Западным «бандитам» предложена дружба

Рекламируется традиционная корзинка благ для Европы от «последней диктатуры»: исправно качаем энергоносители, отфильтровываем нелегалов, блокируем наркотрафик…

Александр ЛукашенкоАлександр Лукашенко употребил изящный эвфемизм, говоря об отношениях с Европой: мол, в них теперь тайм-аут. Более деликатно о дымящихся руинах здания, которое по кирпичику возводилось в период оттепели 20082010 годов, не скажешь.

Выступление белорусского руководителя с посланием в парламенте 21 апреля изобиловало эмоциональными выпадами против внешних врагов. Но за пропагандистскими страшилками-трафаретами проступала нужда в восстановлении хотя бы условного баланса векторов на международной арене.

Звонок другу

При этом Европа получила по полной программе за ливийскую кампанию. Широкая публика узнала о недавнем разговоре Лукашенко с Каддафи, который уверил, что о ситуации в его стране и вокруг западные СМИ сплошь врут.

Было бы удивительно, конечно, услышать иную трактовку от попавшего под крупную раздачу лидера джамахирии. Но где гарантия, что тот объективнее высокопрофессионального канала «Евроньюс» (ставшего, по версии Лукашенко, «оружием в руках вот этих бандитов»)?

Вообще тема потрясений в арабских деспотиях заняла в Овальном зале, на первый взгляд, непропорционально много места. И даже первый депутатский вопрос после долгого президентского спича был на ту же тему.

Помните из советского юмора: меня беспокоит Гондурас! Казалось бы, где та Ливия и где Беларусь, в которой к тому же сейчас вагон и маленькая тележка сугубо внутренних проблем!

Но, во-первых, у официального Минска давняя ставка на третий мир, в том числе арабский. И теперь она пошатнулась.

Впрочем, по мнению обозревателя-международника Романа Яковлевского, «третьего мира как такового уже нет. Каждый при своих интересах. И Минск со своей многовекторностью просто заблудился».

Во-вторых (а может быть, как раз во-первых), белорусское начальство явно приняло близко к сердцу то, что Запад не стал миндальничать, а чисто конкретно вмазал по режиму Каддафи военным кулаком. Это нарушает убеждение: в своей стране что хочу, то и ворочу.

«Отвечая на вопросы, Лукашенко весьма подробно остановился на боеготовности белорусской армии, ее способности нанести неприемлемый ущерб любому агрессору. Подробность рассказа свидетельствует, на мой взгляд, о том, что теоретически президент такую возможность не исключает», — отметил в интервью для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

По его словам, «оценка президентом кампании НАТО в Ливии по жесткости приближается к его оценкам, которые давались войнам в Югославии и Ираке. Наименование натовцев, в частности французов, бандитами — это сильно».

Над Европой не каплет

Но вслед выяснилось, что с «этими бандитами» придется-таки наводить мосты.

Белорусский официальный лидер с завидным оптимизмом заявил, что в отношениях с Евросоюзом «тайм-аут долго не продлится — мы нуждаемся друг в друге».

Призыв к улучшению отношений был подан в оригинальной манере: «Ребята, давайте дружить. Сунетесь не туда — получите на всю катушку».

При этом, конечно, посыпать голову пеплом должна Европа. Мы же на колени не станем. Не будем плясать под чужую дудку

Лукашенко рекламировал традиционную корзинку благ для бюргеров от «последней диктатуры»: исправно качаем энергоносители, отфильтровываем нелегалов, блокируем наркотрафик и т.п. А также пытался убедить слушателей, что к выборам 19 декабря 2010 года Европа вопросов уже не имеет: «Эта тема давно сама по себе ушла, тем самым они признали, что президентские выборы соответствуют демократическим стандартам».

Но наблюдатели ОБСЕ, на выводах которых базируется Брюссель, констатировали как раз таки обратное. Именно с неприятием характера и итогов президентских выборов связаны визовые санкции Брюсселя, которыми возмущается белорусское начальство. Диалог глухих?

