Лукашенко: не спешите меня хоронить

Страну Лукашенко никому не отдаст: ни оппозиции, ни Западу, даже если за это ему придется заплатить, ни много ни мало, своей жизнью…

30 сентября Александр Лукашенко в сверкающем после капремонта Молодечно вручал награды победителям «Дожинок», а после, сойдя со сцены новехонького амфитеатра, ответил на вопросы журналистов. Первый из них был, что называется по теме, о перспективах развития сельского хозяйства в условиях сокращения господдержки. Последующие вопросы касались текущих политических вопросов, но все ответы на них официального лидера сводились фактически к одному — страну Лукашенко никому не отдаст: ни оппозиции, ни Западу, даже если за это ему придется заплатить, ни много ни мало, своей жизнью…

Александр Лукашенко

Как вырастить 7 млрд. долларов?

«Если сравнивать нас сегодня с соседями и другими государствами, а это вполне возможно — даже с половиной стран Евросоюза, которые граничат с нами, которые некогда были нашими большими друзьями — конечно, с точки зрения агрокомплекса, и не только производственную сферу я беру, но и жизнь людей на селе, Беларусь выглядит предпочтительнее. Но мы не почиваем на лаврах. Мы еще половины не сделали того, что нам надо сделать. Мы четко это представляем.

Для того чтобы достичь уровня жизни людей на селе, мы потратили примерно десять последних лет. Не думаю, что это будет быстрее, чем у россиян или украинцев. Но, тем не менее, мы за них будем рады: на международных рынках место найдется всем. Сегодня уже называют цифру на 1,5 миллиарда, а 2 миллиарда из почти 7-ми миллиардов людей в мире голодают.

Что касается нашей конкурентоспособности, давайте будем откровенны: достичь такого уровня в России и в Украине будет непросто. Во-первых, опоздали, во-вторых, мы компактная страна. В-третьих, мы как-то объединились от президента до крестьянина и навалились, как раньше говорили, на эту проблему и эту проблему решили. Мы можем с уверенностью смотреть вперед и не бояться, что завтра нам кто-то на пятки начнет наступать.

С учетом того, что впереди четыре года — а в этом году мы уже реально больше 4 миллиардов получим, потому что 3 миллиарда уже есть, а основной урожай мы только собираем — если 7 миллиардов возьмем рубеж, то будем жить богато, благополучно и забудем, что такое нехватка валюты.

Что касается господдержки: мы крестьян господдержки не лишаем. Но ведь те почти 40 миллиардов долларов, которые мы за последнее десятилетие вложили в сельское хозяйство, должны уже начинать давать отдачу. У нас уже сегодня хоть небольшая рентабельность, но в целом по агрокомплексу существует — порядка 6-7%, без дотаций. С дотациями уже больше той планки, о которой я говорил. Поэтому вложенные средства должны давать сегодня отдачу.

Уже сегодня надо меньше финансирования со стороны банков, бюджета, других источников селу. Надо жить по средствам самим. Хотя бы на текущие цены чтобы были деньги. А уж на перспективу мы поможем — мы будем целенаправленно вкладывать денежные средства. Мы поддержим тех, кого надо сегодня поддержать. Но всех, в кого мы вложили достаточно средств, мы сегодня вправе спросить».

Лукашенко требует от «Газпрома» гарантий сохранения транзита

«Газпром» интересуют прежде всего 50% «Белтрансгаза», которые сегодня в собственности Республики Беларусь. Они готовы купить их по тем же ценам — за 2,5 млрд. долларов. Мы абсолютно не против. Эта труба существует для прокачки российского газа. Но мы выставляем свои требования.

Первое: чтобы по этой трубе всегда в полном объеме прокачивался газ на Запад. Для того чтобы мы имели определенную плату за транзит, чтобы «Белтрансгаз», если он будет российским, платил здесь налоги. Второе: мы связываем это с едиными равнодоходными ценами в России и Беларуси. К этому еще подталкивает и Единое экономическое пространство. В ходе переговоров не только с главой «Газпрома» Алексеем Миллером, но и во время встречи с президентом России Дмитрием Медведевым в Сочи один из блоков на переговорах — вопрос о равных условиях хозяйствования субъектов в наших странах. В противном случае, какой был нам смысл вступать в ЕЭП, если мы не имеем равных возможностей. Должны быть равные условия. Ответ был простой: «Я тебя абсолютно понимаю, абсолютно правильные требования». И россияне сегодня над этим думают.

