Почему оппозиционные лидеры избегают «акций молчаливого протеста»

Одни очень заняты, другие не хотят бросать тень на новое движение…

 

Акции молчаливых протестов стремительно ворвались в общественно-политическую жизнь Беларуси. Власти уже определились, как к ним относиться и что с ними делать. А вот лидеры традиционной оппозиции, за редким исключением, даже не реагируют на происходящий помимо их воли выход людей на площади. Впрочем, «сетевые революционеры» и сами не хотят, чтобы к их акциям «примазывалась» старая гвардия.

Александр Лукашенко предполагает, что некоторые оппозиционные политики все же могут использовать «несанкционированные гражданские акции, чтобы прорваться во власть».

«Они ждут, чтобы накопить критическую массу, а потом это пушечное мясо впереди себя пустить и на их спинах вскочить во власть. Мы это прекрасно видим и понимаем. Поэтому этого коня мы им оседлать не дадим», — заявил по этому поводу глава государства. 

Интернет-газета Naviny.by решила выяснить у самих оппозиционных деятелей, что они думают о новой моде в сфере протестов, а также планируют ли влиться в ряды сетевых революционеров или даже попытаться «оседлать этого коня».

Оказалось, что зампред Партии БНФ (которая с десяток лет назад была главной силой уличного протеста), экс-кандидат в президенты Григорий Костусев несколько скептично относится к подобным акциям.

«Во-первых, люди не понимают сами, чего они хотят этим добиться. Собрались, постояли. И что дальше? Соберется в следующий раз 10 тысяч. И, опять же, что дальше? — недоумевает Костусев. — Во-вторых, организаторы этих акций заявляют, что не хотят включаться в политику, идти под чьими-то флагами. Но без политической окраски у мероприятий, которые в свое время метко назвал Зенон Пазьняк колбасными бунтами, на мой взгляд, успеха не будет».

Сам Григорий Костусев не против прийти на такую акцию, однако пока сделать это ему мешали «другие планы».

Одной из причин нежелания организаторов молчаливых протестов кооперироваться с традиционной оппозицией Костусев видит негативное к ней отношение: «К сожалению, многие люди воспринимают и Партию БНФ, и всю оппозицию так, как им это преподносит власть. Хотя, по сути, мы все хотим одного и того же».

Идею сотрудничества с «Революцией в социальной сети» в той или иной форме Костусев все же не отметает: «Но для начала нам нужно объединиться с представителями других политических и общественных организаций. И тогда общими усилиями мы будем стараться влиять на людей, которые сбираются на эти акции».

Как на наш редакционный взгляд, так в условиях «феодальной раздробленности», царящей в традиционной оппозиции, ее лидерам просто недосуг якшаться с выскочками из виртуального пространства. Конкуренция на политическом поле и так высока, а цена вопроса о лидерстве занимает дух.

Виктор Ивашкевич Член оргкомитета по созданию партии «Беларускі Рух», один из организаторов запланированного на 8 октября «Всебелорусского народного схода» Виктор Ивашкевич заявил, что поддерживает акции молчаливого протеста и считает их весьма значимым событием в стране, однако сам на площадь выходить не стремится.

«Я знаю, что вхожу в список тех, кто подлежит превентивному задержанию на любых массовых акциях. Прихожу на акции только тогда, когда несу организационные или функциональные обязанности. В данном случае мой выход будет пустым растрачиванием времени — потому что на полмесяца — а меньше, чем на 15 суток меня не задерживают, — я выпаду из политической жизни», — объясняет Ивашкевич.

Политик считает «молчаливые акции» «чудесной формой мобилизации людей, которые раньше не присоединялись к акциям против существующего режима».

«Но это пока еще не само действие по изменению ситуации в стране, — говорит он. — Одной мобилизации в интернете мало — нужно информировать и тех рабочих и служащих среднего возраста, которые интернетом не пользуются. Потому что их количество станет решающим. И вот тут-то и могут помочь политики — в формулировании и распространении информации по другим каналам — например, в изготовлении печатной продукции. Думаю, в скором времени и акции молчаливого протеста, и наш «Всебелорусский народный сход», и другие возможные акции — все это объединится в одну волну».

По информации заместителя председателя Объединенной гражданской партии, экс-кандидата в президенты Ярослава Романчука, в акциях молчаливого протеста принимают участие члены ОГП, правда, не афишируя себя. Самому Романчуку сходить на площадь мешают дела и встречи.

Политик не видит смысла в интеграции этой «социальной революции» в планы оппозиции: «Движение будет более эффективно, если будет развиваться самостоятельно. Его сила — в его децентрализованности, сети маленьких горизонтальных ячеек, объединенных не неким руководством по вертикали, а лишь идеей выразить свой протест в мирной форме».

Потенциал последних организованных через интернет акций еще в большей мере проявится во время будущих политических событий, говорит экс-кандидат в президенты: «Например, на парламентских выборах люди, проявившие инициативу в нынешних акциях, могут сами пойти на выборы, или стать наблюдателями, или распространять агитационные материалы».

