Беларусь и Россия — скованные одной цепью

Минск и Москва ознаменовали создание Таможенного союза очередной энергетической войной. Впрочем, выход Беларуси из нового межгосударственного объединения пока что...

Беларусь и Россия — скованные одной цепьюМинск и Москва ознаменовали создание Таможенного союза очередной энергетической войной. Впрочем, выход Беларуси из нового межгосударственного объединения пока что маловероятен.

Начало минувшего года не предвещало серьезных потрясений в торгово-экономических отношениях Беларуси и России. По результатам 2008 года доля России в общем объеме белорусской внешней торговли составила 46,9%.

Россия оставалась основным поставщиком природного газа и нефти. Беларусь продолжала получать газ по самой низкой для стран СНГ цене (в 2009 году — около 150 долларов за тысячу кубометров). В условиях очередной газовой войны между Россией и Украиной, разразившейся в начале прошлого года, белорусская сторона увеличила пропуск газа по своей территории, воспользовавшись российско-украинскими противоречиями. Кроме того, Беларусь увеличила закупки российской нефти с целью ее переработки и продажи полученных нефтепродуктов в ЕС и другие страны мира.

В марте прошлого года Россия предоставила Беларуси очередной транш стабилизационного кредита в объеме 1 млрд. долларов.

В мае появилась информация о допуске белорусских предприятий к участию в российской системе государственных закупок. При этом белорусская сторона обязалась допустить к своей системе госзакупок российских производителей минеральных, азотных и калийных удобрений, лекарственных средств, медицинской техники и изделий медицинского назначения.

В минувшем году обсуждался вопрос о привлечении российских компаний к строительству АЭС в Республике Беларусь.

Вместе с тем взаимодействие Беларуси и России в сфере экономики вовсе не выглядело беспроблемным. Уже в феврале прошлого года президент Александр Лукашенко упрекнул Москву в нежелании допускать белорусских производителей лекарств и мясомолочной продукции на внутренний рынок России. Также он критически оценил условия предоставления российского кредита, заметив, что они хуже, чем условия МВФ. В свою очередь, российская сторона обвинила Минск в нежелании синхронизировать политику в области сельского хозяйства. В ответ белорусский президент заявил, что России следовало бы не критиковать Беларусь, а поучиться у нее, как нужно поддерживать сельское хозяйство.

В апреле российская сторона высказала сомнения в целесообразности продолжения кредитования Беларуси. Эти заявления вызвали бурную реакцию в Минске. Александр Лукашенко обвинил Россию в том, что она с помощью повышения цены на природный газ забрала у Беларуси за полтора года более 10 млрд. долларов, и распорядился обустроить пункты пропуска на белорусско-российской границе.

Однако российское руководство продолжало придерживаться твердой линии в отношении Минска. В мае министр финансов Российской Федерации Алексей Кудрин заявил, что его страна готова предоставить Беларуси оставшийся транш кредита в российских рублях, а не в долларах, но такой формы выплаты не хочет само белорусское правительство. Также он выразил сомнение в эффективности экономической и финансовой политики белорусских властей, отметив, что они "оттягивают кризисные явления искусственным способом" и к концу года Беларусь может полностью утратить платежеспособность. За эти слова Кудрин удостоился из уст белорусского руководства статуса "примкнувшего к "отморозкам" (т.е. внутренней оппозиции).

В июне российская сторона ограничила допуск белорусской молочной продукции на свой внутренний рынок, сославшись на ее несоответствие санитарным стандартам. Белорусское руководство пошло на обострение. Оно пригрозило ужесточить контроль над транспортировкой российских транзитных грузов, отказалось от участия в саммите ОДКБ, развернуло пропагандистскую риторику против действий российских властей в государственных СМИ, задействовало лоббистские группировки в Москве и российских регионах. Эти действия дали определенный эффект. Санкции были сняты (правда, доступ сухого молока остался ограниченным).

Осенью прошлого года белорусская сторона поддержала идею создания Таможенного союза трех (плюс Россия и Казахстан). Правда, Александр Лукашенко в одном из выступлений заметил, что в ближайшей перспективе данное объединение "ничего не даст Беларуси" и акцентировал внимание на необходимости надежной защиты белорусских национальных интересов. Тем не менее, официальные лица Республики Беларусь принимали активное участие в разработке основополагающих документов союза.

С 1 января нынешнего года Беларусь вместе с Россией и Казахстаном ввела единый таможенный тариф. 5 января Александр Лукашенко утвердил законы о ратификации 13 международных соглашений, направленных на формирование договорно-правовой базы Таможенного союза. Предполагается, что к 1 июля нынешнего года в рамках трех стран сформируется единая таможенная территория. В Таможенном союзе Беларусь, как предполагается, сохранит на прежнем уровне 75% таможенных ставок, снизит 18% и повысит 7% ставок.

Поддержав идею Таможенного союза, белорусские официальные лица не скрывали желания получать дешевую российскую нефть. В конце прошлого года в Минске звучали бодрые заявления: мол, вопрос практически решен и белорусская позиция встречает полное понимание в Москве.

Однако уже первый день нового года показал, что все не так гладко. Российское правительство согласилось беспошлинно поставлять в Беларусь нефть лишь в объеме, необходимом для ее внутренних нужд (около 6 млн. т). Нефть же, которая будет превышать этот объем, отныне облагается 100-процентной пошлиной. Российские представители недвусмысленно дали понять, что условия поставок нефти в Беларусь могут быть изменены только в случае допуска капитала соседней страны к предприятиям белорусской нефтяной инфраструктуры.

