Беларусь и Россия останутся в состоянии помолвки и при Медведеве

О чем может говорить избрание Дмитрия Медведева Беларуси для дебютной партии на внешнеполитической арене?

Вероятно, что страной, куда новый президент России Дмитрий Медведев совершит свой первый зарубежный визит, станет Беларусь. Во-первых, таким образом преемник продолжит традицию, заложенную Владимиром Путиным. Во-вторых, белорусская сторона после заявления Медведева о намерении после утверждения в должности президента России посетить одну из стран СНГ сыграла на опережение. 5 марта Александр Лукашенко позвонил Медведеву и пригласил того в Минск.

Лукашенко и Медведев

Как сообщают российские источники, это приглашение Дмитрий Медведев принял с благодарностью. В ходе телефонной беседы был также очерчен широкий круг тем — от экономики до обороны, которые президенты более подробно обсудят во время личной встречи.

О чем может говорить избрание Дмитрия Медведева Беларуси для дебютной партии на внешнеполитической арене?

О многом и о разном. Конечно, таким образом, в первую очередь, будет подтвержден особый (братский, союзный, стратегический) характер отношений двух стран. Безусловно, учитывая крайне непростые взаимоотношения Беларуси и России в последнее время, это в большей степени будет игра на публику, так сказать, необходимый ритуал.

В тоже время реальный сценарий развития отношений будет писаться и реализовываться кулуарно. Так было при Путине и так, скорее всего, будет и при Медведеве. Эксперты даже предполагают, что эта тенденции усилится в силу навязанного обществу образа Медведева, как политика более либерального, демократичного и менее склонного к резким, агрессивным шагам.

В своих пока не многочисленных высказываниях по белорусскому вопросу Дмитрий Медведев был дипломатичен и осторожен, намеренно обходя острые углы и слегка преувеличивая оптимизм даже в таком непростом вопросе, как поставка в Беларусь российских энергоносителей.

Еще в конце 2006 года, когда белорусско-российский газовый конфликт был в самом разгаре, а сам Медведев был лишь первым вице-премьером, а не будущим президентом России, он фактически предсказал модель своего поведения в отношении Беларуси.

«Переход на новую систему ценообразования станет укрепляющим, а не разобщающим элементом, потому что он исключит те недоговоренности, которые присутствуют в любом экономическом диалоге — кто кому не доплатил, кто за счет кого живет, кто у кого больше откусил», — сказал тогда Медведев, отвечая на вопрос о влиянии переговоров по газу на перспективы создания Союза России и Беларуси.

Вместе с тем, отмечает эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич, «нет сомнения, что Медведев продолжит использовать энергоресурсы для решения политических вопросов. Это стратегия всей российской элиты. Концепция энергетической сверхдержавы базируется на использовании энергоресурсов как способа и инструмента влияния на внешнюю политику».

К тому же, стоит принять во внимание не имевшую ранее прецедентов ни в России, ни на постсовестком пространстве в целом складывающуюся конструкцию власти, когда руководящее ядро будет состоять фактически из двух человек — действующего президента Медведева и стоящего у него за спиной теневого лидера Путина. Насколько в этом случае будет самостоятелен Медведев, будет ли Путин играть доминирующую роль, как вообще сложатся их отношения, и как будут распределены между ними функции?

«Этого никто не знает, ответа на эти вопросы пока нет», — говорит российский политолог Леонид Радзиховский, отметивший, что на сегодня форма взаимоотношений двух лидеров в тандеме остается главным вопросом российской политики.

Политолог Валерий Карбалевич предполагает, что с приходом к власти Медведева в отношениях Минска и Москвы может быть усилен экономический аспект.

«Владимир Путин представлял в Кремле интересы группы силовиков, которые всегда очень активно ратовали за дружеские отношения с Беларусью. В этом они видели способ противостоять Западу и воплотить свои геополитические и военно-политические планы. Беларусь здесь играла достаточно важную роль, — считает эксперт. — Приход к власти человека не из силовых структур, возможно, ослабит военно-политическую составляющую и усилит экономический аспект двусторонних отношений».

Однако Леонид Радзиховский уверен, что в ближайшей перспективе перемен в отношениях Беларуси и России ждать не стоит. «Опыт взаимоотношений Лукашенко и Путина, которые, тут уже нечего скрывать, не очень любили друг друга, показывает, что личностные факторы на реальную ситуацию влияния не оказывали», — говорит эксперт. По его мнению, более «либеральный, мягкий и улыбчивый» Медведев в отношениях с Минском будет двигаться «курсом Путина».

Курс же Путина, говорит Леонид Радзиховский, — это сохранение имеющихся на данный момент отношений, которые полностью устраивают Россию: «Эти отношения диктуются необходимостью России иметь под рукой пример режима, еще более неприемлемого в глазах Европы, чем тот, который создан в самой России».

Это стремление сохранить между Москвой и Брюсселем белорусскую буферную зону вполне может объяснить и недавнее частичное возвращение России к практике дотирования белорусской экономики дешевым, вопреки контрактной формуле, газом и объемными кредитными ресурсами.

Под этим соусом, по мнению Леонида Радзиховского, будут развиваться и союзнические отношения. «Прерывать разговоры о Союзном государстве России не выгодно — эта пропагандистская фишка пока еще популярна у значительной части электората. Я думаю, схожая ситуация и в Беларуси, — говорит политолог. — Но и активизировать интеграционный процесс Москва не будет. Тем более, доводить дело до полного объединения. Для России это была бы катастрофа. Во-первых, исчез бы тот самый политический буфер, а потеряв эту отмазку, Россия сама бы оказалась в незавидном положении. Во-вторых, это экономически невыгодно, так как повлекло бы громадные затраты, которые сегодня не сможет себе позволить даже Россия. Возникли бы и десятки других угроз, в том числе и угроза роста сепаратистских настроений».

К тому же, уверен Леонид Радзиховский, своей властью не поступится и на вариант политического объединения никогда не пойдет Лукашенко.

В общем, резюмирует эксперт, сохранится ситуация, когда сторонам и «жениться не хочется и рвать помолвку тоже». «Так и будут жить в состоянии помолвки», — считает Леонид Радзиховский.