Новую архитектуру уличных протестов нужно осваивать и властям, и оппозиции

Неожиданный для лета всплеск уличной активности явно нервирует белорусскую власть...

 

Накануне 15 июня — дня очередной акции под лозунгом «Революция через социальные сети» — власти предупреждали о недопустимости нарушения законодательства и даже пугали возможными «провокациями с применением спецсредств — взрывпакетов, петард, вплоть до огнестрельного оружия». Но несмотря на это, по всей Беларуси несколько тысяч человек пришли на главные площади своих городов.

Акция молчаливой солидарностив  Минске 15 июня

Самой многочисленной стала акция в центре Минска. По оценкам наблюдателей, в «молчаливой революции» приняли участие несколько тысяч человек (милиция заявила о пятистах). Они планировали собраться на Октябрьской площади, однако за час до объявленного начала акции площадь была обнесена металлическими турникетами и оцеплена милицией. Была оцеплена также соседняя площадь Свободы.

Наблюдатели отмечают: определить число участников было сложно, так как, во-первых, они вели себя абсолютно мирно и не выкрикивали никаких лозунгов, а во-вторых, — были рассредоточены вдоль проспекта Независимости и прилегающих улиц, куда их вытеснила милиция.

Акции прошли также в Бресте, Гомеле, Гродно, Могилеве, Молодечно, Барановичах, Солигорске, Бобруйске, Мозыре, Борисове, Жодино. Везде они носили исключительно мирный характер.

Тем не менее, по данным правозащитников, в целом по стране были задержаны милицией около 240 человек, в том числе журналисты. Правда, всех отпустили без составления протоколов.

Акции 8 и 15 июня инициированы группой активистов социальных сетей «ВКонтакте» и Facebook. Инициаторы намерены продолжать и ширить мирные протесты против политики режима, облеченные в форму «народных гуляний».

Неожиданный для лета, обычно мертвого политического сезона, всплеск уличной активности явно нервирует белорусскую власть.

Кроме «молчаливых» акций по средам, за последнее время прошли также акция кампании «Стоп-бензин» против повышения цен на автомобильное топливо и стихийные митинги на границе с Польшей против новых правил вывоза топлива и ряда потребительских товаров за рубеж.

Оценивая акции под лозунгом «Революция через социальные сети», политолог Юрий Чаусов в интервью БелаПАН заявил: они показывают, что в обществе есть спрос на протест, «и разные группы этот протест пробуют реализовать со своей стороны».

«Что касается «молчаливой революции», то это, на мой взгляд, такая забава белорусского студенчества, интеллигенции, направленная на то, чтобы показать свое несогласие. Однако более перспективными мне кажутся акции типа «Стоп-бензин» или локальных забастовок предпринимателей», — считает Чаусов.

По его мнению, активность под девизом «революции через социальные сети» является выражением ценностного протеста, то есть протеста против системы власти. «К этим протестам власти уже давно готовы, они знают, что и как делать. События 19 декабря 2010 года это наглядно показали», — считает Чаусов. По его мнению, гораздо опаснее для властей социально-экономические протесты.

По его мнению, оппозиции сегодня не нужно пытаться возглавить эти спонтанные акции протеста, а надо в них включаться в качестве рядовых участников.

«То, что на акции 15 июня из лидеров оппозиции был только руководитель кампании «Говори правду!» Владимир Некляев, совершенно не значит, что оппозиции там не было как таковой, — отметил Чаусов. — В акции участвовало много членов Партии БНФ, ОГП, оргкомитета по созданию БХД. Набрасывание на эти акции какого-то своего партийного лейбла, скорее, навредит и протестным акциям такого рода, и самим политическим партиям. Протест должен быть общественным».

