Ударит ли по Минску Америка?

Пока ахиллесову пяту белорусских властей разве что пощекотали…

Первый приговор по делу о «массовых беспорядках» оказался жестким: Василию Парфенкову дали четыре года строгого режима. Минск явно идет на обострение. Ведь Запад превентивно пригрозил ужесточить санкции, если белорусских «декабристов» станут законопачивать в тюрьму по полной программе.

Ударит ли по Минску Америка?

Осталось уговорить Рокфеллера

Вашингтон традиционно выступает в амплуа злого полицейского. Это проявилось и в реакции на разгон Площади в Минске 19 декабря, последующую волну репрессий.

В то время как Брюссель ограничился запретом на въезд в ЕС полутора сотням белорусских чиновников (их же мгновенный «ответ Чемберлену»: чихать хотели!), США возобновили и экономические санкции против предприятий «Белнефтехима».

Экспорт нефтепродуктов, хорошо питающий казну синеокой республики, — ахиллесова пята Минска. Но пока ее разве что пощекотали.

Дело в том, что, поскольку с Вашингтоном белорусский режим давно на ножах, двусторонняя торговля и так съежилась донельзя, тут янки особо не укусят.

В демократиях же Старого света солярка из «последней диктатуры» нарасхват. «Вашингтон пост» в редакционной статье от 16 февраля отмечает: в случае жестоких показательных судов над белорусскими «декабристами» администрации Обамы следует не только усилить свое давление, но и Европу призвать к введению санкций против «Белнефтехима». А в идеале — еще и Москву подключить к воздействию на режим в Минске. Только так, мол, можно дожать диктатуру.

План, конечно, четкий, но вот прокатит ли? Как в старом анекдоте: осталось уговорить Рокфеллера… В данном случае — даже двух непростых субъектов: Брюссель и Москву.

Брюссель обманываться рад

Белорусские аналитики между тем в основном скептичны, когда речь идет о возможности сильной реакции ЕС на художества белорусского enfant terrible. Да, после 19 декабря была волна грозной риторики, но в итоге — замах на рубль, удар на копейку. Эти визовые санкции — как мертвому припарка.

Объединенная Европа, в отличие от Соединенных Штатов, во-первых, рыхла и многобашенна (27 государствам найти консенсус — неблагодарное дело). Во-вторых, она по-бюргерски осторожна, это вам не ковбой-Вашингтон, готовый сразу дать в глаз.

Наконец, в-третьих, страны ЕС гораздо более зависимы от «последней диктатуры»: транзит, миграция и прочее. Любой «дестабилизец» здесь тут же аукнется букетом дискомфортов европейскому обывателю в мягких тапочках. Ему это надо?

Короче, вряд ли ЕС пустит в ход экономический бич, во всяком случае после первого приговора, считают белорусские эксперты.

«Думаю, что Европу подтолкнуть к серьезным экономическим санкциям не удастся, — заявил в интервью для Naviny.by политический аналитик Андрей Федоров. — Слишком сложно там принять соответствующее решение».

К тому же, по его мнению, белорусское руководство, будучи загнанным в угол, «сделает выбор в пользу Москвы».

Впрочем, Андрей Ляхович, руководитель Центра политического образования, считает: Минск просто шантажирует Европу тем, что пойдет на резкое сближение с Москвой.

Возможно, кстати, что Брюссель не столь уж пуглив в этом плане, а просто «обманываться рад». И восклицания типа «как бы не вдавить Беларусь в Россию!» — просто удобный повод умыть руки.

Как бы то ни было, риск нарваться на экономическое эмбарго со стороны Европы пока невелик. Аналитик Сергей Чалый в интервью для Naviny.By высказал мнение, что «идет, похоже, игра в покер».

По мнению эксперта, белорусские власти «сделали первый судебный процесс тестом». Решили проверить, «готова ли Европа отвечать за базар», то есть переходить к элементам экономического давления.

Отметим: пока такие угрозы артикулируют отнюдь не те, кто принимает обязательные к исполнению решения. В основном СМИ цитируют лишь заявление европарламентария от Польши Яцека Протасевича.

Ну, все ясно, у поляков просто зуб на Беларусь, скажет здешняя пропаганда.

А вообще фокус в том, что в Европе уже сложилось специфическое разделение труда в «белорусском вопросе».

Пассионарные депутаты ЕП бичуют и призывают испепелить диктатуру, то есть вдохновенно спасают лицо европейской демократии. Прогрессивная публика аплодирует и в воздух чепчики бросает… Но потом серые функционеры в брюссельских исполнительных структурах тихо выхолащивают пламенные резолюции бюрократическим ножичком.

Денис Мельянцов, эксперт Белорусского института стратегических исследований, убежден, что Евросоюз по-прежнему настроен на политику втягивания Беларуси. Возвращаться к изоляции — себе дороже. Расчет делается на то, что и белорусское руководство по большому счету не обойдется без моста на Запад. Надо спасаться от прессинга России, просить кредиты, привлекать инвестиции.

Другие эксперты замечают: так-то оно так, но не получится ли в итоге, что Минск, пользуясь аморфностью ЕС, снова навяжет диалог на своих условиях?

Режим ставит на «разводку» внешних игроков

Да, а как же Россия? Выраженные в статье «Вашингтон пост» надежды, что удастся подвигнуть Москву на такие подвиги, как «отказ от имперских амбиций и поддержка демократической Беларуси», аналитики дружно считают прекраснодушной маниловщиной.

Россия, конечно, «будет прессовать белорусский режим, но по-своему», без согласования с Западом, сказал в интервью для Naviny.by обозреватель-международник Роман Яковлевский. Цель Москвы — экономическая экспансия, а не продвижение демократии, полагает он.

Обозреватель также напомнил, что конгрессмены в Вашингтоне сейчас собираются в очередной раз рассматривать «Акт о демократии в Беларуси» — периодически продлеваемый документ, призванный поддавливать режим и готовить почву для демократических перемен.

«Самый серьезный, на мой взгляд, пункт этого закона касается возможного замораживания счетов загранучреждений Республики Беларусь. Он еще никогда не применялся», — подчеркнул Яковлевский.

Стоит отметить, однако, что в целом Минск адаптировался к «Акту» и лишь лениво поругивает его периодически. Апгрейд этого закона, даже вкупе с «введением финансовых санкций против большего числа белорусских физических и юридических лиц», которое анонсировал Госдеп США, вряд ли приведет к катастрофическим последствиям для «последней диктатуры», считают аналитики.

По их мнению, в принципе у тройки крупнейших воспитателей белорусского enfant terrible — США, Евросоюза и России — есть потенциал воздействия, но вопрос — в базовых установках, политической воле и координации усилий.

Иначе говоря, геополитические клещи (с акцентом на экономические аргументы, к которым Минск наиболее восприимчив) формально возможны, но на практике цели этих основных внешних акторов белорусского сюжета заметно расходятся. Соответственно, Минск по-прежнему делает ставку на их «разводку».

И первый процесс по делу «белорусских декабристов» — это пробный ход в излюбленной авантюрной игре. Теперь мяч на той стороне.