Принятие Декларации о государственном суверенитете: факты, цифры, цитаты

Дискуссии по разработке и обсуждению данного документа носили острый, порой скандальный характер в Овальном зале. Казалось, парламентарии никогда не придут к единодушию...

27 июля 1990 года Верховный Совет БССР утвердил Декларацию о государственном суверенитете республики. Воспользуемся архивными документами*, чтобы воссоздать атмосферу вокруг принятия декларации Верховным Советом.

Дискуссии по разработке и обсуждению данного документа носили острый, порой скандальный характер в Овальном зале. Казалось, парламентарии никогда не придут к единодушию. Тем не менее, в этот день Декларация была принята единогласно.

Точкой отсчета истории Декларации является 18 июня 1990 года, когда Президиум Верховного Совета БССР издал постановление о подготовке Декларации и образовании специальной Комиссии Верховного Совета по ее разработке. К такому решению власти республики подтолкнула Россия, которая, как известно, провозгласила свою независимость 12 июня 1990 года.

20 июня был сформирован и утвержден состав Комиссии. В нее вошли спикер парламента Николай Дементей (он и возглавил комиссию), члены Президиума Верховного Совета, первый секретарь компартии Беларуси Е.Соколов, руководители областей, ряд других парламентариев (С.Шушкевич, В.Шолодонов, В.Гончар, Н.Гилевич, Л.Козик и др.) — всего 35 человек.

Авторы проекта сначала не ставили определенных временных рамок. Как заявил 20 июня Д.Булахов, «в сроках мы пока не определяемся». Однако принятие Декларации о независимости Украиной 16 июля 1990 года заставило белорусских законодателей существенно активизировать свою работу над проектом.

24 июля с небольшим докладом выступил спикер парламента Н.Дементей. Он заявил, что Комиссия заседала 8 раз и 23 июля представила проект Декларации. Н.Дементей назвал проект «очень ответственным документом» и призвал каждого депутата «вложить туда душу».

Кроме основного проекта Декларации. парламентариям было предложено для обсуждения два альтернативных: один — разработанный оппозицией Белорусского Народного Фронта (БНФ), другой — от имени группы депутатов во главе с Е.Глушкевичем. Проект группы Е.Глушкевича практически не отличался от официального проекта, в основном имели место стилистические расхождения. К слову, сам Е.Глушкевич в своем выступлении так и не смог рассказать своим коллегам, в чем состоит «соль» его проекта.

Читайте также:
«Круглы стол». Абвяшчэнне дзяржаўнага суверэнітэту Беларусі: як гэта было
Сяргей Навумчык. Крок да незалежнасьці

Между тем проект Декларации БНФ содержал такие положения, которые в тех условиях даже в самом упрощенном виде не могли быть реализованы: денонсация договора об образовании СССР от 30 декабря 1922 года, отказ Беларуси от подписания какого-либо союзного договора, придание юридической силы Уставной грамоте Белорусской Народной Республики (БНР) от 25 марта 1918 г., переименование БССР в Белорусскую Республику, вывод с территории БССР всех союзных воинских формирований и др.

В результате голосования за основу был принят проект Комиссии. Его можно назвать оптимальным, по словам депутата А.Слемнева, «усредненным проектом». Проект Комиссии, с одной стороны, наделял Беларусь необходимыми атрибутами независимости, а с другой — был лишен крайностей, не содержал резких, категоричных выпадов в адрес союзного единства.

Проект Комиссии состоял из преамбулы и 12 статей. За преамбулой и каждой статьей был закреплен ответственный. Так, преамбулу «курировал» С.Шушкевич, статью 1 — В.Шолодонов, статью 2 — Д.Булахов, статью 3 — А.Вертинский, статью 4 — В.Гаркун и Г.Карпенко, статью 5 — В.Гончар и В.Левчик, статью 6 — М.Жуковский, статью 7 — В.Заблоцкий, статью 8 — Л.Козик, статью 9 — Н.Гилевич, статью 10 — Н.Копытов и П.Садовский, статью 11 — С.Котов, статью 12 — В.Курдюков.

