Дело Дашкевича — Лобова: суд погасил еще не вспыхнувшую искру

Дашкевич и Лобов не сомневаются, что дело о хулиганстве было спровоцировано спецслужбами. Такого же мнения придерживаются и наблюдавшие за ходом процесса правозащитники...

Молодофронтовцы Дмитрий Дашкевич и Эдуард Лобов не сомневаются, что дело о хулиганстве, по итогам рассмотрения которого ближайшие годы они проведут за решеткой, было спровоцировано спецслужбами. Такого же мнения придерживаются и наблюдавшие за ходом процесса правозащитники.

Дмитрий Дашкевич. Фото photo.bymedia.net

24 марта судья Московского района Минска Елена Шилько приговорила лидера международного общественного объединения «Молодой фронт» (Чехия) Дмитрия Дашкевича к двум годам лишения свободы в колонии общего режима, а его соратника Эдуарда Лобова — к четырем годам в колонии усиленного режима.

29-летний Дашкевич и 22-летний Лобов признаны виновными по части 3 статьи 339 Уголовного кодекса (особо злостное хулиганство).

Напомним, что молодофронтовцы были задержаны в Минске 18 декабря 2010 года. По информации ГУВД Мингорисполкома, во дворе жилого дома по улице Янки Брыля они якобы беспричинно избили двух случайных прохожих — Константина Савицкого и Олега Малышева.

По показаниям Дашкевича и Лобова, всё было с точность до наоборот, и на скамье подсудимых должны были сидеть не они, а Савицкий и Малышев. Однако в ходе судебного разбирательства те сидели не в клетке, а в отдельной изолированной комнате, из которой и давали показания.

Процесс над Дашкевичем и Лобовым с самого начала дал основания наблюдавшим за ним говорить об ориентированности суда на обвинительный приговор. Беспристрастность судьи Елены Шилько была поставлена под сомнение ее неоднозначными решениями при рассмотрении ходатайств.

Проходившим в качестве потерпевших Савицкому и Малышеву она разрешила в качестве якобы меры безопасности давать показания, не показывая свое лицо. А вот ходатайства стороны защиты отклонялись одно за другим. В том числе и вполне обоснованные.

В частности, адвокаты Дашкевича и Лобова просили суд проверить информацию о пострадавших — привлекались ли они ранее к суду, зарегистрированы ли на их имена мобильные телефоны в какой-либо сети и вызывали ли с этих телефонов милицию в день задержания фигурантов дела.

Также суд отклонил ходатайство о проведении генотипической экспертизы. Так как на месте драки были обнаружены следы крови (первой группы, резус положительный), адвокаты просили выяснить, кому принадлежит кровь. Защита утверждала, что у Лобова была разбита губа, в то время как из материалов дела следует, что у пострадавшего Савицкого после драки была лишь гематома.

Однако складывалось впечатление, что суд совсем не интересовали личности пострадавших, а их показания воспринимались как неподвергающиеся сомнению, хотя проверить их суд себя не утрудил, полностью положившись на рапорты правоохранителей. Адвокатам даже не дали время для подготовки к судебным прениям, что еще раз может говорить об изначальной заданности процесса.

Впрочем, правозащитники говорили о такой вероятности задолго до суда. Сам факт задержания Дашкевича и Лобова они расценивали как превентивную меру перед решающим днем президентских выборов. И суд над молодофронтовцами не рассматривают отдельно от «дела 19 декабря»

Обычно правозащитники весьма тщательно и даже несколько осторожно формулируют свои позиции по судебным делам против представителей оппозиции, стараясь рассматривать исключительно соответствие хода процесса и вынесенных судом решений законодательству.

В ситуации с Дашкевичем и Лобовым у правозащитников нет оснований рассуждать о таких категориях, как мягкость, либо, наоборот, жесткость приговора. Сегодня правозащитники в один голос говорят о политическом характере процесса и провокации спецслужб.

«Это политические репрессии при наличии в стране зависимого суда, который становится просто одним из звеньев цепи этих репрессий», — заявил белорусской службе радио «Свобода» правозащитник Владимир Лабкович.

Жесткими приговорами в отношении своих политических оппонентов власти пытаются «посеять страх в обществе, подавить его волю к сопротивлению», считает политолог Валерий Карбалевич.

«Власти стремятся запугать оппозицию, особенно ее молодежную часть. Они показывают, что любые попытки борьбы за власть будут жестко пресекаться, — сказал Карбалевич, комментируя БелаПАН приговоры Дашкевичу и Лобову. — Выборы прошли, но в экономике непростая ситуация, что усиливает напряжение в обществе. Любая искра может вызвать непредсказуемые для властей события, а потому они стремятся нейтрализовать тех, кто способен зажечь эту искру».

По мнению лидера Партии БНФ Алексея Янукевича, «вынесение серьезных сроков заключения — это продолжение линии властей, которая была начата задержаниями 18-19 декабря».

«Из рассмотрения дела было видно, что оно шито белыми нитками, в нем очень много несовпадений. По сути, в стране перестали действовать нормы закона», — заявил он в комментарии БелаПАН.

По мнению Янукевича, власть ставит цель «максимально зачистить политическое поле в сложное для нее время, связанное с вероятными проблемами в экономических отношениях не только с Европой, но и с Россией». «Власти хотят лишить свободы потенциальных лидеров массовых протестов», — убежден политик.