Как обстоит дело с заговором оппозиции?

За более чем стодневное расследование уголовного дела по факту массовых беспорядков в Минске, следственная бригада МВД-КГБ все ходит вокруг да около статьи 357...

За более чем стодневное расследование уголовного дела № 10011110362, возбужденного в час ночи 20 декабря по факту массовых беспорядков в Минске, следственная бригада МВД-КГБ все ходит вокруг да около статьи 357 Уголовного кодекса — «Заговор с целью захвата государственной власти». То ли решительности не хватает ее в дело пустить, то ли материал еще сырой, хотя вроде и фигурантов подходящих на роли заговорщиков предостаточно, да и направление было сразу задано…

Площадь-2010. Фото photo.bymedia.net

Про заговор уже столько сказано устами Александра Лукашенко, который в данном случае только озвучивал полученную им из «компетентных органов» информацию, что уже никак не получится сделать вид, будто ничего особенного не произошло.

К месту напомнить, 20 декабря на пресс-конференции Александр Лукашенко сам сперва намекнул, в каком контексте надо рассматривать события 19 декабря: «Я предупреждал публично: революций и уголовщины в Беларуси не будет! Мы должны были защитить нашу страну и ее будущее».

Тогда же он дал указание спецслужбам опубликовать, по сути и содержанию, секретные документы, которые «должны показать подоплеку произошедшего, бескомпромиссно назвать имена организаторов, вдохновителей и участников беспорядков, в том числе и зарубежных, обнародовать схемы финансирования деструктивных организаций».

Что и было, правда, все же с трехнедельной задержкой, исполнено государственными газетами под утверждающим заголовком «За кулисами одного заговора». Чтиво оказалось весьма полезным для людей думающих, ибо тайное — о чем все догадывались — стало явным с конкретными доказательствами. Проще говоря, были раскрыты те аспекты деятельности КГБ, которые априори должны тщательно скрываться: формы и методы работы. Получается, что едва ли не каждый шаг оппозиционных политиков отслеживался, телефонные разговоры прослушивались и фиксировались, да еще задолго до начала президентской компании. Проведение же оперативно-розыскных мероприятий в отношении действующих кандидатов в президенты вплоть до момента их задержания — факт, мягко говоря, вопиющий. Правда, в Беларуси «демократии больше, чем в США», а потому на «Уотергейтский скандал» рассчитывать не приходится, по крайней мере, в ближайшую пятилетку.

Справка Naviny.By. «Уотергейтский скандал» («Уотергейт», Уотергейтское дело в США) — разбирательство противозаконных действий сотрудников ЦРУ в связи с попыткой установить ими подслушивающие устройства в штаб-квартире Демократической партии в отеле «Уотергейт» в Вашингтоне во время президентской кампании 1972 года. Расследование уотергейтского дела происходило в условиях острой внутриполитической борьбы в США. В результате республиканец Ричард Никсон в августе 1974 года вынужден был уйти в отставку с поста президента США. «Уотергейт» стал отправной точкой для разоблачений других злоупотреблений властью в США, в частности, для расследования незаконной деятельности Центрального разведывательного управления во внутренней жизни страны и его подрывной деятельности в зарубежных странах.

На совещании «по некоторым внутриполитическим вопросам» 20 января Александр Лукашенко вновь не обошел вниманием события 19 декабря. Он отметил, что никто из лиц, находящихся в курсе событий, «не сомневается в том, что против нашего государства был организован заговор. Спонсировали его иностранные спецслужбы, а роль исполнителей отвели местным отщепенцам и жуликам от политики. Я вынужден сегодня сказать о том, что все программы и огромная часть денег шли из Германии и Польши или через Германию и Польшу. Там же и писались программы свержения конституционного строя. И это не выдумка спецслужб. Это показания тех, кто это организовывал».

Президент сказал — и руководителям объединенной следственной бригады ничего не остается, как извлечь из УК и пустить в ход статью 357 с применением статьи 14 («Покушение на преступление»), ибо «преступление не было доведено до конца по независящим обстоятельствам».

Напомним, что уголовное дело № 10011110362 по статье 293 («Массовые беспорядки») было возбуждено следственным управлением предварительного расследования ГУВД Мингорисполкома. Однако наибольшую активность в «разбирательстве» этой истории проявил как раз КГБ. Массовые беспорядки — это чисто милицейская тема, а вот «заговор с целью…» — епархия спецслужб. И судя по всему, министр внутренних дел Беларуси Анатолий Кулешов не против отдать лавры, да и тернии со звездами впридачу своим смежникам, которые всю эту кашу и заварили.

На пресс-конференции 26 января без пяти минут генерал-лейтенант Кулешов признался, что действиями правоохранительных органов на площади Независимости в Минске 19 декабря 2010 года командовал именно он. Глава МВД просто убежден, что «это был чистейший заговор, чистейший сценарий, который был направлен на государственный переворот, на захват власти в стране вооруженным путем».

Единственный из «заинтересованных лиц», кто пока хранит молчание на тему заговора, — председатель КГБ Вадим Зайцев. У него — более сложная задача. Завести дело по статье 357 только по факту — этого мало, нужны действующие лица, под которых необходимо подвести доказательную базу. Можно предположить, что в суд чекистам уже есть с чем идти: обличительных показаний отдельных фигурантов, допрошенных в стенах КГБ, материалов слежек, прослушек и файлов, выпотрошенных из изъятых во время обысков компьютеров, более чем достаточно. Да вот только заговор этот получается каким-то однобоким…

Словесные обвинения в адрес «иностранных спецслужб», якобы спонсировавших заговор, были брошены, но как быть с доказательствами? Это — с одной стороны. С другой — кого «назначить» на роль белорусского исполнителя написанной за рубежом «программы свержения конституционного строя»? При этом следует учитывать, что выделить какого-то одного из обвиняемых экс-кандидатов в президенты либо других фигурантов и обвинить его во всех заговорщицких грехах не получится — статья 357, образно говоря, «коллективная». У следствия по делу о массовых беспорядках, как минимум, до 20 мая есть время этот «коллектив» сформировать. В противном случае завал этого громкого дела своим информаторам из «компетентных органов» Александр Григорьевич может и не простить.

Статья 357. Заговор с целью захвата государственной власти

1. Заговор с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем — наказывается лишением свободы на срок от восьми до двенадцати лет.
2. Захват либо удержание государственной власти неконституционным путем — наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет.
3. Действия, предусмотренные частью второй настоящей статьи, повлекшие гибель людей либо сопряженные с убийством, — наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью.

Примечание. Участник заговора освобождается от ответственности по части первой настоящей статьи, если он своевременно и добровольно заявил о преступлении государственным органам и активно способствовал его раскрытию.