Парламентарии решили утверждать Декларацию сначала постатейно, а потом целиком простым большинством голосов. Это означало, что, исходя из численности Верховного Совета в 340 депутатов, для положительного решения было необходимо не менее 170 голосов. Депутаты отвергли утверждение Декларации квалифицированным большинством (не менее двух третей), ибо требовалось бы не 170, а не менее 230 голосов. В таком случае, по словам С.Шушкевича, ни о какой оперативности в принятии Декларации не могло быть и речи.

В первую очередь парламентарии должны были проголосовать за название Декларации. Всего была вынесено три варианта: «Декларация о государственном суверенитете Белорусской Советской Социалистической Республики», «Декларация о государственном суверенитете Беларуси», «Декларация о государственной независимости Беларуси». По результатам голосования было утверждено первое название. За него отдали свои голоса 199 депутатов из 251 зарегистрировавшегося.

Сложности начались с преамбулы, в результате чего депутаты вынуждены были голосовать не только по частям, но даже по предложениям. Например, отдельное голосование проводилось по предложению «выражая волю народа Белорусской ССР». За него было отдано 238 голосов из 260 зарегистрировавшихся. Была также утверждена часть преамбулы от слова «осознавая» до слова «торжественно». Последняя часть принята не была. Ряд депутатов выражал сомнение в независимости республики во внешней политике. Острые дебаты также развернули и по вопросу, что делать с суверенитетом: либо подтверждать его, либо лишь провозглашать. Не последнюю роль сыграл и тот факт, что проект Декларации был составлен Комиссией на белорусском языке, в результате чего, по словам С.Шушкевича, «у нашым Вярхоўным Савеце беларускамоўныя фармуліроўкі не асэнсоўваюцца ўсімі так, як трэба» [5, л. 221]. Ни одна из пяти поправок к данной части преамбулы не набрала нужного количества голосов. В результате депутаты, не утвердив преамбулу, перешли к первой статье.

Статья первая была утверждена относительно легко. При голосовании целиком за нее отдали голоса 252 парламентария из 262 зарегистрировавшихся. Нюансы возникли в связи с таким аспектом: считать Беларусь утвердившимся или утверждающимся суверенным государством. А.Слемнев предложил слово «утверждающееся». Правда, его поддержали лишь 30 депутатов. А вот за то, что Беларусь — «утвердившееся» суверенное государство, проголосовало 240 депутатов из 260 зарегистрировавшихся.

Дискуссии по статье первой также возникли в связи с упоминанием в ней герба, флага и гимна. Депутат Н.Середа предложил поставить перед гербом слово «государственный». Ему возразил депутат И.Герменчук, который доказывал, что БССР есть государство, и если поставить данное слово, то получится «масло масленое». В итоге предложение Н.Середы набрало лишь 75 голосов.

Без особых проблем были утверждены вторая, третья и четвертая статьи. За них отдали голоса 259 (из 265 зарегистрировавшихся), 255 (из 266 зарегистрировавшихся) и 260 (из 266 зарегистрировавшихся) депутатов соответственно. Причем ответственный за третью статью А.Вертинский заявил, что данная статья не имеет аналогов в российской и украинской Декларации.

Статья пятая была утверждена целиком 245 голосами из 247 зарегистрировавшихся. Трудности возникли с четвертым предложением статьи, которое в своем первоначальном варианте предполагала создание Беларусью своей собственной денежной системы. Депутат И.Некрасов выступил за то, чтобы Беларусь только «имела право» на создание собственной системы. Депутат А.Вертинский добавил слова «воздушное пространство» в первом предложении статьи.

Относительно безболезненно прошла шестая статья. Депутаты от БНФ предложили внести в отношении территории республики термин «неделимая». З.Пазьняк обосновывал это тем, что в Беларуси может появиться партия, которая объявит республикой Витебскую область. В итоге статья шестая при голосовании целиком набрала 241 голос из 244 зарегистрировавшихся.

