Еврогнездо для Бакиева или вход в Азию для Беларуси?

Судьба авторитарных правителей на постсоветском пространстве во многом зависит от Кремля. И если раньше они могли твердо рассчитывать на поддержку, то теперь...

Выйдя из костела 18 апреля, в день похорон Леха Качиньского, белорусский официальный лидер, что показательно, сконцентрировал скорбный пафос на судьбе киргизского экс-президента. Второй раз за последние дни.

Лукашенко и Бакиев. Фото РИА Новости

«Если Курманбек Бакиев услышит меня и пожелает прилететь к нам хоть сегодня, хоть завтра, прятать мы его в Беларуси не будем, он будет здесь как самый дорогой на сегодняшний день гость, как мой коллега, как президент Кыргызстана», — заявил Александр Лукашенко.

Ранее, 14 апреля, эмоциональная защита Бакиева стала одним из хитов нашумевшей речи белорусского руководителя на Припяти. При этом были раскритикованы Россия и США.

Оппоненты сразу заговорили о «диктаторской солидарности». Припомнили, как белорусский официальный лидер скорбел о Милошевиче и Саддаме.

Но тут, кажется, больнее другая заноза. Речь идет о поведении Москвы в киргизском сюжете.

Не секрет, что судьба авторитарных правителей на постсоветском пространстве во многом зависит от благосклонности Кремля. И если раньше они могли твердо рассчитывать на поддержку при любых катавасиях, то теперь — как сказать. Российское руководство показало, что с недоговороспособными партнерами в ближнем зарубежье церемониться не будет.

«Лукашенко впечатлило, как быстро Москва поддержала киргизскую оппозицию», — отметил в интервью БелаПАН минский политолог Валерий Карбалевич. В итоге, по его мнению, «вылезли фобии».

Это вылилось в критику Москвы за поддержку на пару с Вашингтоном «антиконституционного переворота», а также — в эпатажное заявление о готовности приютить Бакиева в Беларуси.

Особый резонанс вызвала следующая фраза: «И в этом случае я хочу обратиться к киргизскому народу: не допустите предательства своего президента». Российские комментаторы усмотрели в ней призыв к разжиганию гражданской войны и уже педалируют эту пикантность.

Есть и неожиданные версии. В воскресенье автору этих строк позвонили с одной раскрученной московской радиостанции и спросили: а может, сценарий спасения Бакиева Минск разыгрывает по договоренности с российским руководством?

Я ответил, что здесь — наверняка искренняя антимосковская фронда. Того же мнения, к слову, и Валерий Карбалевич: «При сегодняшних отношениях с Москвой такие конспирологические сценарии практически невероятны».

Более того, в белорусских государственных СМИ развернулась целая кампания в защиту свергнутого Бакиева — с явно антикремлевским привкусом. В обойме — обвинения типа того, что в самом киргизском перевороте чувствуется рука Москвы и что эта ситуация показала беззубость ОДКБ.

К слову, давно ли здешнее начальство всячески противилось подписи под договором о Коллективных силах быстрого реагирования и не кто иной, как Лукашенко задавал вопрос: «За что будут гибнуть мои ребята?»

Так надо ли теперь здешним деятелям будить лихо, в частности — сетуя на бездействие ОДКБ?

Как замечает Валерий Карбалевич, «ОДКБ — это оружие обоюдоострое». Ведь де-факто главенствует в альянсе Россия. Эксперт проводит параллели с Варшавским договором. Тогда Москва под маркой обязательств в рамках пакта по своему разумению наводила порядок в социалистическом лагере.

«И если сейчас Россия начнет вмешиваться в события на постсоветском пространстве под вывеской ОДКБ, то может получиться совсем не так, как хотели бы соседние руководители», — отмечает политолог.

Нет гарантии, считает он, что Россия не поддержит — в пику тому или иному «подвисшему» президенту — какое-нибудь «правительство народного доверия». Некогда это был коронный прием Советского Союза для замещения власти в соседних странах.

Когда белорусское руководство показывает независимость в действительно принципиальных вопросах — это одно дело. Но в киргизском вопросе усердие явно недальновидное, полагают независимые эксперты. Падение азиатского правителя, который сам, мягко говоря, не был образцом конституционности, — тот ли это повод, чтобы обострять ситуацию в и без того непростых белорусско-российских отношениях, на международной арене в целом?

«Чем бы ни закончилась история с Бакиевым, но если дело дойдет до его политического убежища у нас, это, конечно, станет точкой входа в Среднюю Азию для небольшой страны»,считает аналитик Юрий Шевцов.

Из его размышлений следует: прилети к нам такой гость, у Минска прибавится головной боли в отношениях и с Москвой, и, возможно, с Казахстаном (плюс, подчеркнем, и Штатам снова досталось на орехи). Бумеранг может ударить по переговорам в рамках Таможенного союза, прогнозирует эксперт.

Короче, перчатка, брошенная Москве по поводу киргизской заварушки, может элементарно вылезть боком рядовым белорусам — ценником на газ, новыми торговыми войнами и т.д.

И потом, добавим, только не хватало синеокой республике влезать в разборки во взрывоопасном регионе, рядом с полыхающим Афганистаном!

Нынешняя антимосковская фронда Минска по поводу киргизских событий наводит экспертов на мысль, что верхи в этом вопросе заигрались и, мягко говоря, не очень думают об интересах своей страны.

А главное — ни народ, ни политики с иной точкой зрения не в силах повлиять на сюжет. В Беларуси нет нормального разделения властей, самостоятельного парламента, сильных независимых СМИ, то есть, по большому счету — нет контроля над властной верхушкой, отмечают независимые аналитики. И потому личные эмоции отдельных высоких персон правят бал, автоматически становятся государственной политикой.