«Крестный батька-3»: Москва закусила губу

Градус информационной войны, по мнению ряда аналитиков, будет планомерно повышаться к президентским выборам в Беларуси...

 

Воскресный показ по НТВ «Крестного батьки-3» не оставляет сомнений: российские дуумвиры закусили губу. Градус информационной войны, по мнению ряда аналитиков, будет планомерно повышаться к президентским выборам в Беларуси.

«Пора-пора-порадуемся…»

Впрочем, Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск), не уверен, что у российских верхов есть четкий план против Лукашенко вообще и по поводу ведения информационной войны в частности.

«Скорее там дана отмашка — «мочить», и СМИ стараются, — сказал аналитик в интервью для «Белорусских новостей». — Мотивами могут быть месть, удовлетворение имперских комплексов. Мол, как это так, мы, великая держава, не можем поставить кого-то на место?».

Кто выигрывает информационную войну?

Пока ничья, считает белорусский политолог Алесь Логвинец. В беседе с корреспондентом «Белорусских новостей» он отметил: «У каждой из сторон — преимущество на своей территории».

Впрочем, ситуация, по мнению Логвинца, может измениться не в пользу белорусской стороны, если фильмы будут массово распространяться по стране на дисках.

Такую технологию — вместо традиционных листовок вбрасывать в почтовые ящики DVD с политическим видео — внутренние противники режима уже стали практиковать после первых серий.

За предыдущие годы Минск выстроил достаточно мощную информационную защиту от поражающих факторов российских СМИ. Содержимое телеканалов фильтруется. Вот и во время трансляции «Крестного батьки-3» по НТВ на территории Беларуси публике был предложен безобидный фильм про актера Боярского: «Пора-пора-порадуемся…».

 

Пиар-вирус проникает через Сеть

В белорусских условиях распространителем опасного для властей московского пиар-вируса стал интернет. Недаром власти попытались взять Байнет под колпак городских жителей Беларуси, посмотрел каждый седьмой горожанин. Это немало. Государственная информзащита оказалась все же довольно дырявой.

Другое дело, что далеко не все приняли показанное за чистую монету: 27,6% склонились к тому, что это полностью или скорее правда, противоположную же точку зрения высказали 32,7%.

В принципе, это коррелируется с долями твердых противников и сторонников Лукашенко, считают независимые эксперты. То есть на ура принимают компромат те, кто априори критичен по отношению к режиму, а вот его адепты так же априори настроены твердить: клевета!

Хотя, добавляют специалисты, капля камень точит: размывание твердого электората официального лидера тоже исподволь идет.

Частично информвойну пытается использовать белорусская политическая оппозиция. На днях группа ее лидеров обратилась в Совет безопасности ООН с призывом создать комиссию для расследования громких политических исчезновений 1999—2000 годов.

На вечер 16 августа в Минске намечена акция на эту же тему. Подобные «цепи неравнодушных людей» проводились по 16-м числам и ранее, но постепенно в условиях репрессий традиция стала выдыхаться. И вот теперь получила второе дыхание. При повышенном же внимании дипломатов бросать на эту мирную цепь милицейский спецназ — не лучший вариант для властей.

Правда, оппозиция расколота. Вот и сейчас, отмечают политологи, часть ее объявила на грядущих выборах войну на два фронта — против режима и против пророссийского кандидата. Причем последний пока, по выражению лидера кампании «Говори правду!» Владимира Некляева (к слову, дебютировавшего в «Крестном батьке-3»), «представляет собой химеру».

Аналитик Валерий Карбалевич добавляет: концентрируясь на сражении с мифическим пока (а может и вовсе) ставленником Кремля, оппозиционеры вольно или невольно подыгрывают действующему официальному лидеру.

«Конечно, ситуация информационной войны с Россией в принципе для руководства Беларуси плоха, но из нее официальная пропаганда выжимает максимум. Лукашенко утверждается в образе оплота независимости», — резюмирует Карбалевич.

 

Сценарий «Бакиев-2»?

Некоторые обозреватели отмечают: нынешняя медиаатака на белорусского президента напоминает накат на Курманбека Бакиева перед его свержением. Впрочем, Валерий Карбалевич подчеркивает: те же методы по отношению к другой стране могут не сработать.

«Белорусский режим намного более жесток и самодостаточен, нежели была власть Бакиева», — подчеркивает эксперт центра «Стратегия».

Но при этом вести войну на два фронта было бы опрометчиво, замечает, со своей стороны, минский аналитик-международник Андрей Федоров. Он допускает, что «официальный Минск предпримет какие-то осторожные действия по улучшению отношений с Западом. Все-таки окончательно садиться в глухую оборону по всем основным азимутам белорусские власти сейчас вряд ли готовы».

Политолог Алесь Логвинец более скептичен: «Идеологически белорусские власти не способны принять и выполнять европейские демократические стандарты».

Впрочем, и он допускает, что некая попытка перезагрузить отношения с Брюсселем может быть предпринята, но «только после периода «дестабилизации», как определяют белорусские власти избирательную кампанию».

Во всяком случае, очевидно: не признав, вопреки давлению, Абхазию и Южную Осетию (сейчас для Москвы это тоже лыко в строку информвойны), Александр Лукашенко оставил себе некую свободу маневра. Удалось и вполне конкретный кредит МВФ в 3,6 миллиарда долларов в разгар финансового кризиса получить (в то время как Москва обещанный транш займа не дала), и в принципе шанс на игру с Западом сохранить.

А представьте, что признал бы. Мира в отношениях между Минском и Москвой это бы отнюдь не гарантировало. Ведь у Кремля, как отмечают белорусские эксперты, всё новые и новые (или, если хотите, хорошо забытые старые) планы привязки стран постсовка: Таможенный союз, единая валюта, КСОР ОДКБ и все такое прочее. Беларусь же влечет еще и не распиленной доселе госсобственностью. Аппетит приходит во время еды!

И сегодня Лукашенко был бы без вариантов приперт Россией к стенке. И вот тогда угроза независимости Беларуси из химеры превратилась бы в форс-мажор.

А так насчет итогов сложного многопланового системного конфликта между Минском и Москвой (информационная война — лишь одна из площадок) еще бабушка надвое сказала. Во всяком случае, на выходе может получиться совсем не то, что рисует воображение кремлевских стратегов.