По мнению Романчука, важно направлять усилия и на то, чтобы «перевоспитывать» сторонников действующего режима: «Например, взять задание — переубедить хотя бы пятерых человек, которые придерживаются официальной точки зрения. Ведь эффективность протестов определяется во многом как раз тем, дойдут ли месседжи до этих 35-40% белорусов, которые делают действующую власть устойчивой».

Интересна позиция оргкомитета по созданию партии «Белорусская Христианская демократия». Он сам по себе — новая сила в белорусской оппозиции, в ее раскрутке важную роль сыграли недавние президентские выборы. Так вот, сопредседатель оргкомитета, бывший кандидат в президенты Виталий Рымашевский вообще считает, что ни одна политическая партия не должна вмешиваться в идею «революции через социальную сеть».

«Эти протесты нужно поддерживать. Это и лично мое, и общепартийное мнение. Однако ни в коем случае ни одна политическая сила не должна пытаться монополизировать это движение и пиариться на нем», — говорит Рымашевский. Поддерживать, по его мнению, надо просто присутствуя на этих акциях: «А успех их и результат будут зависеть от реакции всего белорусского общества. Будущее Беларуси зависит от количества людей, которые ранее не были заангажированы в политических или общественных организациях. Если существенное их количество откажется от этой пассивности, ситуация начнет меняться».

Рядовые члены БХД, по словам Рымашевского, довольно активно участвуют в «молчаливых акциях». Но что касается руководства БХД, то тут «все несколько сложнее». «И я, и Северинец находимся в таких условиях, что можем очутиться за решеткой. Потому все решения мы принимаем, советуясь с однопартийцами», — пояснил экс-кандидат в президенты и добавил, что больше ему удастся сделать все же на свободе.

Лидер движения «Говори правду!» Владимир Некляев — единственный из известных белорусских политиков, замеченный на акциях молчаливого протеста, — еще 22 июня признался:  не только власть, но и оппозиция не знает, что делать с этой новой формой протеста.

«Власть в этой ситуации, как обычно, пошла на силовое решение, — подчеркнул он в комментарии для Naviny.by.А вот как реагировать оппозиции, еще не решено. Одно мы поняли — активно «двигать» политику в эти идеи не стоит. Я пробовал вести себя, как на обычных акциях, придя на площадь в первый раз — меня никто не поддержал. Потому, придя в минувшую среду, я просто вел себя как и все собравшиеся».

По мнению Некляева, это лишь на первый взгляд такие протесты имеют меньший эффект, чем некие активные действия: «Это задевает и раздражает власти ничуть не меньше. Уж если даже в официальных СМИ начали появляться упоминания об акциях, как бы ее участников там ни обзывали, — значит, эффект есть. Думаю, найден необходимый нам формат протеста. И не нужно его совершенствовать. Тем более что он подходит характеру белорусов. Думаю, это движение имеет перспективу».

Но вмешиваться в организацию молчаливых акций Некляев не собирается. «В моем случае пытаться контактировать и тем более координироваться с организаторами — значит, подставить их, — говорит экс-кандидат в президенты. — Потому что это сразу же станет известно соответствующим структурам. Думаю, надо просто приходить на акции вместе со всеми и как один из них».

Участие Некляева в акциях 15 и 22 июня, кстати, власть уже попыталась использовать в пропагандистских целях. В еженедельной программе «В центре внимания», вышедшей в эфир Первого канала 26 июня, политику не то попеняли, не то пригрозили: «Из своего горе-революционного прошлого выводов он никаких так и не сделал. Хотя, если сказать по правде, власть простила бывшего кандидата в президенты… И вот, оказавшись на свободе, экс-кандидат опять взялся за старое».

Интернет-платформа «Движение будущего», организующая еженедельные акции «Революции в социальной сети», тоже предпочитает дистанцироваться от старожилов белорусской политики.

Мы будем рады каждому новому присоединившемуся к нашему движению гражданину, говорит Вячеслав Дианов, один из руководителей движения, живущий сейчас в Польше. «Мы хотим, чтобы на наши акции приходили любые представители нашего народа — неважно, оппозиционные политики это, учителя или рабочие. Но именно как граждане», — подчеркнул он в беседе с корреспондентом Naviny.by.

Но главная помощь, которую организаторы ожидают от политических партий и общественных объединений, — «помощь в распространении идей в массы. Только пусть они это делают как граждане. Не надо сейчас заниматься личным пиаром. Не то время. Сейчас нужно объединяться. Идею для этого мы предложили — и пока она работает».

Следующие молчаливые акции, по словам Дианова, будут проходить в прежнем формате, «но тактика будет изменена: мы попытаемся сделать так, чтобы люди не боялись приходить на площадь, чтобы их не задерживали. Будут разработаны меры борьбы с задержаниями — мирным ненасильственным путем. Как это будет происходить, увидите уже на этой неделе».