«Видимо, речь идет о том, чтобы нормализация отношений проходила на условиях Минска, — говорит Юрий Дракохруст. — Лукашенко ни словом не намекнул, какие уступки в этом процессе мог бы сделать Минск, полагая, наверное, что Европа слишком заинтересована в сотрудничестве с Беларусью, чтобы долго и сильно настаивать на своей позиции».

На деле же, отмечают независимые аналитики, как раз над Европой не каплет. Это у белорусского начальства кошмарные дырки в финансах, острейшая нужда в кредитах, инвестициях. И на диалог без уступок со стороны Минска Брюссель не пойдет.

По мнению политического обозревателя Павлюка Быковского, слова Лукашенко о скором завершении тайм-аута в отношениях с ЕС «могут быть намеком на возможность обсуждения с Западом условий освобождения политзаключенных».

При этом эксперт в интервью для Naviny.by отметил «в целом очень высокий уровень антизападной риторики в послании». Поэтому Павлюк Быковский «не уверен, что сигнал о возможности торга будет услышан».

Мост на Запад нужен Беларуси позарез

О России Лукашенко говорил в положительных тонах. Разве что излюбленный пассаж о белорусах как о русских со знаком качества выглядит несколько сомнительным комплиментом восточным соседям.

В целом же миролюбивый тон, противоположный антикремлевским филиппикам времен прошлогодней информационной войны, не удивителен. Минск ждет от Москвы денег: миллиард долларов непосредственно и еще два миллиарда — через антикризисный фонд ЕврАзЭС.

Вместе с тем есть основания предполагать, что отношения с Россией не столь идилличны, как это рисовалось с трибуны в Овальном зале.

Тревоги, видимо, прорезались в заочной полемике Лукашенко с неким оппонентом имперского толка: «Вот говорят, что включим Беларусь в состав России. Зачем? Зачем беду на себя кликать? Лучше выстраивать отношения. И, кажется, понимание этого есть».

В этом контексте характерно вводное слово «кажется». Только ленивый аналитик не твердит, что для Москвы ныне как никогда благоприятная ситуация, дабы вынудить Беларусь к продаже лакомых активов и прочим уступкам.

Или такой момент. Пропажа валюты в стране списывается в том числе и на бешеную скупку автомобилей. А почему народ ломанулся? Да потому, что вот-вот ударят ниже пояса пошлины на ввоз иномарок, которые придется вводить в рамках Таможенного союза — по сути, во имя спасения российских «Жигулей». И вообще, мутно пока выглядят перспективы интеграции в рамках тройки — с Россией и Казахстаном (который больше подыгрывает Москве).

Обозреватель-международник Роман Яковлевский в интервью для Naviny.by отметил и такой момент: при том что белорусский президент много говорил о военной кооперации с восточной соседкой, «у единой с Россией системы ПВО так и нет единого командующего, а ведь давно обещали...».

Да, ЕРС ПВО уже не первый год рекламируют, но отдавать кнопку пуска Москве белорусское руководство явно не торопится. Как и эмиссионный центр, когда всплывает тема единой валюты. Дружба дружбой, а табачок врозь.

Наконец, через все послание прошел мотив модернизации. А для этого требуются западные технологии да инвестиции.

Так что мост в Европу Беларуси нужен позарез. За налетом агрессивной пропагандистской риторики (надо же марку держать, электорату твердость демонстрировать!) все четче прорисовывается желание Минска возвратиться к геополитическому балансированию между Россией и Западом.

Однако в отношениях с Западом после 19 декабря наломано слишком много дров. И с какой стати западники должны фанатически пилить эти завалы? Так что гонор гонором, а на уступки идти придется. И некоторое смягчение участи ряда политзаключенных показывает, что де-факто закулисный процесс начался.

Но удастся ли вступить в ту же реку дважды — большой вопрос. Да, в 2008 году именно освобождение политзаключенных обеспечило оттепель в отношениях с Западом. Однако Европа и Вашингтон, спасшие белорусские финансы годом позже, в разгар мирового кризиса (это к вопросу о «коварном заговоре»: вот когда могли удушить одной левой!), уже убедились, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

И теперь, надо полагать, Запад будет более тщательно выдерживать паузу, отмечают независимые аналитики. Ведь время безжалостно истощает ресурсы «белорусской модели», а пропагандой народ не накормишь.