Как Лукашенко Обаму с Медведевым грести заставил

«Смотри, нас обманули. Нас тут всего трое, а за Лукашенко четверо проголосовали!»

На пресс-конференции 23 декабря Александр Лукашенко, хотя и заводился при неудобных вопросах, по большому счету был в настроении. Можно понять: на финише кошмарного года двух девальваций и гиперинфляции вдруг посыпалась манна российская — и угроза коллапса отступила.

Так что и юмору место нашлось. Коронкой более чем четырехчасового общения с прессой стал анекдот о трех президентах в лодке. Но о нем попозже.

Александр Лукашенко

В целом же почти вдвое обедневший после выборов-2010 электорат узнал: социальная модель у нас замечательная и никакой ее ломки в угоду внешним недругам и пятой колонне не будет. Ренессанс дружбы с великой Россией сулит светлые перспективы.

Российская инъекция взбодрила

Лукашенко, «получив обильные российские субсидии, перевел дух, вдохновился». Так в комментарии для Naviny.by обрисовал настрой официального лидера Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск).

По его мнению, суть нынешнего президентского месседжа электорату — в том, что самое трудное уже позади. Дальше, по Лукашенко, в экономическом плане будет легче, и залогом тому — налаженные теперь уже якобы навсегда (помудрели, мол, решили больше не воевать) отношения с Москвой.

«Ничего нового о Лукашенко мы не узнали», — так резюмировал Валерий Карбалевич впечатление от этой традиционно марафонской пресс-конференции.

Ряд независимых комментаторов подчеркивают: на новые вызовы, стоящие перед Беларусью, руководство страны дает старые ответы.

Например, звучит вопрос о том, будет ли плюрализм в парламенте, попадет ли туда наконец оппозиция — а ответ сводится к тому, что глава государства сам является средоточием плюрализма: «Я соткан из того, чтобы выслушивать разные точки зрения».

Короче, получается, что реальная многопартийность, системная оппозиция, принцип разделения властей как таковой — некая блажь, архитектурное излишество или специальная разрушительная выдумка врагов. Президент предстает этаким мудрым средневековым монархом (если не первобытным вождем), который лучше всех знает ответы на все вопросы и владеет неким волшебным мерилом справедливости. И царь, и бог, и воинский начальник. Но ведь XXI столетие на дворе!

Или вот еще: глава государства торжественно поклялся журналистам, что не фальсифицировал последние выборы. Честное президентское — это, конечно, здорово, но не лучше ли просто пустить оппозицию в комиссии и разрешить наблюдателям лицезреть каждый бюллетень, как это делается сегодня даже в Африке?

Казнить нельзя помиловать

В ответе на вопрос о проблеме смертной казни прозвучали традиционные ссылки на волю народа, который, мол, едва ли не поголовно против. Но референдум с таким вопросом был в 1996 году! И даже если отодвинуть в сторону сомнения в честном подсчете голосов, то факт то, что с тех пор расклад общественного мнения значительно изменился: доли сторонников и противников смертной казни у нас стали соизмеримыми.

А уж суд по делу о взрыве в минском метро и вовсе вызвал феноменальную для белорусского общества (которое принято считать консервативным и в принципе запуганным) волну выступлений против смертной казни вообще и расстрела двух конкретных подсудимых в частности.

Для власти это как минимум повод задуматься над изменениями в общественном сознании — и по этому, и по многим другим вопросам. За долгую эпоху президентства Лукашенко и мир, и белорусы стали иными.

К слову, и в развитых демократиях вопрос об отмене смертной казни решали не на референдумах. Это вопрос политической воли.

Но белорусская власть демонстрирует поразительную ригидность по всему комплексу перезревших проблем. Даже российский тандем зашевелился, провозгласил политические реформы после холодного душа Болотной площади.

В Беларуси же Площадь 19 декабря 2010 года жестоко разогнали, закрутили гайки — и открутки, судя по духу нынешней пресс-конференции, можно ждать не раньше, чем рак на горе свистнет.

Белорусский аналитик Андрей Федоров считает: руководство страны в принципе понимает, что реформы нужны, но столь же отчетливо осознает и то, что пойти на них — опасно с точки зрения сохранения власти. «И потому подход таков: пока Россия щедра — ничего в стране менять не стоит», — отметил Федоров в комментарии для Naviny.by.