В Минске возмутились. Белорусская сторона категорически отказалась заключать соглашение на предложенных условиях и начала апеллировать к духу Таможенного союза. Подчеркнем, ссылки идут именно на дух, а не на букву. Вопросы о перемещении товаров в пределах Таможенного союза остались неотработанными. Единый Таможенный кодекс "тройки" не начал действовать в полном объеме. Не случайно Александр Лукашенко в качестве одного из основных аргументов приводит устную договоренность с Дмитрием Медведевым, достигнутую в декабре прошлого года.

Более того, Минск стал прямо или косвенно увязывать тематику поставок нефти с другими вопросами (оплата за транзит российской нефти, транзит российской электроэнергии в Калининградскую область и страны Балтии).

К нефтяной может добавиться проблема газа, поскольку россияне заговорили о необходимости повышения расценок для Беларуси со 150 до 190-200 долларов за тысячу кубометров. Делаются ссылки на рост стоимости нефти на мировых рынках и договоренность о привязке газовых цен к нефтяным. Однако белорусское правительство эти аргументы не воспринимает.

Таким образом, Россия и Беларусь в очередной раз оказались на грани полномасштабной энергетической войны. Обе стороны демонстрируют неуступчивость и явное нежелание решать проблему в краткосрочной перспективе. Поступает информация о снижении объемов нефти, поставляемой из Российской Федерации в Республику Беларусь, увеличении численности российского таможенного персонала на границе. Острота проблемы возрастает. Скорее всего, противоречия будут разрешаться по традиционному шаблону, отработанному в 2002-2009 годах: доведение отношений до грани полного разрыва — и лишь после этого поиск компромиссного решения.

Нужно признать, что кроме боевого задора у белорусского руководства не так уж много аргументов в споре с Россией, все менее склонной к сантиментам в отношениях с бывшими советскими республиками. Угроза выхода Беларуси из Таможенного союза трудно реализуема, поскольку отказ от участия в союзе в первую очередь может ударить именно по ней.

В 2008 году Беларусь экспортировала в Россию продукции на 10,5 млрд. долларов, импортировала оттуда — на 26,5 млрд. За 11 месяцев прошлого года белорусский экспорт в Россию составил 6 млрд. долларов, российский импорт в Беларусь — 14,8 млрд. На российский рынок идут прежде всего мясо, обувь, телевизоры, дорожная техника, металлообрабатывающие станки, рыба, двигатели внутреннего сгорания, мебель. Сохраняются надежды увеличить поставки машиностроительной продукции, которые за последние годы заметно сократились.

Альтернативные проекты изменения экономической политики белорусским руководством, по сути, не рассматриваются. И, нужно признать, что это вполне естественно. Их реализация неизбежно потребует не только радикальной ломки хозяйственного механизма, складывавшегося два десятилетия, но и больших денег, которых у Минска просто нет. Мечтания о возможности строительства альтернативного трубопровода, связывающего Беларусь и Украину с нефтяными и газовыми месторождениями Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и т.п., выглядят несерьезными. Парадоксально, но именно Россия делает успехи в создании трубопроводов, которые в среднесрочной перспективе свяжут ее со странами Западной и Южной Европы напрямую, в обход Беларуси.

Не смогла Беларусь в полной мере заручиться поддержкой соседних государств (Украины, стран Балтии, Польши) и структур ЕС. Кризис в мировой экономике весьма ограничил их возможности. Вопреки ожесточенному сопротивлению Польши и стран Балтии государства Западной и Южной Европы отдали предпочтение не "энергетической солидарности в рамках ЕС", а извлечению выгоды от использования российских ресурсов. Дано согласие участвовать в реализации проектов "Северного" и "Южного" потоков.

К тому же Беларусь, несмотря на подключение к "Восточному партнерству", так и не смогла в полной мере снять спорные моменты в отношениях со своими соседями. Так, отношения с Украиной омрачает проблема демаркации границы. Варшаву напрягает проблема Союза поляков в Беларуси (сейчас начались новые преследования). Напряженность в отношениях с Литвой вызывает проблема отношений к событиям 1991 года в этой стране: Минск отказывается выдавать обвиняемого Вильнюсом отставного генерала Владимира Усхопчика.

Не увенчалась успехом попытка белорусских руководителей опереться на поддержку структур ЕС.

Во-первых, европейцы так и не смогли существенно ослабить влияние России в восточноевропейском регионе. Предложение "Восточного партнерства" не предотвратило сокрушительного поражения откровенно прозападного президента Украины Виктора Ющенко — и это, несомненно, будет учтено белорусским руководством.

Во-вторых, структурам ЕС не удалось ослабить энергетическую зависимость Европы от России и предложить внятную альтернативу в части обеспечения энергетической безопасности европейским государствам СНГ.

Наконец, за прошедший год Беларусь и ЕС так и не смогли достичь согласия на уровне понятий и ценностей. Ныне структуры ЕС явно дистанцируются от проблематики взаимоотношений Беларуси и России, предпочитая роль стороннего наблюдателя.

Единственное, что способствует сближению позиций Беларуси и России, — это явное нежелание европейцев принять во внимание российские аргументы относительно создания системы общеевропейской безопасности. Недавнее решение разместить американские ракеты в Польше, вблизи российской границы, может подвигнуть Москву к большей сговорчивости с Минском по части уступок в экономической сфере. Однако эти уступки явно не будут чрезмерными.