В этом же ключе шел разговор и с Алексеем Миллером. Он мне прямо заявил, что это согласовано с руководством России, что в будущем году Беларусь имеет право и получит цены значительно ниже, чем сегодня мы покупаем российский газ. Потому что с 1 января будущего года мы уже функционируем в едином таможенном пространстве. А как вы знаете, ЕЭП нам досталось недёшево. И потрясения на валютных рынках Беларуси также было отчасти связано с тем, что на всякий хлам и ломьё — я автомобили имею в виду — мы до 1 июля за границу вывезли аж 3 миллиарда долларов. Это тоже в России понимают.

Ну и другие вопросы мы ставим перед «Газпромом», если вдруг состоится сделка по продаже им 50%. О других предприятиях вообще и речи не было».

«Восточное партнерство» — это болтовня

«Я пока смотрю и задаю себе вопрос точно так же, как вы его мне задали. Когда «Восточное партнерство» из некой школы обучения политике и дипломатии, притом, одной страны — то есть, нас, превратится в нормальное партнерство. Когда мы начнем реализовывать экономические проекты, строить дороги, транспортные артерии? Когда мы заявим для основного Европейского союза себя как партнеры? Когда они в этом заинтересуются? Это касается не только Беларуси, но и Украины, и Азербайджана, Грузии, Армении, Молдовы и так далее. Пока это болтовня. Пусть они на меня не обижаются.

Что касается сегодняшнего заседания: пытались к нам применить какие-то поучительные санкции. Вот всех мы приглашаем на таком уровне, а Беларусь будем приглашать на другом уровне. Ну что ж, спасибо. Мы не хотим торпедировать работу «Восточного партнерства». Мы поручили нашему послу в Варшаве возглавить белорусскую делегацию на саммите. Не ожидали. Думали, что мы будем головой стучаться в дверь, рыдать и плакать или о чем-то просить. Не хотите — нет. Мы послали посла. Не тот уровень. Попытались еще раз его унизить — мы вообще отказались участвовать.

Что они делают? Они формируют некое заявление от имени партнеров, других государств. Естественно, ни одно государство: ни Украина, ни Молдова, ни Грузия, ни Азербайджан, ни Армения, спасибо им, не поддержали эту резолюцию. Тогда ночью Евросоюз начал заламывать руки нашим партнерам по «Восточному партнерству», чтобы приняли некую иную резолюцию. Конечно, ни одна из стран, ни один глава государства не поддержали подобную резолюцию. Более того, очень активно выступили в поддержку Беларуси, заявили, что европейцы неправильно ведут себя в отношении Беларуси. Я очень благодарен балтийским государствам, Болгарии, другим странам, которые и в душе, и открыто поддерживают Беларусь. Они ближе, они соседи, они это видят.

Ну, неймется полякам, это для вас не секрет, — вот западная граница должна проходить под Минском — не меньше не больше. И у отдельных, типа Сикорского, перед глазами Восточные Кресы. Так вот на счет этого хочу сказать: их попытка не мытьем, так катаньем оттяпать у нас часть Западной Беларуси — пока я живу и существую здесь как президент страны, им этого не видать как собственных ушей. Наша страна едина, целостна и неделима. И давить нас через пятую колонну, через своих здесь отдельных проводырей — ничего не получится. Они и карту поляка ввели, что они только не делали. Но наши поляки хотят жить в Беларуси. Если бы они хотели жить в Польше, они бы уже давно туда переехали. Им живется здесь нормально. И они будут жить, это наши граждане, это наши поляки, их порядка 300 тысяч. Мы к ним относимся, и я лично, как к белорусам. Поэтому и здесь клин не удается вбить. Ну и начали ломиться.

Как меня проинформировали, и немцы заняли непонятную позицию. Меня это больше всего обижает — ну им-то чего неймется? Поляки и к ним же такие же требования предъявляют по определенным землям. Давайте откровенно говорить: немцы нам еще должны столько, что хватит ли у политиков нынешней Германии времени для того, чтобы рассчитаться за то, что было в прошлом веке? И пытаться нас наклонить бесперспективно. История об этом говорила, кричала, история вопиет и заявляла об этом не единожды. С нами так разговаривать нельзя. Хотите — давайте будем работать по-партнерски.