Хитрые пряники Москвы

Таким образом, очевидно: хитрые российские пряники только укрепили белорусское руководство в его приверженности прежнему курсу.

Иначе говоря, и в экономике, и во внутренней, и во внешней политике белорусский официальный лидер, по мнению Валерия Карбалевича, хотел бы «законсервировать статус-кво». Видимо, наверху теплится надежда, что «достаточно заткнуть дырки — и прежняя система снова заработает».

А может, и впрямь заработает?

Во всяком случае, Андрей Ляхович, руководитель Центра политического образования (Минск), склоняется к прогнозу, что в наступающем году Москва не будет делать резких движений.

«В ближайший год Россия увеличит объем экономической поддержки режиму Лукашенко, — считает политолог. — Кроме значительной скидки в цене на газ, белорусская сторона получит выгоду от переработки большего объема российской нефти». Вдобавок, отмечает эксперт, сохраняются благоприятные условия для белорусского экспорта в Россию.

Плюс к тому, предполагает аналитик, Москва пока не станет нажимать в плане строгого выполнения обязательств, предусмотренных соглашениями по созданию ЕЭП. Возможно, и на некоторые возведенные Минском протекционистские барьеры сквозь пальцы посмотрит. Ляхович допускает, что «в ближайший год Москва не будет требовать от Лукашенко продать крупнейшие предприятия российским компаниям».

Чем может объясняться такой затяжной период тепличного комфорта для капризного белорусского партнера?

«Лукашенко получает дополнительную мотивацию и дополнительные ресурсы для продолжения холодной войны с Западом», — поясняет политолог. В частности, намерен и впредь держать за решеткой политических заключенных. А без их освобождения Европа за стол переговоров в принципе не сядет.

Да, к слову: отметая упреки в сдаче на милость Москвы, Лукашенко, в частности, уверял на пресс-конференции, что продажа «Белтрансгаза» России не опасна с точки зрения геополитики и суверенитета.

Андрей Ляхович же отмечает: купив «трубу», Москва «получает гарантию, что никогда не будет создан союз транзитных стран — Беларуси и Украины. Было время, когда вероятность создания такого союза весьма беспокоила Кремль. Теперь Россия получила возможность душить Беларусь и Украину поодиночке».

В общем, московская стратегия, по версии политолога, такова: пока не стоит скупиться, пусть белорусский режим окончательно испортит отношения с Западом и еще сильнее подсядет на российскую иглу. В итоге через несколько лет Беларусь можно будет брать голыми руками.

Обхохотаться можно

Аналитик Андрей Федоров сомневается, что белорусское руководство столь наивно, чтобы верить в безмятежное будущее под маркой евразийской интеграции, ремейка условной дружбы с Кремлем.

Федоров полагает, что российская верхушка вряд ли намерена умасливать Минск два-три года, прежде чем «приступить к делу». «Москва начнет методично усиливать прессинг на белорусское руководство в скором времени после возвращения Путина в Кремль», — прогнозирует эксперт. Причем, по его мнению, в первую очередь ребром будут поставлены не вопросы создания Евразийского союза, а вопросы приобретения ряда белорусских активов.

Вот тогда, считает Федоров, Минск попытается возобновить диалог с Западом и политзаключенные окажутся весьма востребованным товаром. Также в этом контексте возможны некоторые послабления внутренним оппонентам на парламентских выборах, намеченных на сентябрь 2012 года.

Однако это могут быть лишь мелкие послабления, вытекающие из вероятных закулисных договоренностей с западниками. «Системных изменений избирательного процесса и внутриполитической ситуации в целом ожидать не стоит», — уверен аналитик.

К слову, тема избирательного процесса была затронута на пресс-конференции и в весьма оригинальной форме. Глава государства, демонстрируя, что он не чужд юмора, велел руководителю телеканала ОНТ Григорию Киселю рассказать анекдот о том, как белорусский президент оказался в одной лодке с российским и американским коллегами. Оказывается, высокое начальство балуется такими байками в неформальной обстановке.

Тут из песни слова не выкинешь — цитируем дословно: «Встал вопрос, кому грести. Обама отказался — это не к лицу главе мировой державы. Медведев тоже заявил, что Россия — ядерная держава, а Лукашенко предложил решить вопрос голосованием. И вот картина меняется. Медведев и Обама гребут и говорят друг другу: «Смотри, нас обманули. Нас тут всего трое, а за Лукашенко четверо проголосовали!».

Это все. Можно смеяться.