С первого захода была принята седьмая статья: депутаты положительно высказались по всем ее предложениям, при голосовании целиком статья набрала 245 голосов «за» из 247 зарегистрировавшихся. Поправка к данной статьей В.Гончара, согласно которой «до создания новой конституции БССР на ее территории действуют положения Конституции 1978 г., которые не противоречат данной Декларации», была отклонена. В.Гончар выразил резкий протест, мотивируя тем, что принимаемая Декларация и действующая Конституция БССР 1978 г. — это два разных, противоречащих друг другу документа.

Утверждение статьи восьмой можно считать победой БНФ. По предложению З.Пазьняка были приняты поправки о требовании БССР компенсации от Москвы из-за Чернобыльской катастрофы и использовании суверенитета Беларуси для спасения граждан от последствий атомной аварии. В результате голосования целиком статья была принята 245 голосами из 251 зарегистрировавшегося.

Триумфально была утверждена девятая статья Декларации: при голосовании целиком «за» высказалось 232 народных избранника, «против» — ни одного из 251 зарегистрировавшегося. Депутаты дружно голосовали за функционирование белорусского языка во всех сферах общественной жизни, сохранение исторической символики и т.д. Это вызвало неподдельную радость «куратора» статьи Н.Гилевича. Растроганный народный поэт под аплодисменты заявил, что «сегодняшнее отношение» депутатов к культуре «ему понравилось».

Совершенно иная ситуация сложилась с десятой статьей. Депутаты различных политических взглядов выражали взаимоисключающие мнения о военных перспективах Беларуси. Если оппозиция БНФ настаивала на собственных белорусских Вооруженных Силах, то, например, представители организации ветеранов войны и труда требовали вообще убрать этот термин. Так, ветеран-депутат Н.Сосновский был убежден, что «мы, белорусы, вряд ли сможем создать все рода войск». По предложению Н.Дементея статья десятая была пропущена, и парламентарии перешли к следующей статье.

Статья одиннадцатая была дружно атакована представителями БНФ и Белорусской социал-демократической громады (БСДГ). Так, В.Голубев предложил исключить предложение о правах БССР вступать и выходить из союзов, сославшись на третью часть статьи первой Декларации. Однако его инициатива не была поддержана: «за» проголосовало 124 депутат из 251 зарегистрировавшихся.

Против той части статьи, где речь шла об участии Беларуси в подписании договора Союза суверенных социалистических государств, выступили О.Трусов и Л.Борщевский. О.Трусов предлагал заключать с другими республиками более надежные двухсторонние договоры, а Л.Борщевский требовал объяснить, какой социализм следует понимать: шведский или кампучийский.

Однако Н.Дементей активно лоббировал положения данной статьи, приведя следующий контраргумент: «Ни Россия, ни Украина не исключила из своих Деклараций необходимость заключения нового договора, хотя мы знаем размер, материальную, интеллектуальную потенцию этих республик». За оба предложения данной статьи депутаты проголосовали положительно. Правда, второе предложение «победило» с минимальным перевесом: за него отдали свои голоса 184 депутата из 262 зарегистрировавшихся.

Данные итоги голосования вызвали политическую бурю в Овальном зале. Взяв слово, З.Пазьняк ультимативно заявил, что, проголосовав за союзный договор, «мы сунули галаву ў пятлю». Разгневанный лидер БНФ обвинил депутатов в том, что они «не дараслі да суверэнітэту» и демонстративно покинул сессию, призвав то же самое сделать и своих сторонников. Призыву З.Пазьняка последовало около трех десятков депутатов: после демарша З.Пазьняка Н.Дементей оперативно провел регистрацию и кворум составил всего 226 человек. В целом за статью проголосовало 198 депутатов из 226 зарегистрировавшихся.

