Минск — Европе: в гробу видал я ваши именины!

Почему Минск так легко хлопнул дверью варшавского саммита? А потому, что там, грубо говоря, не делят бабки…

В Варшаве представителя официального Минска в буквальном смысле оставили без ужина. Господин Гайсенок, надо думать, не изведал мук голода (тем более что как посол он в принципе живет в польской столице), но вот Европе этот щелчок по носу белорусского начальства дорого обошелся. Власти синеокой республики вообще хлопнули дверью саммита «Восточного партнерства» (ВП).

Если же без иронии, то из-за ментальной нестыковки белорусского режима с европейским политесом страна раз за разом упускает шансы если не пойти за цивилизованным миром, то хотя бы завязать с ним диалог.

Снова — польский фронт

«Белорусская официальная сторона изначально шла на скандал на этом саммите», — заявил в комментарии для Naviny.by Валерий Карбалевич, эксперт минского аналитического центра «Стратегия».

Действительно, между Минском и Брюсселем (а также Варшавой как хозяйкой саммита) произошла, выражаясь языком психологов, типичная эскалация конфликтогенов. Ах, вы не президента, а только министра Мартынова приглашаете? Ну так мы отрядим вообще посла Гайсенка! Ах, вы его на неформальном ужине не хотите видеть? Ну так в гробу мы видали ваш саммит вообще!

По версии Валерия Карбалевича, белорусское руководство, выпустив большинство политзаключенных и пообещав круглый стол внутри страны, рассчитывало на какой-то символический пряник от Брюсселя. Скажем, чтобы чисто формально пригласили в Варшаву именно Александра Лукашенко, с негласным обоюдным пониманием, что полетит другой человек.

Так было весной 2009 года, на старте «Восточного партнерства», когда пригласительный билет первому лицу Беларуси привез лично чешский министр и потомственный аристократ князь Карел Шварценберг. Хотя в Праге потом «последнюю диктатуру» представляла никого особо не дразнившая фигура «крепкого хозяйственника» — вице-премьера Владимира Семашко.

На сей раз, после большого облома 19 декабря, когда Европа получила тряпкой по лицу за все свои предвыборные реверансы перед белорусскими властями, никакие князья в Минск не прилетали.

А тайный августовский визит главы болгарской дипломатии Николая Младенова, получившего от Лукашенко ряд обещаний, слили в СМИ, говорят, не без участия Радослава Сикорского, министра иностранных дел председательствующей в ЕС Польши. Чем белорусское руководство, видимо, было особо уязвлено: вишь ты, ставят вилку! Официальная пропаганда в очередной раз открыла польский фронт…

Ставка на адвокатов

Короче, по мнению ряда аналитиков, демарш с отказом участвовать в саммите был фактически предопределен. Впрочем, белорусская дипломатия накануне мероприятия даром времени не теряла. Ставка делалась на адвокатов «последней диктатуры», на раскол рыхловатой Европы.

В итоге бальзамом на душу белорусского начальства пролились перед саммитом пассажи Дали Грибаускайте и Михаила Саакашвили, щедро мазнувших дегтем внутренних политических оппонентов Лукашенко: мол, мелки и корыстны, того и гляди сдадут Синеокую Москве (сии перлы достойны отдельного анализа)!

Крючки, на которых Минск держит часть элит в Тбилиси, Вильнюсе и других столицах, видны невооруженным глазом. Грузия расплачивается за непризнание своих мятежных провинций, Литва делает деньги на транзите белорусских грузов. А у правящего класса других постсоветских стран — участниц ВП тоже серьезные нелады с демократией.

Вот и в Варшаве официальные представители этих государств уперлись по поводу неприятных для Минска формулировок в итоговой декларации. Так что лидерам стран Евросоюза пришлось осуждать художества «последней диктатуры» и выдвигать требования к ней в отдельном документе от своего имени.

Старушка Европа уперлась рогом

При том что адвокаты у Минска, как видим, не перевелись, в целом старушка Европа оказалась на удивление неуступчивой: любой деловой разговор — только после освобождения и реабилитации политзаключенных.

«Европа не перешла на рельсы геополитического всепрощения Минска, Минск не стал выпускать из рук то, что считает последними козырями», — так обрисовал диспозицию в интервью для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

Напомню: по оптимистическому прогнозу, последних узников Площади режим мог освободить как раз к варшавскому саммиту.