Так вот эти 27 государств ЕС пытались наклонить наших друзей по «Восточному партнерству», шесть республик бывшего Советского Союза. Ничего не получилось. Ни один глава государства резолюцию не поддержал, и она провалилась. Публично хочу заявить и поблагодарить моих друзей, партнеров, моих коллег, глав государств за эту колоссальную поддержку, которую они нам оказали, даже без нас. Это дорогого стоит. Беларусь в долгу не останется. Хочу выразить огромную благодарность президенту Грузии Михаилу Саакашвили и президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, которые просто были самыми активными и поддержали Беларусь в Европе. Думаю, что многие задумались после этого и поняли, что к Беларуси так относиться нельзя — причины нет».

Лукашенко шутит на тему жизни и смерти

«Если бы я готовился бежать из страны, то я бы не вылизывал, наверное, так страну, как делаю это в последние месяцы, последние дни. Я здесь родился, вырос и умру здесь.

Что касается моего состояния здоровья, то им передайте, что президент смертельно болен, пускай выстраиваются в очередь, завтра трон освободится — кто первый вскочит туда, тот и будет президентом. А если всерьез, я могу вас завтра утром пригласить на тренировку. Приходите, приводите, кого вы сочтете нужным — под свою ответственность, даже служба безопасности не будет проверять. Надевайте коньки, берите клюшку и побегаем, посмотрите, как я передвигаюсь, как я хожу. Я не скажу, что я великий спортсмен, но я как-то за собой не обнаружил нервной неровной походки и бледнолицым никогда не был. Пускай они успокоятся и занимаются своим здоровьем, а вообще радоваться тому, что кто-то в нашей стране, особенно, глава государства заболел, еще что-то случилось, — это дурной тон. Нехорошим попахивает, этих людей надо подальше держать от политики.

Вы не волнуйтесь, я вполне нормально себя чувствую. Хотя, конечно, если откровенно говорить, этот год для меня был очень тяжелым. Вы помните: конец прошлого года, предвыборную кампанию — сколько вымотали здоровья, президентские выборы, особенно, что творилось после них, начало года было непростым, смена правительства, ажиотаж, на валютном и потребительском рынке, который нам подбрасывали со всех сторон, пытаясь скрутить в бараний рог, потом метро. Вы понимаете, что все это ложилось на мое сердце, и рубцов там уже предостаточно. Потом надо было посеять в сложных условиях, не остановить жизнь, потом убрать, и это на фоне всех этих драк, скандалов».

«За исключением отморозков»

«Подводя черту, скажу — страну они не получат. Как бы они не пыжились, что бы они не делали. Но поймите одно: если они сегодня сидят и шепчутся с Сикорским в Польше, или с Меркель в Германии, или еще с кем-то — что им, делать нечего этим людям, как принимать ничего не значащую колонну из Беларуси? Да нет, это пятая колонна, которая пытается схватить страну. Естественно, они все будут делать в интересах тех, кто их сегодня тащит к власти. Какую политику Польша — руководство Польши, не народ, руководство, типа этих Сикорских — проводит в отношении меня, вы прекрасно понимаете. Вы хотите такой судьбы — уверен, ни одни белорус этого не хочет, за исключением отморозков, которые за это получают определенные деньги.

Исходя из этого, я заявляю: страну они не получат, чего бы мне это ни стоило. Даже если это будет стоить моей крови, смерти — это ничего не стоит по сравнению с тем, что я должен сберечь и передать другим людям нормальную страну, в которой жить будут не только ваши дети, вы же еще молодые, вам же еще жить. И как бы меня ни хоронили, я тоже еще рассчитываю еще пожить в этой прекрасной уютной стране».

«Главное, чтобы было поесть и во что одеться»

«Мы нормальная страна. Ну да, вот немножко шелохнулись. Сегодня подписал указ о повышении зарплаты на 25%, поддержим пенсионеров — пенсии повысим. Мы вполне спокойно нашли эти деньги. Это не инфляционные деньги, они есть в бюджете, в фондах специальных, предприятиях. И мы спокойно вырулим на то, что было. Главное, чтобы был покой, было что поесть и во что одеться. Поесть — больше, чем в прошлом году, мы накормим свой народ. Одеть — мы народ оденем. В школу надо было детишек отправить — мы их отправили, как бы сложно не было, поддержали многодетных и так далее. Мы будем делать все, чтобы не снизить тот уровень поддержки народа, который мы всегда демонстрировали. Мы ни в коем случае от этой политики не отойдем».