой человек где-то оступился, покурил «травы» и за это получил 5-8 лет колонии — это крест на жизни. И когда он выходит из заключения, интегрироваться в общество ему очень тяжело. И я видел, что государство делает все для того, чтобы не помочь человеку, который оступился, а чтобы этого человека уничтожить», — считает один из лидеров молодежного оппозиционного движения.

Условия содержания в Шкловской колонии № 17 Дмитрий Дашкевич расценивает как «нормальные».

«На территории колонии построена православная церковь. Там проходят службы, — рассказал Д.Дашкевич. — Я протестант и к нам в колонию приезжал протестантский пастор из Орши, мы собирались раз в неделю в библиотеке. Администрация колонии это позволяла и, насколько я понимаю, не чинила никаких препятствий. Все-таки многие люди в этих условиях склонны к духовному поиску. Администрация колонии, по-моему, даже содействует тому, чтобы люди приходили к Богу».

Дмитрий Дашкевич и Валерий Фролов

Д.Дашкевич также сообщил, что среди заключенных и персонала колонии много тех, кто «не воспринимает существующую государственную систему». «Все уверены, что через год-два система должна обрушиться. Когда я приехал в колонию, я даже удивился: откуда у людей такая уверенность? И я понял, что белорусское общество во всех своих уголках ощущает — перемены неизбежны, и они уже назрели», — сказал Д.Дашкевич.

В шкловской колонии № 17 также отбывает наказание бывший директор Национальной государственной радиокомпании Егор Рыбаков, который осужден 11 февраля 2005 года Верховным судом Беларуси за получение взяток и хищение путем злоупотребления служебным положением. По слухам, Е.Рыбаков заведует в колонии тюремным телевидением. «По-моему, это так, но я этого телевидения в колонии не видел. И я не видел, чтобы кто-то смотрел этот телеканал. В основном телевизоры настроены на пять каналов — три белорусских, «Россия» и НТВ», — сообщил Д.Дашкевич.