Но тот факт, что главные политзаключенные остались в тюрьмах, «как ни цинично это звучит, упрощает политику ЕС: пока не будут освобождены, ничего не будет», отметил Юрий Дракохруст

Находящийся в Варшаве белорусский политический обозреватель Роман Яковлевский в интервью для Naviny.by констатировал: «Бойкот мероприятия официальным Минском засвидетельствовал фактическое отсутствие Беларуси в «Восточном партнерстве». Точнее, добавил обозреватель, в соответствующем измерении ВП остаются лишь фигуры из оппозиции и гражданского общества.

Впрочем, белорусское начальство хотя и злится, показывает норов, но, заметьте, пока хлопнуло только дверью ритуального саммита, а не ВП в целом. Окончательно сжигать мосты не с руки, потому что тогда Москва съест с потрохами и не подавится.

Так что польский политолог Войтех Бородич-Смолиньски не склонен драматизировать демарш Минска на варшавском саммите.

В комментарии для Naviny.by эксперт отметил, что за фрондой белорусской официальной стороны стоят «интересы имиджа Лукашенко». Собеседник спрогнозировал, что напряженная ситуация в этой связи не затянется и в перспективе весьма вероятны не столь помпезные, но более эффективные «рабочие встречи с участием представителей Минска, на которых будет идти речь о помощи ЕС государствам «Восточного партнерства».

Политолог Валерий Карбалевич также убежден, что попытки завязать диалог с Европой продолжатся и «политзаключенных все равно придется выпускать».

Можно подвести осла к реке, но нельзя заставить его пить

Другой вопрос, насколько в принципе могут найти общий язык белорусская диктатура и объединенная Европа.

Ведь почему Минск так легко хлопнул дверью варшавского саммита? А потому, что там, грубо говоря, не делят бабки. И вообще, «Восточное партнерство» — это не «распил бабла». Бюджет ВП — 600 миллионов евро на три года на все шесть стран — курам на смех в понимании белорусского начальства.

Фишка в том, что Брюссель предлагает восточным соседям не рыбу, а удочку. Но одно дело, если, скажем, Украина, Молдова хотят идти в Европу и потому худо-бедно пытаются играть по ее правилам — внедрять политические стандарты, учиться государственному менеджменту и пр.

Белорусскому же режиму ценности Евросоюза по барабану, а стандарты выборов, например — вообще как шило в седалище. Девиз тутошних деятелей: не учите жить, лучше помогите материально!

Евросоюз, в свою очередь, не может обещать златые горы даже при выполнении восточными соседями некой программы-минимум. Брюссель озабочен кризисом еврозоны и последствиями арабской весны (к слову, и деньги южным соседям дает щедрее), боится мигрантов, а уж расширение для него — вообще дикая зубная боль. Так что завышенных ожиданий восточным партнерам питать не стоит.

Но белорусский режим не использует даже то, что можно взять у Европы в формате ВП. Перевешивают фобии. И тем более страшно пойти на пакет предложений, озвученный в Варшаве польским премьером Дональдом Туском.

Соблазн в том, что эта пошаговая стратегия не требует ухода Лукашенко (Европа убрала вилы) и сулит 9 миллиардов долларов. Однако промежуточные пункты — реальный диалог с оппозицией и свободные парламентские выборы — могут стать камнями преткновения.

По большому счету, есть серьезные сомнения, жизнеспособна ли в принципе стратегия втягивания, на которую делает ставку ЕС в белорусском вопросе. Мол, из-за острой нужды в деньгах режим скрепя сердце пойдет на реформы.

Но, как видим, его способность к трансформации близка к нулю.

«Неужели европейские политики и вправду думают, что за несколько миллиардов Беларусь станет Чехией, то есть пойдет на смену режима?», — задается вопросом Юрий Дракохруст.

Впрочем, если бы некие серьезные процессы происходили внутри Беларуси, тогда и Евросоюз мог бы включить более сильный сценарий, считает, в свою очередь, Валерий Карбалевич.

Но пока здесь глухо как в танке: «государство для народа» безнаказанно вьет из народа веревки, опуская уровень жизни ниже колена, а покорный электорат лишь квасит капусту или просто «чарлик». Страна выпала из времени, и порой впечатление такое, что почти всем всё тут по барабану.

Корректно ли на этом фоне пенять на слабость Брюсселя: плохо-де втягивает Синеокую в свою орбиту?

Для танго нужны двое, любят говорить дипломаты. Гораздо откровеннее формулирует коллизию персидская пословица: «Можно подвести осла к реке, но нельзя заставить его пить».