После статьи одиннадцатой депутаты вернулись к десятой статье. К первому предложению данной статьи была предложена поправка депутата Л.Привалова: «Белорусская ССР имеет право на собственные Вооруженные Силы, решающие свои задачи в рамках Конституции СССР». Против этой поправки ополчились практически все депутаты. С.Шушкевич справедливо заметил, что Конституция СССР не предусматривает создание белорусской армии. Другие депутаты (Е.Новиков) правомерно утверждали, что в основу Декларации положен приоритет белорусских, а не общесоюзных законов. Под давлением парламента Л.Привалов вынужден был снять свою поправку.

При обсуждении десятой статьи проблемы возникли и по той ее части, где речь шла о нейтралитете и безъядерной зоне. Депутаты от оппозиции требовали утвердить такую формулировку, которая бы предполагала однозначное объявление нейтралитета Беларуси, а ее территории — безъядерной зоной. Однако за это предложение проголосовало лишь 64 депутата из 237 зарегистрированных. Поэтому парламентарии удовлетворились более мягкой формулировкой, которая гласила, что Белорусская ССР лишь ставит перед собой цель стать нейтральным и безъядерным государством: «за» проголосовало 229 депутатов из 237 зарегистрировавшихся. В целом же за статью проголосовало 237 депутатов из 241 зарегистрировшегося.

После десятой статьи наступил черед последней части преамбулы. С. Шушкевич зачитал две поправки, набравшие из пяти предыдущих наибольшее количество голосов. В первой поправке говорилось о торжественном подтверждении государственного суверенитета Беларуси, во второй — о его торжественном провозглашении. Фактически вопрос стоял о том, существовало ли в прошлом белорусское государство как таковое. Первая поправка набрала 128 голосов из 241 зарегистрировавшегося, а вторая — 155.

Н.Дементей и С.Шушкевич не скрывали своего разочарования итогами голосования по данной части преамбулы. С.Шушкевич обреченно заявил, что мы, мол, на этой неделе не примем Декларацию.

Выход из тупика предложил А.Вертинский. По его мнению, еще был «резерв» для того, «чтобы сблизить два подхода». Для этого во второй вариант, который набрал 155 голосов, перед словами «государственный суверенитет» необходимо было добавить «реальный или полный». Предложение настолько понравилось депутатам, что А.Вертинский сорвал бурю аплодисментов. В результате за формулировку, согласно которой БССР торжественно провозглашала «полный государственный суверенитет», проголосовали 204 депутата из 241 зарегистрировавшегося. Остальные предложения последней части преамбулы также были утверждены положительно. В целом при голосовании по преамбуле результаты были следующими: «за» 235 депутатов из 241 зарегистрировавшегося.

Острые дебаты разгорелись по последней, двенадцатой статье. Первоначальная ее редакция звучала так: «Данная Декларация является основой для разработки Конституции Белорусской ССР». Казалось, проблема решена, ибо за эту редакцию проголосовало 212 депутатов из 241 зарегистрировавшегося. Однако депутат В.Гончар заявил, что в таком виде данная статья не может быть принята. По его мнению, к данной статье обязательно нужна поправка о том, что до вступления в силу новой Конституции Беларуси на ее территории действуют только те положения Конституции Белорусской ССР от 1978 г., которые не противоречат данной Декларации. В.Гончара поддержали депутаты В.Кулаков, А.Камай и др. В результате Н.Дементей был вынужден объявить перерыв.

После перерыва ответственный за двенадцатую статью В.Курдюков зачитал депутатам совершено иную формулировку статьи: положения настоящей Декларации реализуются Верховным Советом путем принятия новой конституции, законов БССР через заключение договоров с другими суверенными государствами. За эту формулировку проголосовало лишь 126 депутатов из 235 зарегистрировавшихся.

Депутат А.Ковалев, выступивший после голосования, призвал поддержать именно эту формулировку, переголосовать за нее. Законодатель доказывал, что она позволит совершенствовать «наши законы», заключать договора с другими государствами. Его поддержал депутат от оппозиции БНФ В.Грибанов, который утверждал, что такая формулировка статьи придаст Декларации логическую завершенность, так как «дома без крыши не бывает».

