Лукашенко предложат отработать пятилетку с Евросоюзом

Обилие оппозиционных кандидатов чудесным образом устраивает и их самих, и Европу, и действующего главу государства…

Брюссель огласил свой секрет полишинеля. 25 октября министры иностранных дел ЕС продлили на год визовые санкции против группы белорусского начальства — и тут же их заморозили для 36 из 41 фигуранта этого черного списка.

Александр Лукашенко

Перспективу поставят на карту

Короче, мечта главы ЦИК почитать Хемингуэя в парижском кафе пока останется мечтой, а вот для Лукашенко и других дверь в Европу в принципе не заперта, но дамоклов меч висит. Это — чтобы был стимул лучше провести декабрьские Москва. Прогремевшие в этом году газовая и информационная войны вкупе с угрозами Кремля не признать выборы обострили для Лукашенко вопрос общего языка с Европой и Штатами.

И еще момент: экономике, надорванной волюнтаристским взвинчиванием зарплат перед выборами и энергетическими трудностями, срочно понадобятся новые финансовые инъекции МВФ.

Короче, начался второй акт марлезонского балета — заигрывания с Западом. Даже противники бессменного президента признают: собирать подписи за конкурентов Лукашенко стало не в пример комфортнее.

Власти терпят в центре столицы ранее невыносимые для них раздражители — «националистические» и евросоюзовские флаги над пикетами. А планку в сто тысяч подписей, необходимых для регистрации кандидатом, преодолели уже, судя по рапортам, семь конкурентов официального лидера. Рекорд! 

25 октября, принимая верительные грамоты у целой череды послов, Александр Лукашенко пообещал постараться, чтобы декабрьские выборы «прошли в строгом соответствии с национальным законодательством и мировыми стандартами».

Запад выборы «полупризнает»

Парадокс, но может статься так, что Минску окажется проще найти общий язык с Брюсселем, нежели с Москвой. У российских дуумвиров сильны личные обиды, вряд ли они забудут все недипломатичные выпады в свой адрес. К тому же Кремль жестко продвигает свои экономические интересы, вновь актуализирует вопрос о единой валюте и пр. Лукашенко же опять четко дал понять, что печатным станком не пожертвует.

Итак, Кремль только взял паузу и ждет удобного момента, чтобы дожать (или сменить) белорусского партнера. «Опасность с востока для белорусского руководства сегодня сильнее, чем с запада», — отметил в интервью для Naviny.by минский обозреватель-международник Андрей Федоров.

Запад же, как подчеркнули мои собеседники, явно отказался от планов некой цветной революции в синеокой республике, почти прекратил подпитку белорусской оппозиции. И де-факто дал понять Лукашенко, что готов иметь с ним дело после 19 декабря. Надо только принять определенные правила игры.

А они не запредельны. Обилие оппозиционных кандидатов, например, чудесным образом может устроить и их самих (потешат амбиции всласть!), и Европу (ЦИК никого не пробросил!), и действующего главу государства (оппозиционный электорат размазывается, как манная каша по тарелке).

«Евросоюзу достаточно констатировать некий, пусть скромный, демократический прогресс в Беларуси», — считает Валерий Карбалевич. Он прогнозирует «полупризнание» президентских выборов: мол, не блеск, но кое-что изменилось к лучшему (вспомним о флагах над пикетами). Это даст возможность продолжать вязкий диалог, утвердить тот самый пошаговый план, рассчитанный на 3-5 лет.

«Наметилась модель, которая может устроить обе стороны», — резюмирует Карбалевич. По его мнению, у нынешней верхушки режима есть неплохие шансы отработать эту «пятилетку с Брюсселем».

Главный диктатор — экономика

Другое дело, что эта модель не греет тех, кто хотел бы стремительных политических перемен в Беларуси. Здесь надежды разве что на постепенное расширение окна возможностей.

Но в ближайшие годы резко усилится экономический императив, считают белорусские аналитики. Даже если Россия не будет душить специально — она вступит в ВТО, и на ее рынок хлынут товары со всего мира, занимая привычные для белорусского экспорта ниши. Это один вызов. С другой стороны, МВФ, давая новые транши, наверняка ужесточит требования к белорусскому правительству. Имитация реформ не прокатит.

В общем, снова залезть в уютный кокон «белорусского экономического чуда» ну никак не получится. Власти вступают на скользкую для них стезю преобразований экономического базиса.

Конечно, это не означает, что уже завтра начнет шататься от ветра капитально сработанная по авторитарным чертежам политическая надстройка. Но векторы, работающие на ее разрыв, будут усиливаться.