А что, мы кого-то уже выбираем?

Обрезав доступ любых оппонирующих и критически настроенных инициатив даже на наиболее низкий уровень власти, государство самолично дискредитировало институт местных советов...

Фото photo.bymedia.netДаже не претендующий на репрезентативность опрос на нашем сайте, посвященный местным выборам, крайне низкий интерес к этой кампании отражает весьма точно. Подтверждением чему могут служить «профессиональные» данные — мартовское социологическое исследование НИСЭПИ.

Результаты опроса наглядно свидетельствуют — избирательная кампания проходит в невидимом режиме. Три четверти опрошенных (76,5%) ничего не знают о кандидатах, которые баллотируются по их округу. А 36% потенциального электората, то есть каждый третий, даже не в курсе, когда выборы, собственно, состоятся.

В принципе, ничего сенсационного и удивительного в этих цифрах нет. Местные советы всегда были на периферии общественного внимания. Действующая власть фактически не рассматривает их как элемент собственной системы, для нее советы несут ту же смысловую нагрузку, что и при социалистическом строе и с этой же целью были сохранены. Чтобы закрепленную в конституции власть народа облечь хоть в какую-то форму. Реального же влияния местные советы имеют совсем не много, тем более что работают они в теснейшей связке с назначаемыми сверху исполкомами и во многом от них зависимы.

Вероятно, местные советы могли бы занять более весомую позицию, формируйся они в условиях здоровой политической конкуренции. Но в современной Беларуси таких условий не существует. Наоборот, всякая политическая конкуренция со всех сторон обложена административными барьерами. Даже такой цивилизованный метод борьбы за власть на любых уровнях, в том числе и местном, как партийная система давно превращен в карикатуру.

Столь же карикатурный рейтинг доверия у населения имеют и местные советы. Согласно данным мартовского опроса НИСЭПИ, 82,4% белорусов считают, что эти органы власти практически не влияют на их жизнь (в том числе для 46,2% «вообще не влияют»). В эту же копилку можно бросить и еще три процента — тех, кто затруднился ответить на вопрос о роли местных советов.

Кстати, снижается уровень доверия населения к органам местной власти в целом, о чем уже откровенно говорят и на достаточно высоком государственном уровне (хотя социологи при Администрации президента высчитали недавно рейтинг доверия местной власти аж в 59,5%). В частности, в Генеральной прокуратуре, в органы которой поток обращений за последние годы существенно возрос. Люди просто не верят, что их вопросы могут быть решены на местах и обращаются в те государственные институты, которым доверяют больше.

В той же прокуратуре таких обращение не по адресу порядка 30%. На 20% по итогам прошлого года выросло количество обращений по местным проблемам в Комитет госконтроля, в Администрацию президента — на 7%.

По сути, обрезав доступ любых оппонирующих и критически настроенных инициатив даже на наиболее низкий уровень власти, государство самолично дискредитировало институт местных советов, превратив его в формальный и безжизненный придаток. Отмена порога явки на местных выборах, кстати, — одно из следствий такой деструктивной политики. Хотя, наверняка, 25 апреля явка будет достаточно высокой. Белорусское общество пока не может избавиться от навязанного ему определения выборов не как права, а как гражданского долга. Да и административный ресурс сработает.

Он уже активно работает, и главный результат этой работы — избирательная кампания проходит тихо и незаметно. Кандидатам от власти вести активную агитационную работу противопоказано, а представителям оппозиции — традиционно сложно даже с учетом распиаренных перед Европой поправок в законодательство.

При этом многие избиратели пойдут на выборы с уже сформировавшимся представлением об их результатах. По данным того же мартовского опроса НИСЭПИ, без малого 50% опрошенных уверены, что большинство будет голосовать за сторонников Лукашенко, уверенность в обратном — в том, что большинство отдаст голоса за его оппонентов — высказал только 21,8%. Да и уверенность в честности выборов, то есть в том, что официальные итоги будут соответствовать реальным результатам, высказал только половина опрошенных (49,3%).