Сторонникам второй формулировки статьи удалось склонить мнение большинства парламента в свою пользу. Н.Дементей согласился на повторное голосование по двум формулировкам. С.Шушкевич зачитал первую формулировку на белорусском языке: «Дадзеная Дэкларацыя з'яўляецца асновай для распрацоўкі Канстытуцыі Беларускай ССР, законаў БССР», а вторую — на русском: «Положения данной Декларации реализуются Верховным Советом Белорусской ССР путем принятия новой Конституции, законов БССР». Белорусскоязычная формулировка набрала 155 голосов из 232 зарегистрировавшихся, а русскоязычная — 220 голосов. Целиком за статью во второй формулировке проголосовало 229 депутатов.

Потом взял слово депутат А.Павловский и неожиданно предложил вернуться к девятой статье. Он выступил против термина «национальная общность». Депутат был убежден, что «мы такой записью обидели другие национальности» и призвал «вернуться к слову национальность». А.Павловскому дал разъяснение Н.Гилевич. По убеждению поэта, общность — более подходящее слово, оно выступает как сумма всех людей одной национальности (поляки, евреи и т.д.).

Спросив А.Павловского, удовлетворен ли он разъяснением, Н.Дементей предложил проголосовать за принятие Декларации в целом. Декларация была утверждена 229 голосами из 232 зарегистрировавшихся. «Против» не высказалось ни одного депутата, не было и воздержавшихся. Не голосовали три парламентария.

Самое интересное, что депутаты как-то сразу забыли о только что принятой Декларации и проголосовали по следующим вопросам: о правах граждан, пострадавших от Чернобыля, об обращении Верховного Совета к труженикам села, промышленных предприятий, городов республик, ратификации третьего дополнительного протокола к Уставу Всемирного почтового союза…

И только потом А.Вертинский выступил с предложением считать 27 июля днем независимости и ежегодно отмечать его как государственный общенародный праздник. За это проголосовало 210 депутатов из 232 зарегистрировавшихся.

Принятой Декларации был придан статус конституционного закона 25 августа 1991 года. 19 сентября 1991 г. в нее были внесены изменения в связи с переименованием БССР в Республику Беларусь. 15 марта 1994 года Декларация утратила силу, так как была принята Конституция независимой Беларуси. При обсуждении закона о введении в действие Конституции депутат Н.Мачуленко предложил сделать 27 июля обычным днем, мотивируя это тем, что Декларация «свое отработала», и что дата ее принятия — «не самая лучшая с точки зрения истории», однако его не поддержали. 27 июля все еще оставался нерабочим, праздничным днем вплоть до подведения итогов общереспубликанского референдума 24 ноября 1996 года.

 


* Использованы материалы: Постановление Президиума Верховного Совета БССР № 19-XII «К вопросу о государственном суверенитете Белорусской ССР» от 18 июня 1990 г. (Збор законаў БССР, указаў Прэзідыума Вярхоўнага Савета БССР, пастаноў Савета Міністраў БССР. — 1990. — № 18. — Арт. 264. С. 306); Постановление Верховного Совета БССР № 27-XII «Об образовании Комиссии Верховного Совета Белорусской ССР по подготовке проекта Декларации о государственном суверенитете Белорусской Советской Социалистической Республики» от 20 июня 1990 г. (Збор законаў БССР, указаў Прэзідыума Вярхоўнага Савета БССР, пастаноў Савета Міністраў БССР. — 1990. — № 18. — Арт. 268. С. 308-310); протоколы регистрации и голосования, стенограммы, бюллетени 37, 75, 78, 79, 80, 81 заседаний 1-й сессии Верховного Совета БССР двенадцатого созыва (Национальный архив Республики Беларусь. — Ф. 968. — Оп. 1).