Заявление Евгения Липковича о выходе из избирательной кампании

Полный текст заявления блогера Евгения Липковича о прекращении своего участия в кампании по выборам депутатов Минского городского совета.

В этом году интернет выдвинули на Нобелевскую премию мира. В прошлом – во всю рассказывали, что через социальные сети организовывались акции оппозиции в Иране, и смена власти в Молдове.

У нас наслушались этих леденящих душу историй и 1 февраля на свет появился Указ № 60 «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет».

Незадолго до выхода Указа № 60, 20 января этого года радиостанция «Немецкая волна» спросила у меня о степени влиятельности интернета в Беларуси. Я ответил: «Нет. Интернет у нас не пользуется никаким влиянием. В десяти миллионной стране 300 000 посещений портала TUT.BY в день – это капля в море».

Но Указ появился и с 1 июля байнет должен быть отрегулирован.

Как можно проверить степень влияния интернета на страну?

Действительно ли социальные сети в интернете это такое же мощное оружие? Коллективный организатор, коллективный проводник, зовущий на баррикады, заставляющий биться сердца в едином порыве? Или это такой же блеф, как пандемия свиного гриппа, придуманная фармацевтическими корпорациями, с целью сбыта своих лекарств?

Как установить истину? Только эксперимент.

И на ком проводить этот эксперимент, на кошках? Нет.

Только на себе. Почувствовать себя врачом, который испытывает вакцину от оспы на себе. И я объявил, что находясь в здравом уме и трезвой памяти, буду баллотироваться в депутаты Минского городского совета.

Видео интервью за один день дало 17 000 закачек. Моя инициативная группа – 10 человек – была полностью сформирована через интернет, нас зарегистрировали в территориальной избирательной комиссии. Я опубликовал в интернете номер телефона, по которому любой, проживающий в, ставшем уже знаменитым, Волгоградском избирательном округе № 54 мог позвонить и поставить свою подпись за моё выдвижение. И понеслась.

Мою компанию сделали три человека.

Люфт, который рисовал блестящие постеры, писатель Николай Иванович Чергинец, председатель общественного совета по нравственности, который совсем вовремя решил побороться за молодую государственность с группой Рамштейн и Лидия Михайловна Ермошина, председатель нашего ЦИК, обрисовавшая портрет кандидата в депутаты, которые лично ей нравился.

Всё вы видели и читали. Компания была максимально публичной. Мы собрали 233 подписи за моё выдвижение. 47 листов. Не более, чем 5 подписей на листе. Потому что, как нас предупредили, избирательная комиссия бракует целый лист, если ей на нём не понравилась лишь одна подпись.

Из-за досадной ошибки (неправильно заполненный бланк) 35 подписей пришлось отбраковать сразу. Еще двенадцать мы завернули, как вызывающие сомнения у нас самих. Это оказалось еще 8 листов бланков. В сухом остатке получилось 153 подписи.

Этого достаточно.

Но!

Из 153-х подписей только 3 (!) собраны при помощи интернета.

Всего звонков на опубликованный в интенете телефон было двенадцать. Один раз звонила молодая женщина, которая утверждала, что это телефон её мужа и требовала детскую коляску для своей дочери, котрой исполнился годик. Я пообещал купить.

Но!

Результативных звонков было два. За месяц. И они дали только три полписи. Три!

Это менее 1%. Это даже не статистическая погрешность.

Интернет и социальные сети в нашей стране не пользуются никаким влиянием. Никаким. Что и требовалось доказать.

Те, кто готовил Указ № 60 о регулировании байнета – настоящие параноики, которые боятся собственной тени.

У меня нет никаких политических амбиций. Я духовно принадлежу в поколению, которое говорило, что лучше лезть в грязь, чем в политику.

И я принял решение. Я не буду сдавать собранные подписи. Моя каденция как кандидата в кандидаты по Волгорадскому избирательному округу № 54 подошла к логическому концу. Эксперимент закончился.

Меня могут спросить – а как же Севастопольский парк? Что с ним теперь будет?

Архитектор Караванский, завел себе блог, где будет выкладывать все проекты, связанные с парком. Появились реальные, а не номинальные владельцы строительной компании, которая претендует на застройку парка. Будут переговоры.

Вот, собственно все.

А нет. Чуть не забыл.

Мне кажется, что было бы неплохо, если бы наша Генеральная прокуратура, которую у нас возглавляет специалист по конституционному праву, по собственной инициативе исследовала высказывание Лидии Михайловны Ермошиной, которое она сделала 18 февраля 2010 года о потрете потенциального кандидата в депутаты. Прокуратура такое иногда делает.

А то мои адвокаты предполагают, что там могло быть нарушено сразу три статьи нашей Конституции.

Теперь все.