Берлин заговорит с Минском иначе?

Новое правительство Германии, с одной стороны, станет теснее контактировать с США, с другой — принципиальнее поведет себя в отношении России, а также белорусских властей...

 

Вечером 27 сентября Ангела Меркель и ее блок ХДС/ХСС праздновали победу на выборах в германский бундестаг. В гигантском шатре рядом с роскошным офисом Христианско-демократического союза в Берлине гуляли активисты партии. Рекой лилось пиво и центнерами поедались сосиски. А вот у социал-демократов царило похоронное настроение.

В принципе подобный итог и прогнозировался. Из-за предсказуемости немецкие комментаторы использовали в отношении минувшей кампании метафору "спальный вагон". Интересно, что бы они сказали о наших выборах "стерильного парламента"?

…Утром 27 сентября на участке № 106 берлинского округа Фридрихсхайн-Кройцберг было почти пусто, и мы без помех побеседовали с зампредом избиркома Детлефом Ольрихом. Его откровения звучали диковинно для политизированного белорусского уха.

Так, герр Ольрих понятия не имеет о партийной принадлежности членов комиссии. Это, мол, никого не интересует. Ничего себе! В выборах же участвует 29 партий, включая партию пиратов. И половина мандатов — 299 — распределяется по пропорциональной системе (соревнуются партийные списки).

К слову, партии, прошедшие в бундестаг, получают финансирование из казны. Такая у них там философия: партии — мотор политической системы, средство от застоя, и потому их надо холить да лелеять. Параллели с белорусской действительностью проведите сами.

Короче, в участковые комиссии набирают волонтеров, желательно с опытом работы в этом амплуа, платят символическую сумму в 31 евро — компенсацию расходов на питание. Квот для партийцев в комиссиях первичного звена не предусмотрено.

Белорусская оппозиция, как известно, давно борется за такие квоты, полагая, что именно на уровне участковых комиссий — раздолье для фальсификаций. Господин Ольрих же на вопрос о фальсификациях задумчиво отвечает: ну знаете, теоретически, пожалуй, они возможны, однако практически шансы нулевые — настолько четко работают контрольные механизмы и вообще всё прозрачно. За подсчетом голосов в принципе может наблюдать любой желающий. Стол с высыпанными бюллетенями здесь от посторонних глаз члены комиссий филейными частями не заслоняют.

Между прочим, в Германии тоже в массовом порядке голосуют досрочно. Правда, для этого надо послать по почте заявление и получить пакет документов. У нас такая процедура отсеяла бы многих: писать бумаги в лом.

На берлинском участке № 106, как сообщил зампред комиссии Ольрих, проголосовали по почте около 25% избирателей. Письма с их бюллетенями вскрываются в основной день голосования в 15 часов. И опять же — всё прозрачно, никто не терзается подозрениями в фальсификациях.

Так что дело не в досрочном голосовании как таковом. Дело в политической системе и уровне политической культуры. В Германии канцлеру или кому угодно просто невозможно задействовать административный ресурс. А чтущие порядок немцы — как электорат, так и члены комиссий — просто вообразить себе не могут, что можно, например, подменять бюллетени или стряпать нечестные протоколы.

Равно как и международные структуры. Так, миссия наблюдателей ОБСЕ на этих выборах работала в Германии впервые. Да и то скорее символическая — только 12 человек.

Правда, на этот раз дисциплинированные немцы слегка подкачали. Явка оказалась самой низкой за всю историю выборов — около 72%. По предварительным данным, блок ХДС/ХСС набрал 33,8% (минус 1,4% по сравнению с выборами-2005), социал-демократы — 23% (катастрофическое поражение, минус 11,2%!), свободные демократы — 14,7% (подросли почти на 5%!).

Вот с ними, близкими по духу либералами из СвДП, партия Меркель и создаст коалицию, именуемую в соответствии с партийными цветами черно-желтой. Предыдущие четыре года в коалиции с СДПГ оказались для ХДС/ХСС не слишком удачным опытом. Критическая масса компромиссов мешала проводить четкий, эффективный курс. Социал-демократы — мастера раздавать блага, но не ахти как сильны в стимулировании рынка.

Теперь они уйдут в оппозицию, но это не значит, что эсдеков станет дубасить на митингах полиция. Оппозиция здесь системная, ее не "мочат". Во-первых, у правящей команды руки коротки, во-вторых, тут так быстро можно поменяться местами…

Немцы ожидают, что новая, буржуазная коалиция как следует возьмется за экономику. Ее падение в нынешнем году, по словам Меркель, может составить 5%. Германию с ее колоссальным экспортом кризис затронул достаточно болезненно. Самое время выруливать из ямы. Хотя это будет непросто. Фрау Меркель уже поклялась снизить налоги. Что поделать, все политики хотят понравиться электорату!

Для белорусов же, пожалуй, имеет значение, кто станет вице-канцлером и министром иностранных дел (эти два поста традиционно совмещаются). Социал-демократа Штайнмайера сменит, судя по всему, либерал Гидо Вестервелле.

Можно предположить, что новое правительство Германии, с одной стороны, станет теснее контактировать со Штатами (Обама уже поздравил Меркель), с другой — принципиальнее поведет себя в отношении России, а также белорусских властей. Берлин и Брюссель (ФРГ ведь — тяжеловес Евросоюза), возможно, будут четче артикулировать требования к Минску по части демократизации, гражданских свобод и прав человека.