Нет людей — есть проблема

На основании рассмотрения вопроса «громких исчезновений» Беларусь снова может попасть в резолюцию Комиссии ООН по правам человека..

 

Сегодня может показаться, что то состояние, в котором Беларусь находится сейчас, было всегда. Или, по крайней мере, с момента прихода к власти президента Лукашенко. И уже не многие вспомнят, что подконтрольный президенту парламент, почти полное отсутствие негосударственных СМИ и мифичность таких понятий, как свобода и демократия, возникли не сразу, не в 1994 году. Власть укреплялась постепенно, пока не превратилась, наконец, в то, что сегодня на Западе называют «последней диктатурой Европы».

Многие аналитики считают, что одним из главных событий, которое изменило историю Беларуси, стало отстранение от должности председателя Центризбиркома Виктора Гончара. 12 лет назад, 14 ноября 1996 года, своим указом Александр Лукашенко постановил отстранить Гончара от занимаемой должности.

Виктор ГончарЭто сегодня президентские указы и декреты сродни безоговорочным постулатам, а в 96-м они не всеми воспринимались как имеющими законную силу даже в органах власти. Вот что писал в то время председатель Конституционного суда Валерий Тихиня в своем обращении к Лукашенко. В нем отмечалось: «пункт 1 ст.100 Конституции, на который Вы ссылаетесь в своем указе, не предоставляет права президенту Республики Беларусь освобождать (назначать) председателя Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов».

Делая в тот день заявление для прессы, Виктор Гончар сказал: «Текст президентского указа меня меньше всего интересует. Я — должностное лицо и подчиняюсь законам, а не указам, которые изданы с превышением конституционных полномочий».

На утро следующего дня, 15 ноября, Виктора Гончара попытались не впустить в здание Центризбиркома: у входа его встретили омоновцы. В свой кабинет Гончар все-таки прорвался, но позже был насильно выдворен из него службой охраны президента.

В ситуацию попытался вмешаться и спикер Верховного Совета Семен Шарецкий, но также не был допущен в ЦИК. «Я обращаюсь ко всем, — заявил тогда С.Шарецкий. — Я обращаюсь к мировой общественности. В республике начался захват власти неконституционным путем. У Центризбиркома выставлена охрана неизвестно какими людьми. Вот для чего была создана служба безопасности президента — для захвата власти. Это я говорю как председатель Верховного Совета».

Доктор философских наук Вячеслав Оргиш так описывал события того времени: «Фактически с этого нападения на Центризбирком в стране начался государственный переворот. На место насильственно отстраненного законного председателя комиссии Виктора Гончара руководитель государства незаконно назначил Лидию Ермошину. Был изменен состав самой комиссии, в нее вошли лица, подобранные исключительно по принципу лояльности главному начальнику. Таким образом, исполнительная власть сделала решающий шаг, которым был открыт путь к «элегантным победам» на последующих выборах и референдумах в интересах авторитарной «вертикали»…

Но, как выяснилось позже, это было только начало. За отстранением от должности последовали исчезновения неугодных.

Юрий ЗахаренкоПолитик Виктор Гончар и его друг бизнесмен Анатолий Красовский были похищены и бесследно исчезли в сентябре 1999 года. Чуть ранее, в мае того же года, пропал бывший министр внутренних дел Беларуси Юрий Захаренко, а в июле 2000 — телеоператор российского канала ОРТ Дмитрий Завадский.

В 2001 году бывший начальник минского СИЗО № 1 Олег Алкаев, который уехал на ПМЖ в Германию, накануне президентских выборов дал несколько громких интервью о причастности некоторых высших должностных лиц государства к исчезновениям Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского.

На вопрос журналиста «Если Захаренко, Гончар, Красовский и Завадский действительно убиты, известно ли Вам, где находятся их тела?», Олег Алкаев ответил так: «Об этом знают многие. И я лично знаком с теми, кто об этом молчит».

В 2006 году была опубликована книга О.Алкаева «Расстрельная команда», в которой он описывал процедуру смертной казни (расстрела) в Беларуси и в том числе называл имена чиновников, которые, по его мнению, могут быть причастны к похищению перечисленных ранее людей: Виктор Шейман, Юрий Сиваков и Дмитрий Павличено.

Официальное расследование фактов исчезновения Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского безрезультатно длится уже несколько лет. В июне на пресс-конференции генеральный прокурор Григорий Василевич заявил,  что ситуация с делами о «громких исчезновениях» известных белорусских политиков и журналиста находится на контроле у прокуратуры.

В сентябре в рабочую группу ООН по недобровольным исчезновениям были переданы  материалы, касающиеся «громких исчезновений» в Беларуси.

По словам правозащитника Олега Волчека, переданные материалы свидетельствуют о том, что белорусские власти не расследуют факты исчезновения политиков Виктора Гончара и Юрия Захаренко, журналиста Дмитрия Завадского и бизнесмена Анатолия Красовского.

Юрий Захаренко«В течение этого года следователь прокуратуры Минска Сергей Кухаренок три раза присылал нам сопроводительное письмо, в котором были написаны две строчки: о том, что дело об исчезновении Захаренко продлено еще на три месяца, и что о результате расследования мы узнаем по окончании следственных действий», — сказал О.Волчек.

К слову, рабочая группа по недобровольным исчезновениям начнет работать в рамках 86-й сессии ООН в Женеве в конце ноября. «Там будет поднят вопрос о расследовании «громких исчезновений». На основании рассмотрения этого вопроса Беларусь снова может попасть в резолюцию Комиссии ООН по правам человека. Кроме того, рабочая группа может выработать рекомендации спецдокладчику по правам человека», — сообщил О.Волчек.

Конец ноября — не за горами. Вопрос о «громких исчезновениях» в Беларуси может сильно подпортить белорусским властям картинку налаживания диалога с ЕС. Как накануне заявил польский депутат Европарламента Яцек Протасевич, «санкции будут снова введены, если в стране не произойдут реальные политические перемены».

«Для того, чтобы вернуть ситуацию с санкциями против белорусских чиновников к состоянию месячной давности, надо, чтобы такое желание выразило правительство всего-навсего одного государства. И такое государство уже есть — это Нидерланды», — сказал Я. Протасевич.

Такого же мнения придерживается и канцлер Германии Ангела Меркель, которая заявила: «Мы наблюдаем за тем, как Лукашенко выполняет или не выполняет рекомендации, предложенные резолюцией Европарламента».

Пока же остается только ждать и вспоминать, как это было. Мысленно повторяя один и тот же, уже риторический, вопрос: а ведь все могло пойти по-другому?..