Вместо удара под дых официальный Минск получил щелчок по носу

Продление «черного списка» еще на год — это меньшее из зол, которое Евросоюз имел возможность выбрать для белорусских властей...

Вместо удара под дых официальный Минск получил щелчок по носуПри составлении маршрутов своих заграничных командировок целому ряду высокопоставленных белорусских чиновников еще, как минимум, год придется исключать западное направление. Терпеливо искавший пути сближения с белорусским режимом Евросоюз продлил действие «черного списка» до 10 апреля 2009 года.

Формально, вчерашнее решение Совета министров по транспорту, телекоммуникациям и энергетике Евросоюза стало реакцией на ухудшение ситуации с правами человека в Беларуси, проявившееся в разгоне акции на День воли и массовых обысках в офисах и на квартирах независимых журналистов. Фактически же, продлив санкции, Евросоюз дал понять официальному Минску, что применяемая им тактика «шаг вперед — два назад» в попытках завязать диалог эффекта не имеет.

Продолжив санкции, Евросоюз, к тому же, выступил со своего рода предупреждением: в любой момент санкции могут быть пересмотрены, а список — расширен или сокращен. Белорусские власти заинтересованы во втором варианте, о чем открытым текстом глава МИД Беларуси Сергей Мартынов говорил в феврале на «тайном» обеде с послами стран ЕС. Но для этого официальному Минску необходимо выполнить ряд требований. В европейском списке их 12, но Брюссель, похоже, готов продлить действие «сезонных скидок», настаивая лишь на двух пунктах — «полное и безусловное освобождение в Беларуси политзаключенных, а также проведение свободных, честных и демократических выборов осенью этого года».

МИД Беларуси вчера же оперативно отреагировал на продление санкций, заявив об их контпродуктивности и нецивилизованности. Но с другой стороны, продление «черного списка» еще на год — это меньшее из зол, которое Евросоюз имел возможность выбрать для белорусских властей. Ведь в арсенале брюссельских чиновников была и возможность присоединения Евросоюза к американским санкциям, а этом случае вместо безболезненного щелчка по носу белорусские власти получили бы удар в солнечное сплетение.

Но, как уже отмечалось не раз, Брюссель в гораздо меньше степени, чем Вашингтон склонен к радикальным поступкам. В силу куда как более тесных экономических отношений с Беларусью. Америке, по сути, все равно, какие объемы российских углеводородов прокачиваются транзитом через Беларусь и сколько тонн переработанных в Мозыре и Новополоцке нефтепродуктов идут на экспорт в страны Европы. США имеют возможность вести борьбу за демократические идеалы в чистом виде, тогда как ЕС при принятии единого решения вынужден учитывать экономические интересы почти трех десятков стран.

Таким образом, принимая во внимание связку двух основных требований со стороны ЕС — освобождение политзаключенных и парламентские выборы — можно предположить, что, как минимум, до осени пренеприятнейших известий с западного фронта официальный Минск не получит. Конечно, проблемы с «Белнефтехимом» в США от этого никуда не исчезнут, но, судя по всему, их белорусские власти готовы перетерпеть. Полугодовой же тайм-аут, наверняка, будет посвящен активной проработке российского направления.

Для белорусских властей откат от демонстрировавшихся одно время европейских настроений автоматически означает возвращение на исходные позиции. Ведь поход на Брюссель был своего рода демаршем Москве. Сейчас же уже Европу белорусские власти пугают российским щитом. Правда, Кремль большого желания встать на защиту братской республики пока не демонстрирует, но его молчание, похоже, в Минске рассматривают, как знак согласия.

Политическая стабильность в Беларуси напрямую зависит от стабильности экономической, которая, в свою очередь, во многом завязана на отношениях с Россией. Какими они будут в будущем году — более близкими к рыночным, или в формуле цены на газ найдется очередная оговорка, легитимизирующая дотационный режим? С экономической точки зрения, и тот и другой вариант имеет больше минусов, чем плюсов, так как в одном случае раньше, в другом чуть позже хронические проблемы отечественной экономики неизбежно обострятся. Но экономическая стабильность в белорусском варианте фактически синонимична «чарке и шкварке» — навязанной обществу идеологии довольствования малым. А такую идеологию легко вписать и в рыночный формат. Но не сильно ошибемся, если предположим, что белорусские власти попробуют еще подоить российскую корову, если та сильно мычать не будет.