Политолог согласен с прогнозом Некляева относительно того, что протестные настроения в обществе будут нарастать к осени. «Хотя я считаю, что протестные настроения будут возрастать и после осени, — добавил Чаусов. — Нынешний экономический кризис — это не одномоментный рейдерский захват Беларуси Россией, это долгосрочный процесс. Поэтому протесты будут возникать спонтанно, очагово, постепенно. И я согласен с тем, что осенью белорусские города вернутся к состоянию 90-х годов, когда на улицы выходили многотысячные демонстрации».

Он отметил, что оппозиция сейчас говорит об осени как о времени, когда участники как «твиттер-революции», так и стихийных протестов социально-экономического толка будут заинтересованы «в системных политиках, выразителях народных чаяний».

«Поэтому у оппозиции есть время подготовиться к созданию новой архитектуры белорусской улицы. Для этого не надо пытаться возглавлять такие акции — надо на них приходить, разговаривать с людьми, выяснять, чего они хотят и на что в будущем можно опереться», — считает политолог.

Политический обозреватель и медиааналитик Павлюк Быковский напоминает, что социальные протесты — явление для Беларуси не новое, а просто забытое.

«Такие протесты на закате СССР появились как раз в Беларуси, когда в 1990 году перекрывали проспект из-за дефицита табака. В 1991 году были очень активные акции протеста, забастовки, тоже непривычные для СССР. Несмотря на имидж очень толерантного и спокойного края, когда белорусов цепляли за живое, протесты были очень сильные», — подчеркнул эксперт в интервью БелаПАН.

С тех пор, отметил Быковский, власти все время старались «не давать белорусам повода для бунтов в основном с помощью пряника».

«Однако после прихода к власти Александра Лукашенко, примерно с 1996 года, была взята на вооружение несколько другая технология, акцент переместился с пряника на кнут, были выдавлены из политического пространства независимые профсоюзы», — напомнил Быковский.

Он отметил, что в конфликтных ситуациях были две парадигмы: либо все требования рабочих удовлетворялись на первой стадии, и протест не успевал выйти за пределы цеха, либо протесты подавлялись, как это было в случае с забастовкой в минском метро. Тогда все ее участники были уволены, а независимый профсоюз, который в Минском метрополитене был очень сильным, практически перестал существовать.

Сейчас терпению определенных социальных групп приходит предел, и акции протеста являются для правящего режима серьезным сигналом о том, что ситуация постепенно выходит из-под контроля. «Соответственно, будет либо возвращение социальных преференций тем группам, которые недовольны, либо серьезное подавление возможных очагов сопротивления», — прогнозирует Быковский.

При этом аналитик подчеркнул, что с такой протестной активностью тяжело бороться, так как нет лидеров и центров, которые можно подавить.

«Властям приходится искать какие-то другие способы для остановки такой активности, поскольку подобные явления имеют свойство передаваться от одной группы к другой и могут волнообразно переброситься на другие слои населения, — сказал Быковский. — Для властей сейчас стратегия заключается в том, чтобы как можно скорее прекратить подобные явления и как можно меньше привлекать к ним внимание».

Быковский полагает, что люди все равно будут выражать недовольство, а попытки дискредитации участников таких акций (участников волнений на границе глава государства назвал спекулянтами), напротив, могут спровоцировать рост напряженности.

В то же время не только властям сложно найти подход к феномену нынешних стихийных бунтов. Не менее сложно это сделать и представителям политической оппозиции.

«Оппозиции также хочется найти центр этой активности, чтобы вступить в переговоры. Но такого центра по-настоящему не существует. Есть группы активных лидеров, которые, скорее, заряжают общую массу желанием участвовать в акции протеста, чем ее контролируют и организуют», — сказал Быковский.

Если же оппозиция сумеет возглавить подобные акции протеста (например, через независимые профсоюзы), то первым же ее шагом, скорее всего, станет попытка вступить в переговоры с властями.

«Для властей это в какой-то мере было бы выгодно, так как дает шанс на прекращение волны протестов, для оппозиции — однозначно выгодно, так как она заработала бы политический капитал», — резюмировал Быковский.