Лукашенко: я нигде торжественно не обещал признать независимость Абхазии и Южной Осетии

Россия оказалась не способна поддержать Беларусь в решении тех проблем, которые могли возникнуть в случае признания ею независимости Абхазии и Южной Осетии. Об этом заявил сегодня президент Александр Лукашенко, передает БЕЛТА.

Александр Лукашенко

Журналисты попросили главу государства прокомментировать недавние заявления его российского коллеги Дмитрия Медведева о том, что белорусский лидер якобы обещал признать независимость Абхазии и Южной Осетии, но этого до сих пор не сделано.

Отвечая на этот вопрос, Александр Лукашенко сказал: «Я не хотел дискутировать на эту тему, просто российский коллега недобросовестно и непорядочно выдергивает определенные вещи».

«Он только не сказал другую часть, когда я ему сказал: не проблема для Беларуси признать Южную Осетию и Абхазию, и сегодня не проблема. Но я ему перечислил те проблемы, которые в связи с этим возникнут у Беларуси по линии Беларусь-ЕС, Беларусь-США, Беларусь-СНГ и так далее. Мы четко в течение двух месяцев работали над этими проблемами и их вычленили — их было примерно полтора десятка», — пояснил Александр Лукашенко.

Однако, по словам главы белорусского государства, когда он спросил, готова ли Россия взять в том числе на себя эти проблемы и помочь преодолеть их, если такие возникнут, «Россия оказалась неспособна или не захотело руководство России идти на нивелирование и ликвидацию тех последствий, которые для Беларуси должны были возникнуть».

«Вот этого Медведев не сказал», — подчеркнул Александр Лукашенко.

Как добавил президент, он признавал то, что мы, как союзники, должны были в этой ситуации поддержать Россию, но, с другой стороны, и Россия как союзник должна была поддержать Беларусь: «Вот такой был разговор, а не то, что Лукашенко торжественно пообещал, но не сделал. Кстати, Лукашенко торжественно нигде не обещал, об этом никто не слышал. Торжественно — это когда во всеуслышание. Лукашенко говорил о признании, но вот в таком ключе. Если бы Россия сделала свои шаги навстречу, наверное, была бы другая ситуация».

«Поэтому следовало бы моему коллеге некоторые вещи договаривать. У них есть такая привычка: после запятой не сказать, что было дальше», — резюмировал Лукашенко.