Стиль «Крестного батьки» — «мочить в сортире»

Под медийной бомбежкой российских СМИ белорусское начальство оказалось в шкуре своих же внутренних оппонентов…

 

Даже закоренелые политические противники белорусского режима смотрят сериал «Крестный батька» со смешанным чувством. Попахивает.

По убеждению белорусского медиаэксперта Алеся Антипенко, «это не имеет отношения ни к искусству, ни к журналистике». Он убежден, что за кампанией дискредитации первых лиц белорусской власти стоит желание Москвы сыграть на предвыборной ситуации в синеокой республике.

«Мерзко то, что десять или пятнадцать лет копили материал, чтобы вылить компромат лишь тогда, когда некий деятель не оправдал их ожиданий», — отметил собеседник в интервью для «Белорусских новостей».

Обозреватели отмечают: «Крестный батька» клеится в значительной степени из кусков далеко не вчера вышедших жестких фильмов Юрия Хащевацкого и Павла Шеремета.

Как выяснили «Белорусские новости», режиссер Юрий Хащевацкий, во всяком случае, не в претензии. Более того, автор лент «Обыкновенный президент» и «Площадь» сообщил, что создатели московского сериала обращались к нему за разрешением на использование фрагментов и получили добро.

По словам мэтра, в этом специфика документального кино. «Я и сам использовал кадры Михаила Ромма, других режиссеров», — отметил Хащевацкий.

Претензии же у него — иного рода: «В этих лентах — огромное количество информации, которая не имеет фактического доказательства в кадрах».

Да, отметил собеседник, многие в Беларуси, особенно из тех, кому не по нраву нынешняя власть, убеждены, что в фильмах — сущая правда. Но создатели, если они настоящие профи, должны фундаментально обосновывать факты, «предъявлять в кадре». А так — «это не кино, это в чистом виде пропаганда», резюмировал Хащевацкий.

Мэтр, правда, отметил ради справедливости, что третья серия сработана покрепче. И подчеркнул: многих в Беларуси такие ленты все же заставляют задуматься.

На это, надо полагать, и рассчитывают российские стратеги информационной войны: посеять смуту в сознании белорусской номенклатуры и электората.

Как отмечают в редакционной статье российские «Ведомости», у Москвы, которой белорусский президент как кость в горле, нет, однако, уверенности, что удастся провернуть в синеокой республике управляемую цветную революцию.

В то же время «неизвестно, какого монстра можно породить, поддержав на выборах какого-нибудь непредсказуемого лидера, все политическое мастерство которого сведется к тому, чтобы перетянуть на себя российские предвыборные деньги».

В итоге, по версии издания, Москва решила использовать не тяжелые средства, а мягкую силу, влияние без насилия. При этом, отмечают «Ведомости», «российская «мягкая сила» отличается дурновкусием, характерным для стран, где информационные системы контролируются государством».

Александр Лукашук, директор белорусской службы радио «Свобода», как журналист адресует создателям сериала два вопроса: «Первый: не вся доказательная база выдержит анализ в суде, хотя в суде могут быть иные аргументы. И второй: где же слово или аргументы противоположной стороны? Вот было бы интересно, если бы НТВ предоставил белорусским властям время в своем эфире».

Вопросы, сами понимаете, риторичны.

К слову, и Александр Лукашенко не единожды пенял российским руководителям: мол, не пускают в свое медиапространство.

Однако российские дуумвиры могут предъявить те же претензии.

И вообще, война, как известно, это лишь продолжение политики иными средствами. А внутренняя политика двух родственных режимов одинакова. Она не предусматривает конкуренции, плюрализма мнений, цивилизованного отношения к другой стороне дискуссии.

Да и вообще — какие, к черту, дискуссии? Тех, кто поперек дороги, просто давят.

Таким образом, под медийной бомбежкой российских СМИ белорусское начальство оказалось в шкуре своих же внутренних политических оппонентов. Точно так же на практически монополизированном медийном поле синеокой республики уже 16 лет идет игра в одни ворота против тех, кому не нравится генеральная линия.

Инакомыслящих, особенно тех, что пытаются организоваться и хоть как-то трепыхаться на политическом поле, смешивают с грязью без реальных шансов сказать слово в ответ или добиться сатисфакции через суд.

В общем, стиль продукции, выдаваемой белорусским и российским агитпропом, один и тот же — «мочить в сортире».

Потому так специфически попахивает от нынешней информационной войны между теми, кто вчера пел фальшивую аллилуйю «братской интеграции».